04.11.2011 / Увлечения

Антонио Бандерас: «У моей тещи 72 тигра!»

Фото: Антонов Михаил
Антонио Бандерас.

Только что в российском прокате прошел фильм Педро Альмодовара «Кожа, в которой я живу» с Антонио Бандерасом в главной роли, а теперь настал черед голливудского мультфильма «Кот в сапогах» с бюджетом 130 миллионов долларов и тем же Бандерасом во главе. И хотя в российской версии Кот заговорил голосом актера Всеволода Кузнецова, он все равно плоть от плоти Бандерас!

- Сеньор Бандерас, в одном из интервью вы сказали, что Кот в сапогах - это просто ваше альтер эго! Расскажите, как создавался столь дорогой вашему сердцу мультфильм?

- Мы ведь не работаем с готовым изображением, а, оттолкнувшись от сценария, своими голосами и актерскими приемами творим мультгероев сами. Все начинается с нашей фантазии, нам дается простор для импровизации, в студии нас записывают специальные камеры, иногда меня даже просили надеть шляпу, брать в руки шпагу, чтобы потом художники могли срисовать нюансы мимики, пластики… В общем, когда я увидел своего Кота на экране, то воскликнул: «Боже, до чего же похож на меня!» Кстати, я такую же модель желто-коричневых замшевых ботинок-сапог ношу с подросткового возраста

Мы с Сальмой Хайек (она играет Кошку-мягколапку) сами озвучили не только англоязычную, но и испанскую версии. Также я озвучил еще и итальянского Кота. Всерьез пытался сделать японского (хотя все говорили, что я безумец!), но не смог. Будь моя воля, попробовал бы сделать и русский дубляж.

- Согласны ли вы с теми, кто говорит, что ваш Кот в сапогах похож на вашего же Зорро!

- У них немало общего - у моего Кота есть шпага, шляпа, есть девушка, и он обожает эффектные ходы, как Зорро. Но мы не пытались сделать фильм о Зорро в обличье Кота. Помните, в четвертом «Шрэке» мой персонаж стал толстым как бочка. Вряд ли Зорро стал бы таким даже к пенсии. Со времен «Шрэка» мы пародируем героев некоторых сказок, но смотрим на них под другим углом. У моего Кота особенный кошачий юмор, свой взгляд на мир. У нас очень много общих черт, но я не могу так манипулировать другими. У него еще есть такое мощное оружие, как огромные глаза. Раскрывая их, он может заставить людей делать все, что хочет. Мы с ним похожи чувством юмора. Я бы хотел быть таким же героичным, таким же популярным, как он, но куда мне до него (смеется)! В чем мы с ним похожи, так это в любви к слабому полу. Я рад, что мы можем развить мой персонаж, появившийся в «Шрэке». Он шутит по-другому, по-взрослому, но при этом не теряет детскую аудиторию.

И в то же время я прекрасно помню, когда первого «Шрэка» мы показывали в Каннах перед изысканной европейской публикой, зал сотрясался от хохота. Бывают разные фильмы: такие, чтобы просто посмеяться, и те, что отражают сложности человеческой души. Я люблю играть и в тех, и в других. А вот «Кот в сапогах» позволил мне соединить эти два киномира, буквально переплести мир интеллектуальный с миром развлечений.

- Сеньор Бандерас, правда, что вы сами обожаете кошек?

- У меня их пять! Три - дома в Аспене и еще две - в Лос-Анджелесе. Моя Пенни Лайн - черно-коричневая, худющая, сварливая и болтливая, мяу-мяу-мяу - целыми днями. Максвелл же любит быть поближе к людям, чтобы его баловали. У Доминго фантастический белоснежный мех, к которому так приятно прикасаться. Бетти тоже очень пушистая, только мех коричневый. А пятая кошка - питомица нашего домоуправляющего, она толстая и нас почему-то недолюбливает.

А еще у меня есть уникальная, любимая теща, у которой… 72(!) тигра. Они живут на ее ферме в Калифорнии. Так что мои дети выросли среди кошек, тигров и львов, иногда даже спали с тигрятами, мы, конечно, побаивались, но не могли их отговорить. Мне предлагали сыграть собаку, но мне ближе кошки, независимые, свободные. И вообще мы с женой оба родились в августе, Львы по знаку зодиака, и кому, как не мне, играть кота (смеется). Для меня фильм «Кот в сапогах» - подарок судьбы, потому что я давно любил этот персонаж, а теперь люблю еще больше.

- Что вы скажете о своей партнерше Сальме Хайек и ее очаровательной сексапильной героине?

- Героиня Сальмы неожиданна: она не просто секси-киска, а еще со своим характером, она еще и как мальчишка, который играет во дворе… У моей партнерши замечательное чувство юмора. Мы с Сальмой давно знакомы, ладим, друг друга заводим, любим общаться, порой в порыве эмоций переходя на повышенные тона. Хайек придумала несколько шуток, например, о Золотом гусе, который у нас несет не только золотые яйца, но еще и золотые какашки. Шутка понравилась четырехлетней дочери Сальмы, и хотя актриса была уверена, что продюсеры это вырежут из окончательного варианта, но они все оставили. Здорово, что наши фильмы любят и смотрят, заливаясь солнечным смехом, наши дети. Они очень любят простой, детский юмор, порой с безобидными физиологическими подробностями.

- В августе вам исполнился 51 год… Красивый, но переломный возраст, когда многие мужчины подводят итоги!

- 50, 51… Главное, что я отлично себя чувствую. Кстати, мне исполнилось 50, а на следующий день я начал работать с Педро Альмодоваром над картиной «Кожа, в которой я живу». Мы встретились после двадцатилетней паузы, и это совершенно замечательно, потому что в 80-е годы мы вместе работали целое десятилетие, и для меня это совершенно невероятное путешествие в мою молодость. У меня есть и другие кинопроекты, а также два театральных проекта, связанные с моим возвращением на Бродвей. В 2003 году я сыграл на Бродвее в мюзикле «Девять» по мотивам киноклассики Феллини. Я исполнял роль Феллини, художника в момент кризиса, и это было очень интересно.

- А как продвигается проект фильма «Дали»? Правда, что вы там сыграете главную роль, а Галу, супругу Дали, сыграет Кэтрин Зета Джонс?

- Да, есть такая идея. Режиссер Саймон Уэст прислал мне совершенно замечательный сценарий Джереми Уолтерса о жизни Дали. И Кэтрин также заинтересовалась им. Но в Европе очень трудно реализовать проект стоимостью 35-40 миллионов евро. Где найти деньги на такой фильм, это ведь не экшен. Но Кэтрин взяла на себя обязательства работать, я тоже готов, и если удастся уладить все финансовые проблемы, то буду очень счастлив сыграть великого художника. Вначале я сомневался, смогу ли сыграть? Я ближе к Гарсиа Лорке, чем к Сальвадору Дали. Но потом мне предложили сделать несколько проб, и это было впечатляюще. Я лучше познакомился с Дали, его жизнью, и мне он очень понравился. В Испании на него смотрели как на клоуна. Но это очень интересный деятель культуры, который на самом деле был чрезвычайно застенчивым и своей клоунадой просто защищался от внешнего мира. Я бы с удовольствием его сыграл.

- Какие роли были самыми необычными в вашей карьере?

- Я помню, когда в конце 80-х мы снимали фильм «Закон желания», то многие были шокированы скандальными гомосексуальными взаимоотношениями на экране, которые показывались очень четко и ясно. Прозрачность этих отношений вызвала возмущение многих… В то же самое время многочисленные убийства, в том числе и садистским образом, для кино - норма.

- Будь на то ваша воля, с кем бы из режиссеров за всю историю кино хотели поработать?

- Господи, может быть, они еще живы, и я могу им позвонить? Знаете, моя теща рассказывала о том, как она снималась когда-то с Чарли Чаплином. Слушая ее рассказы, я подумал, что с Чаплином я бы тоже с удовольствием встретился на съемочной площадке…

- Год назад, впервые приехав в Россию, вы стали почетным гостем Петербургского кинофорума, который был посвящен Великой Победе во Второй мировой войне… Скажите, вашей семьи тоже коснулась эта война?

- Это история моей матери и моего отца, которые пережили испанскую войну. Моя мать еще жива, отец умер. Оба были глубоко затронуты той войной, она оставалась в их жизни фоном, который пронесли с собой столько лет… На их примере я понял, что война продолжается спустя многие годы после того, как, казалось бы, окончена. Продолжается в памяти тех народов, которые ее пережили.

Три месяца назад я стал послом ЮНИСЕФ, и эта тема меня волнует. Я сам был только на одной войне, в Сомали, в 1994 году. Очень трудно описать войну, но я запомнил глаза детей, которые видели смерть. Мы их видели в госпитале, где они умирали. У них не было еды. Помню, мы привезли из Испании разноцветные воздушные шары, чтобы порадовать малышей, но, представляете, дети испугались, потому что никогда не видели воздушных шаров. Они стали плакать.

Когда вы видите войну по ТВ - это другое, потому что сразу после репортажа о войне покажут рекламу машин или еще что-нибудь. И вы забываете об этом, а война-то продолжается…

- Какой фильм о войне произвел на вас самое большое впечатление?

- Картина Элема Климова «Иди и смотри», где о войне рассказывается глазами 12-летнего мальчика.

- У вас были какие-нибудь стереотипы о России? Медведи, водка, балалайка...

- Ха-ха, американцы думают, что все испанцы ходят в костюмах тореадоров! А испанки носят огромные цветы в волосах. Так что про медведей я не думал. Но лично для меня Россия - страна великой культуры: Чехов, Станиславский, Достоевский... И я считал, что все русские как минимум должны уметь играть на пианино и ходить в оперу.

- Вы знакомы с советским и российским кино?

- Люблю фильмы Тарковского, особенно «Солярис». Из современных режиссеров знаю совсем немногих. Но вот, например, лично знаком с Михалковым. Мы виделись с ним на одном из кинофестивалей. Я смотрел его фильм «12» - очень сильное кино. И игра актеров фантастическая. Я не привязан к Голливуду, и если будут интересные предложения, прежде всего интересные сценарии, могу отправиться хоть на край света.

Михаил АНТОНОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 04.11.2011

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,615975,535878,654873,5746
Афиша недели
Брэнд в тренде
Гороскоп на сегодня