17.09.2011 / Увлечения

Вика Цыганова: «Я не ревную к успеху Елены Ваенги»

Фото: Садчиков Михаил
Вика Цыганова.

В начале 90-х звезда молодой певицы Вики Цыгановой взошла высоко: она собирала огромные залы, выпускала золотые и платиновые диски, пела в разных телепрограммах. Но затем певицу стали выживать из звездной обоймы, перекрыли кислород на ТВ и радио. Ее песни оказались слишком публицистичными, яркими для нашей приглашенной эстрадной попсы, да и взгляды певицы на современную Россию не вписывались в общепринятые стандарты. Но певица нашла в себе силы пережить трудный период и вернуться. Недавно ее сольные концерты были показаны по НТВ и 5 каналу, она по-прежнему собирает лучшие залы, записывает новые диски.

- Скажите, легко ли быть в наше время патриотической певицей?

- Верующий человек должен быть патриотом. Я знаю, что говорю, потому что это мой осознанный и глубокий выбор. В начале 90-х, когда я пела «Андреевский флаг», мне говорили, что это политическая конъюнктура. Где эти люди, и где я? А мой «Флаг» сегодня звучит ярче и лучше, чем в первый раз. Мне патриотом быть за счастье. Пусть люди сплетничают за спиной, я понимаю цену этих слов и понимаю цену того, что делаю.

- Традиционно вас относят к русскому шансону. Вы согласны с этим?

- Это направление очень узкое. На самом деле была единственная радиостанция шансонная, которая за годы забвения как-то крутила мои песни. Совсем сбросить со счетов меня нельзя было, потому что песни становятся народными. Поэтому оставили такую маленькую лазейку и нашли определение, что Цыганова - это, мол, шансон. Но я уголовную романтику и лирику никогда не воспевала, не было у меня, слава богу, такого.

- А как же ваши ранние лихие альбомы «Гуляй, анархия!», «Балалайка-зараза»?

- Они были больше хулиганские, это были жанровые песни. Как бы песни из спектаклей… Они соответствовали тому времени начала 90-х - действительно, когда вся эта вакханалия творилась в стране.

- И все-таки в жанре шансона вы уверенно себя чувствуете, каждый год получаете премию «Шансон года», вас даже называют «роковой дамой русского шансона».

- Писали еще, что я жар-птица... Можно наговорить и напридумывать много. Но, с другой стороны, если про тебя что-то сочиняют, значит, есть интерес.

- В свое время вы записали альбом с Михаилом Кругом, тесно общались, дружили с ним. С какой версией убийства Круга вы согласны?

- Ни с одной. Версий может быть много и разных, но я уверена, что когда-нибудь все тайное станет явным. Может быть, там просто какой-то конфликт был, даже дома. Могут быть и политические мотивы, но я не думаю, что они главные. К счастью, многие песни Михаила Круга пережили время, до сих пор востребованы, любимы. Он был героем своего времени, этих 90-х, он их воспевал, отразил, и если составить историю нашего государства того периода, то можно послушать песни Круга.

- Ваш новый альбом «Синие мои цветы» целиком состоит из песен Александра Морозова на стихи Вадима Цыганова.

- Мы с Вадимом песни Морозова давно знали, я на них выросла, в школьном ансамбле пела «Подари мне куклу», «Старый костер». А потом у меня случилась судьбоносная встреча с поэтом Леонидом Дербеневым на Троицу на Байкале. Там были концерты, и мы пригласили его с нами в баню. Но два часа просидели в предбаннике и разговаривали о жизни, о судьбе, религии, поэзии. Он поинтересовался, почему у меня нет креста. Я ответила: «А я еще некрещенная». А было мне тогда 27 лет. И вот я уже двадцать лет как покрестилась, как раз после этой встречи. Леонид Петрович ушел из жизни, а спустя какое-то время я встретилась уже с Морозовым, соавтором Дербенева. Морозову очень понравились тексты Вадима. Он откликнулся, вначале написал песню «За мужчин», потом белогвардейский романс «Упадут звезды синие в пруд». Морозов - маститый автор, народный артист, а тут его охватил азарт, выдавал чуть ли не по песне в день.

Диск «Синие мои цветы» - это только часть сделанного. Мы привлекали к записи самых лучших аранжировщиков, которые работали с Аллой Пугачевой, Софией Ротару, Стасом Михайловым. Все это «собирал» Вадим Голицын, наш музыкант, который 20 лет живет в Италии, работал с Шаде, был аранжировщиком Челентано, а сейчас предложил мне проект с группой «Матиа Базар».

- С Морозовым вы создали еще и песню «Вечная память», с которой вас после долгого перерыва показали на Первом канале в конкурсе песен, посвященных 65-летию Победы.

- Это был эпохальный момент, нас туда поставили в качестве участников. Песню нашу скачали несколько тысяч человек. Она достойная, написана в виде молитвы. Я считаю, что у Николая Носкова, что победил в итоге, была песня про забвение, и петь ее во время чествования страны-победителя просто нельзя. Но ее написали генералы, там политика.

- После этого ваши отношения с Первым каналом не стали дружескими?

- Они звонят постоянно, зовут на маленькие программы, в сюжеты, но в творческие программы - нет.

- Почему по Первому каналу показали сольные концерты Елены Ваенги и Стаса Михайлова, а ваш - нет?

- Люди во власти не очень благосклонно относятся к моей позиции, к моему творчеству. Я иллюзий на этот счет не питаю. Первый канал - представитель власти. Власти не нравится, когда ее критикуют.

- На НТВ вы не так давно сразились на «Музыкальном ринге» с Анитой Цой.

- Вполне достойная программа, наше поведение и участие в ней, а все остальное - такой дешевый антураж, шоу. Победила я с 10-тысячным отрывом, а рейтинг у нашей программы был чуть меньше, чем у Елены Ваенги. У нее был 14,8 рейтинг, а у меня 14,4. За Аниту голосовал весь гламур и вся шушера, которая меня терпеть не может, поэтому она много голосов набрала… С НТВ тоже постоянно поступают предложения на всякие ток-шоу, но я не хожу, потому что, к сожалению, все эти шоу не решают проблемы. Как воду в ступе толочь, ходить на эти передачи. Только тратить время.

- Вы не ревнуете к бурному подъему Елены Ваенги?

- Хочется пожелать, чтобы девятый вал не захлестнул эту одаренную женщину, и она достойно смогла бы выйти из этой ситуации, достойные песни предложить. Пока у нее они очень однообразные, похожие, хотя и достаточно яркие. Позиция женщины в искусстве всегда очень важна. Я в данном случае человек верующий, я за мужем стою, мне что муж скажет, то я и сделаю, поэтому что в итоге ситуация управляемая и адекватная получается. А здесь творческая личность, которая будет постоянно в поиске, и принимать одной решения очень сложно.

- Но у Ваенги муж тоже продюсер.

- Дай бог, чтобы они шли в правильном направлении. Знаете, я вообще людей люблю, особенно талантливых. Могу простить практически все, включая даже тех, кто меня предавал, кто меня обманывал, кидал… У меня нет ни горечи обид, ничего. Мне просто хочется, чтобы человек творил, радовал людей талантом, который ему дан от Бога.

- Иногда удивляешься, страна огромная, а эстрада убогая.

- Это тоже очень плохая услуга телеканалов, которые беспокоятся не за талант, а за деньги. Мне 15 лет забвения дались очень тяжело. Если бы со мной рядом не было близких людей, если бы не церковь, где я получаю поддержку и благодать, не знаю, справилась бы я с этим, хотя каждая минута жизни - все равно испытание.

- В свое время вы говорили, что хотели бы представить Россию на конкурсе «Евровидение». Это желание осталось?

- Проехали, это уже детский конкурс. Пусть новые дети доказывают что-то, утверждаются. Когда ты знаешь всю подноготную шоу-бизнеса, зачем туда лезть? Мне есть чем заняться, много достойных проектов. Мы с Вадимом строим в деревне, где живем, храм Покрова Божьей Матери. Его взорвали в 1947 году, после войны. Пришло время вновь возродить этот храм. Там уже идут службы, сейчас мы заняты обустройством территории вокруг, росписью убранства внутри. Место у нас памятное, на этом месте находилась усадьба Дениса Давыдова, героя Отечественной войны 1812 года… Вот как все переплелось, и вообще все в моей жизни промыслительно, я вижу эти знаки, понимаю их.

Михаил САДЧИКОВ.

Опубликовано: Мурманский вестник от 17.09.2011

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,433775,389077,300673,1697
Афиша недели
Вселенная комиксов
Гороскоп на сегодня