17.08.2011 / Увлечения

Олег Табаков: «У меня отличная репутация»

Олег Табаков в роли Старейшины на съемках комедии «Тот еще Карлосон». Фото Дмитрия СЕРГЕЕВА (ИА «Столица»).

Олег Павлович не просто выдающийся актер и режиссер современности, он еще и один из самых жизнерадостных, здоровых духовно и физически людей нашего времени. Все мы не устаем поражаться его энергии и жизнелюбию, пред которыми даже возраст (сегодня Табакову исполняется 76) отступает. Таков он и в работе (Олег Павлович руководит сразу двумя театральными коллективами - Московским художественным театром и Театром-студией), таков и в личной жизни.

- Это не легенда, что первый инфаркт настиг вас в возрасте 29 лет?

- И выбрался я из столь раннего инфаркта каким-то чудом. Лечился пилюлями, но еще больше - театром, интересной работой. Например, в Перми на гастролях с утра лежал под капельницей, а вечером бежал в театр, где во время спектакля терял килограмм веса, чтобы потом опять возвратиться под капельницу.

Театр обладает для меня огромной целительной силой, это не преувеличение, что на сцене проходит боль - головная, зубная, любая!

В общем, я воспринял столь ранний инфаркт как напоминание о том, что жизнь вовсе не такая длинная, как может показаться, и может быть прервана в любую минуту. К счастью, все обошлось, но я сделал свои выводы: в свои 30 твердо решил, что буду заниматься только тем, что мне интересно, а на то, что неинтересно, не стану тратить драгоценное время.

- Интересно, в детстве как-то проявилась такая черта вашего характера, как предприимчивость?

- А как же! На семью из четырех человек полагалась буханка черного хлеба и еще довесок. Собственно, моя предприимчивость с этого довеска и началась. Я приращивал его за неделю, и он становился через какое-то время почти целой буханкой. Это была основа моего первичного капитала, на который я стал создавать свою библиотеку. Вот как это все происходило. Этот кусок, который весил граммов 90, отрезался и к концу дня оборачивался раза в полтора большим куском. Его прятали в углублении в столешнице. На следующий день этот кусок «вырастал» грамм до 150. К концу недели, если она была удачной, можно было продать на базаре целую буханку. Потом я начал на эти деньги покупать книжки. Начал с О’Генри «Последний лист», а потом купил все восемь книг - приложение к журналу «Красноармеец», который позже стал называться «Советский воин». А книжки эти тогда очень ценились, становясь некоей «валютой». Когда я в 1953 году уезжал поступать в школу-студию МХАТ, у меня была уже хорошая библиотека.

- Вы ведь сыграли Плюшкина в «Мертвых душах». А лично у вас есть такая черта, как жадность?

- Я жадный до жизни! Я при социализме много работал и при капитализме - не меньше. Мне за это прилично платят. Вот, собственно, и все. К деньгам я отношусь позитивно, но без фанатизма. Когда мне, тогда еще советскому актеру, предлагали реально золотые горы на Западе, я отказался уезжать. Я слишком русский, чтобы эмигрировать.

Теперь вот стараюсь, чтобы и актеры мои не бедствовали. Например, тому, у кого рождается ребенок, театр гарантирует доплату в пять тысяч рублей ежемесячно. Театр - это не только храм искусства, это еще и театрально-зрелищное предприятие. Надо учиться зарабатывать, а если кто не умеет - надо признать это и уйти.

- Когда посмотришь, как вы отлично выглядите, то невольно подумаешь: тут не обошлось без каких-нибудь новомодных диет! Может быть, вы по утрам по парку бегаете?

- Ничего такого не делаю! Да и когда? Причем покушать я люблю: памятуя о голодном детстве, в этом удовольствии себе никогда не отказываю. Правда, в день спектакля до выхода на сцену я должен часок-другой отдохнуть, подготовиться, чтобы быть в форме и не обманывать надежды зрителей. Спорт я, конечно, очень уважаю. Но главным образом как болельщик со стажем. Ношу фирменный спартаковский шарф. С удовольствием схожу на хороший футбольный матч или на теннисный турнир, чтобы поболеть за того же Марата Сафина, за наших замечательных теннисисток.

- У вас молодая и красивая жена - известная актриса Марина Зудина. Вам хватает энергии и на работу, и на личную жизнь?

- На отсутствие энергии, слава богу, не жалуюсь! Что касается молодой жены, то если это любимая женщина, если в семье мир и покой, то такая ситуация в значительной степени тормозит процесс старения. Я ведь из медицинской семьи, я знаю, как увядает плоть. Мама моя - врач, папа - врач, брат сводный, сестра, тетя и другие. Почему еще меня так прямо тянет к Чехову? Ах, как он это понимал! Хотя сам до остеохондроза не дожил…

И конечно, мои младшие дети - это, знаете ли, такая мощная батарея для подзарядки! Вот приходишь в иной дом, видишь - картины в рамках, книжки в библиотеке с золотым обрезом, а детишек нет. Как-то пусто в доме таком. И возникает неуловимый запах застоя, мертвечины…

- Ваша дочь просто красавица!

- Да уж, такое впечатление, что ее зачинал художник Кустодиев в минуту вдохновения.

- Вы крестили своих детей?

- Конечно, в одной и той же церкви в Москве - церкви Федора Стратилата.

- Двум творческим людям тяжело жить и работать вместе?

- Что значит тяжело? Занимаешься любимым делом, еще и деньги за это платят! Что значит тяжело? Мы любим друг друга! У нас роман-то был до того, как мы поженились, не краткосрочный, не мимолетный - длился в течение одиннадцати лет!

- Какие качества вы цените в женщине?

- Я ценю женственность. Но что это такое, даже затрудняюсь сказать. Это, наверное, тайна.

- Вы неоднократно говорили о своей приверженности «теории малых дел», объясняя, что в ней во многом залог здоровья нравственного и физического. Что это за теория такая?

- Это теория не просто малых, а, скорей, малых добрых дел. Первое малое дело - воровать не надо! Тогда у вас будет хорошая репутация. Вот вы думаете, почему мне дают деньги бизнесмены на театр? Не только потому, что знакомое лицо, потому что успешен, а еще и потому, что все знают: не сворую. Мне помогает моя добрая репутация. В детстве в саратовском Дворце пионеров я попал не в драмкружок, а в шахматный. Там был такой Исай Бабаев. Когда проигрывать начинал, тихонько к краю стола доску пододвигал. Потом вдруг раз - и «случайно» опрокидывал. Я таким приемом не пользуюсь, я конкретные дела делаю…

Второе малое дело - не делай вид, что ты небожитель. А то один мой коллега разбаловался до того, что заявил: «А я напрямую с Господом разговариваю!» Прямо так вот по телевидению и рубит: «Напрямую!»

Не надо валять дурака, не стоит блефовать. Человек, возглавляющий театр, должен хотя бы на треть заботиться о своих людях так же, как он заботится о себе. Просто надо помнить, сколько денег ты даешь жене на месяц, и предполагать, что другие твои подчиненные примерно так же хотят есть и водить своих детей на айкидо и вообще жить. Никаких больше малых дел можно не делать! И конечно, надо помнить, что не на нас жизнь кончается.

- Олег Павлович, что это у вас за потребность такая: помогать другим?

- У меня лицо такое! Когда я берусь помогать своим коллегам жильем или еще чем-то, то с начальством мне легче договориться. У сильных мира сего тоже ведь жены, дети есть, они тоже телевизор смотрят.

Однажды, еще в советские времена, я пробился на прием к Михаилу Андреевичу Суслову (члену Политбюро ЦК КПСС. - Прим. авт.), надеясь, что он поможет мне победить чудовище по имени Виктор Гришин, первого секретаря Московского горкома партии. Я шел к нему по длинному кабинету, и когда подошел, то увидел, что этот уже очень пожилой человек разулыбался и потянулся ко мне рукой, чтобы потрепать за щечку и сказать: «Ой, тю, маю-ю-ю!»

Или вот дочка Дмитрия Степановича Полянского, тоже члена Политбюро, была нашей зрительницей, и благодаря этому удалось спасти фильм «Гори, гори, моя звезда!», который хотели запретить. Мир не без добрых людей. Вот генерал армии Филипп Денисович Бобков, заместитель Андропова, не раз помогал спасти «Современник»…

- Вы были на открытии памятника коту Матроскину?

- Не смог. На открытие в подмосковное Раменское, к сожалению, не смог поехать. Но идея памятника хорошая, добрая.

- Когда в двадцать девять лет врачи вам сообщили, что вы перенесли инфаркт, не было мысли подыскать профессию поспокойней?

- Мысль только одна: скорее смыться из больницы и сыграть «Обыкновенную историю». И после этого в жизни я занимался деятельностью, которая мне врачами была не разрешена.

Михаил АНТОНОВ.

Опубликовано: Мурманский вестник от 17.08.2011

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,615975,535878,654873,5746
Афиша недели
Брэнд в тренде
Гороскоп на сегодня