13.09.2011 / Увлечения

Александр Розенбаум: «Я поэт. Могу влюбиться…»

Александр Розенбаум. Фото Петра КОВАЛЕВА («Интерпресс»).

Сегодня отмечает 60-летие поэт и музыкант Александр Розенбаум. Любимый артист полон сил и энергии. За минувшее лето написал 12 песен, что войдут в новый альбом, в ближайшее время в Петербурге, Москве, Киеве состоятся юбилейные концерты, после чего Розенбаум вместе со своим оркестром «Старая гвардия» отправится в тур по разным городам и странам (ждем юбиляра и в Мурманске!). Вышла книга стихов «Крылья Пегаса». 900-страничный том! В планах Розенбаума - масштабный кинопроект, где он выступит в роли продюсера, композитора. Записан альбом дуэтов с Григорием Лепсом.

- Правда, что это именно вы вернули военно-морские корабли в Неву, когда были депутатом Госдумы?

- Да, была такая длинная пауза, когда в Ленинграде лет 10-15 не заходили корабли военно-морского флота в Неву на День ВМФ. Когда я депутатом поднял вопрос, то услышал: «Нет денег!» Я ответил: «Нет вопросов, будем искать!» Отдал свои личные 10 тысяч долларов, привлек еще нескольких людей, и мы собрали нужную сумму на всю эту «причальную» историю, на бочки, ветошь. После чего власть окончательно поняла, что город на Неве без военных кораблей в День ВМФ представить нельзя, и сегодня уже не надо «скидываться»…

- На вашей визитке написано «Александр Розенбаум» и все. Что тут добавлять, если и так все знают, кто такой Розенбаум. Посоветуйте, что надо сделать, чтобы иметь возможность обзавестись такой визиткой?

- Надо иметь собственное мнение и пронести его через всю жизнь, как бы трудно вам ни было. Надобно иметь жизненные принципы - настоящие. Полезно иметь талант. Необходимо желание трудиться - постоянно, тяжело, через «не хочу». Вот и все. Тогда вас будут уважать, а, если повезет, то и любить.

- Вы избрали такой штучный жанр… Называют его иногда шансоном, но вписывается ли туда Розенбаум?

- Извините, а песню «Вальс-бостон» в какую номинацию занести? При чем тут шансон, рок-н-ролл, поп-музыка? А ведь «Вальс-бостон» знают все! Кстати, мне рассказывали, школьники изучают стихи «Вальс-бостон», разбирают на уроках литературы - я был счастлив узнать об этом.

- А вот некоторые утверждают, что эта песня не совсем характерна для Розенбаума.

- Я как-то написал строчку: «Уясните себе с детства, графоманы-лопухи, у поэтов нету текстов, у поэтов есть стихи». Понимаете?! Вот этим, видно, я отличаюсь, в этом, значит, мой жанр. А номинаций найдется предостаточно. Например, «поэт-песенник». Но ведь поэтами-песенниками у нас любят величать себя текстовики, что к поэзии имеют весьма смутное отношение.

- Вы вступили в такой возраст, что позволительно спросить: где ваши ученики?

- Побывав в вечном городе Риме, я стал на многие понятия смотреть по-другому. Без суеты, с иными временными параметрами. Например, такая вещь там меня поразила: между Микеланджело Буанаротти и Джотто - столетия, а они считаются учителем и учеником. Поэтому, когда меня теперь упрекают в отсутствии учеников, я остаюсь спокоен. Значит, время не настало. Надо подождать.

- Вы пишете музыку и стихи во сне?

- Пару раз случалось…

- Вы продолжаете активно гастролировать. Как вы переносите огромные физические нагрузки?

- Понимаете, я живу в каком-то смысле сумасшедшей, странной жизнью, но другой мне не надо. Не делаю ничего из того, что бы мне не нравилось, что бы мне не хотелось. Человек и должен жить соответственно своим физическим возможностям, в свое удовольствие. Тогда проживет дольше. Я на гастролях в большей степени отдыхаю: концерт мне не в тягость, а в удовольствие.

- У вас что ни новая песня, то ностальгическая!

- Я очень часто к прожитому возвращаюсь. Хотя я написал две сумасшедших публицистических песни…

- В каком смысле - сумасшедших?..

- Во всех! Я сумасшедший уже в том, что я буду их петь. В старое время меня за них бы сразу посадили. Но эти песни еще и сумасшедшие с точки зрения их художественного значения, в смысле написания, хотя это, конечно, метафора. Не автору судить и оценивать свои песни. Но, как мне кажется, они получились. И по стихам, и по музыке.

Их пока никто не слышал. Я включу их в юбилейную программу.

- Вы в реальной жизни испытываете ностальгию по советским временам, о чем довольно часто поете в своих песнях?

- У меня сильнейшая ностальгия по морали человеческих отношений не столь давнего прошлого. Нет ни малейшей ностальгии по пустым прилавкам, по КПСС или КГБ, по запрещению выезда за рубеж и прочее. Но совершенно точно имеется ностальгия по пионерским кружкам авиа- и судомоделизма, спортивным секциям, тимуровцам, по каткам в каждом ленинградском дворе…

- «Мерседес», хорошая квартира, множество наград и премий, вы полковник запаса, в недавнем прошлом еще и депутат. А ведь говорят, что художник должен быть голодным…

- Честно говоря, мне не нравится эта фраза. Как и все остальные люди, он должен быть обеспеченным, сытым и прекрасно себя чувствовать во всех отношениях.

Но совесть у художника должна быть «голодной» - это точно. Придя во власть, я постарался остаться все тем же, потому что видел по некоторым своим знакомым и приятелям, как власть людей перемалывает. Но! Я ведь из медицины ушел на сцену в 30 лет. Как говорится, с хребтом ушел на тернистую артистическую дорогу, и у меня стойкий иммунитет к любым звездным болезням.

- Вашей песне «Гоп-стоп» стукнуло уже 35. Сам видел, как этой песне аплодировали, не щадя ладоней, Галина Вишневская и Мстислав Ростропович на одном из ваших концертов! Как же родился «гоп-стоп»-цикл?

- Вообще-то цикл был написан еще в середине 70-х, а закончил я с ним где-то в 1978-79 годах. Не спешил расставаться с любимыми персонажами: я влез в этот образ, мне было в кайф, я придумал этого героя, он мне безумно нравился. Романтический герой блатного мира... Послушайте все мои «одесские песни»: там всегда наказуется зло и предательство. Там не просто «мальчики, да вы налетчики, кошельки да кошельки, да кошелечки», там - сюжет, кара за несправедливость, за предательство.

- Другими словами: сказка!..

- Я люблю эти свои песни. Это одна из граней - ленинградские, военные, казачьи, рок, лирика, одесская блатняга. «Одесса» никогда не была моим основным делом. Это эпизод. Замечательный, удачный, потрясающий, но назвать меня апологетом блатной песни - это чересчур. Если вам нравятся эти песни - записывайте, слушайте, но знайте, что для меня этот цикл - любимый-дорогой, однако творчески не самый важный.

- А в советское время могли упечь полузапрещенного Розенбаума?

- Под меня начали копать и очень сильно. Формально - не за песни, а за так называемые левые концерты. Время было такое, что за два червонца могли посадить…

Был эпизод, когда в Ленинград, в органы, прислали телегу киевляне. Насквозь лживую: будто после концерта в конференц-зале больницы в Киеве была устроена оргия, и Розенбаум танцевал на операционном столе… Это я-то - врач, для кого операционная - святая святых. Жалоба поступила в Ленинградский комитет госбезопасности…

В комитете, к счастью, были умные люди, разобрались, что это скотский поклеп. Следователя, который вел это дело, я пригласил на свой концерт: «Послушайте сами, чем я занимаюсь!» После концерта мое дело закрыли. Это события 1983-84 годов.

- Каковы нынче ваши взаимоотношения с Фемидой?

- Я законопослушный человек. Служителей Фемиды уважаю, с удовольствием даю для них шефские концерты. У меня, кстати, бывали дни, когда я давал концерт для осужденных, а затем еще и пел для охраны. И там, и там люди. Их внутренние отношения между собой в данном случае меня как артиста интересуют меньше всего.

- Способна ли музыка лечить, исцелять?

- Исцелять, лечить? Не знаю. Я как врач противник этих сказок. А вот облегчать боль способна - вне всяких сомнений. Например, в послеоперационный период. Если пациенту в этот момент ставить его любимую музыку, процесс заживления будет проходить легче. Но не будем забывать, что музыка способна и калечить, если она бесталанна, бездуховна, вроде той попсы, что заполонила нынче телеэкраны и концертные залы.

- Александр Яковлевич, а когда вы в последний раз влюблялись?

- Почему сразу - в последний? Я периодически нахожусь в этом состоянии. Я человек творческий, поэт. Могу влюбиться, могу не влюбиться, могу ненавидеть - это ж такое дело.

- А я думал, что вы скажете «Я влюблялся последний раз в одна тысяча девятьсот… году…»

-… и что это была моя жена! Моя жена Елена (врач-рентгенолог Елена Савшинская. - Прим. авт.) - святой человек. Конечно, мы не безгрешные, в нашей жизни были, есть и будут какие-то проблемы. Люди все - непростые существа. Но я свою жену безумно и безмерно уважаю, кроме того, что она мать моего ребенка и бабушка моих внуков, еще и за то, что она со мной долгие годы. Как я написал в одной песне: «Жизнь со мной пройти - не поле перейти», и это действительно так. Благодарен Лене, что она продолжает оставаться со мной.

Михаил АНТОНОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 13.09.2011

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
57,533668,580172,985372,0079
Афиша недели
Альтернативная голливудская математика
Гороскоп на сегодня