17.12.2011 / Увлечения

Владимир Познер: «Я так и не стал русским...»

Фото: Антонов Михаил
Владимир Познер.

В свои 77 Владимир Познер не перестает удивлять творческой энергией и прекрасной физической формой. Он ведет не только еженедельную программу «Познер», но и хореографическое шоу «Болеро», а в скором времени представит на Первом канале свой новый фильм-путешествие «Их Италия».

- Путешествия - ваше хобби?

- Я всегда старался делать так, чтобы работа была главным увлечением. В течение 38 лет в Советском Союзе был невыездной, и у меня интерес к путешествиям повышенный. Я гражданин трех стран - России, Франции и США, и сейчас у меня есть возможность не только свободно передвигаться по миру, но и заглядывать с телекамерой в такие уголки, куда бы я, будучи простым туристом, вряд ли добрался. В первом фильме «Одноэтажная Америка» мы с Ваней Ургантом проехали по маршруту, продиктованному Ильфом и Петровым. Наш «Тур де Франс» я уже составлял сам, все-таки родился в Париже, неплохо знаю Францию. И я хотел правдиво и с любовью показать эту замечательную страну, замечательный народ.

- А когда же будет книга ваших мемуаров?

- В далеком уже 1990-м в Америке вышла моя книга «Прощание с иллюзиями». Она о том, как я постепенно потерял свою веру - в советский строй, в коммунизм и как сложно строились мои отношения с моим отцом, убежденным коммунистом. Я писал эту книгу по-английски, рассчитывая, что, если найдется российский издатель, переведу ее сам на русский. К удивлению издателей и моему собственному, в начале 90-х моя книга попала в авторитетный список бестселлеров «Нью-Йорк Таймс» и продержалась там 12 недель. Но книга далась мне мучительно тяжело, и когда я ее окончил, у меня не было никакого желания браться еще и за перевод.

Прошло почти 20 лет, и я все-таки собрался - перевел свою же книгу на русский. Но чем больше в нее углублялся, тем больше понимал, что в таком виде она не может появиться! С годами слишком многое изменилось. Я хотел ее переписать, осовременить, но понял, что получится уже другая книга. В итоге пришел к решению о необходимости по ходу книги вставлять новые фрагменты, набранные другим шрифтом, - о том, что уже написано, о том, что я думаю сегодня. В феврале 2012 года «Прощание с иллюзиями», та самая, но с сегодняшними дополнениями, выйдет в свет.

- Почему не так давно в Петербурге вы устроили свой творческий вечер в итальянском ресторане?

- Я никогда раньше не выступал в ресторанах. Более того, когда бывал в ресторанах, где выступали какие-то люди, то чувствовал себя неловко, потому что гость говорит, а в это время посетители общаются, выпивают, звякают вилками и ножами… Я постарался сделать все, чтобы на моем вечере было не так. Место выбрал не случайно, поскольку вскоре на Первом канале выйдет наш новый телефильм «Их Италия». В ресторане мы вместе с шеф-поваром приготовили одно из итальянских блюд, я рассказал о новом фильме и ответил на вопросы. Судя по тому, что встреча продолжалась больше двух часов и вопросы не стихали, вечер удался.

Кстати, до съемок фильма об Италии я знал совсем немного. Отсюда идея взять интервью у пятнадцати видных итальянцев. Во время этих бесед будем задавать такой вопрос: «Представьте себе, что я могу поехать только в одно-единственное место в Италии - скажите, куда мне поехать? И еще: если бы я смог съесть только одно итальянское блюдо, то какое это было бы блюдо и где его лучше всего готовят?»

Мы получали потрясающие ответы. Например, нам отвечали модельеры Дольче и Габбана. Кстати, они очень разные: Габбана - такой весь аристократичный, красиво одетый, а Дольче - в спортивном костюме, кроссовках. На вопрос о еде Габано мечтательно закрыл глаза: «В Палермо (а они принимали нас в своем особняке в Милане), на Сицилии, есть ресторан, где делают пасту с сардинами так, что пальчики оближешь…»

А кинорежиссер Дзеффирелли, отвечая на первый вопрос, сказал: «Поезжайте во Флоренцию, в Домский собор, залезьте на крышу, встаньте лицом на восток в 9.30 утра и посмотрите на восход». Что мы и сделали… И убедились в том, что это очень красиво. Так мы собрали мнения итальянцев и составили маршрут нашего телепутешествия.

- Два года назад, при вручении премии «За выдающиеся заслуги в области ТВ», у вас, человека, который вел программу о боксе, появились слезы… Эта сентиментальность - признак возраста?

- Видите ли, я абсолютно не сентиментальный человек, но очень эмоциональный. Бывает, могу даже рыдать. Просто в какие-то моменты очень сильно волнуюсь.

- И в то же время в свои 77 лет вы находитесь в прекрасной физической форме…

- Я обожаю теннис и трижды в неделю по полтора часа играю на корте. Причем играю один на один, а не парные встречи. Спортом я занимаюсь не потому, что это полезно, а потому, что очень люблю.

Что касается моей физической формы, то, думаю, это все-таки гены. Мама моя, очень строгая француженка, всегда тщательно следила за тем, чтобы я правильно питался, вовремя ложился спать, не принимал ненужных лекарств. В детстве я жил очень здоровой жизнью, и вообще Франция в этом смысле очень правильная страна.

- Так вы по-прежнему считаете себя французом?

- Я дворняжка (улыбается). Я не чистый француз, не чистый русский и не чистый американец. Нет такой вещи, как «французская кровь». Но думаю, что воспитание, то, каким я вырос, то, что мой первый язык французский, наверное, это играет роль. Во Франции я себя чувствую в наибольшей степени дома. Но во Франции я скучаю по Америке и России. Оказавшись в России, я неплохо преуспел в новой для себя стране, но это был долгий путь. Знаете, я ведь так и не стал русским. Многие до сих пор говорят: «Он не наш!» Поэтому хочу предупредить всех тех, кто отправляется в эмиграцию или мечтаете о ней: «Вы не станете американцем, немцем, французом, не надейтесь!» Вот ваши дети станут, а вы всегда будете чуть-чуть чужим, даже если научитесь говорить без акцента. У вас другой менталитет…

- Помимо еженедельных выходов в эфир на Первом канале время от времени вы появляетесь на местных телестудиях как ведущий телемарафона «Время жить». Зачем вам это?

- Уже несколько лет я езжу по разным городам с телемарафоном «Время жить!». Это первый ТВ долгосрочный социально ориентированный проект, связанный с проблемой ВИЧ/СПИДа, которая уже стала всеобщей бедой. В 46 городах мы в жанре телемарафона выступали на местных ТВ-каналах. Этот марафон для меня как общественная работа, некий долг, который, как мне кажется, есть у каждого журналиста. Возможно, это звучит немного романтично, но там, где мы можем что-то изменить, мы обязаны это делать.

- Мало кто знал, что вы еще и балетоман! Иначе бы вас не позвали в проект «Болеро», который вы ведете вместе с балериной Илзе Лиепой.

- Иногда мне хочется, как говорится, оттянуться. Я люблю балет, но я не знаток. Я видел, к счастью, в жизни нескольких великих балерин, имею представление, что такое настоящий балет. Не имея никакого профессионального отношения к тому, что будет происходить в проекте «Болеро», я с интересом и любопытством принял приглашение на роль ведущего. Вторая моя половинка - Илзе Лиепа. Она балерина, актриса, она в этом понимает, но она не телевизионная ведущая, и мы призваны каким-то образом друг друга поддержать.

- Не так давно известный телеведущий Владимир Соловьев резко негативно отозвался о Познере… Какая кошка пробежала между вами?

- Пробежала! Мы друг друга не любим. Это я мягко сказал… Для меня этот человек руконеподаваемый. Мы с ним не разговариваем. Я думаю, что он мне завидует. А зависть - страшная вещь. А так он - человек талантливый. Но человек, который может написать книгу «Евангелие от Соловьева»… Я считаю, что просто крыша поехала. Но что уже тут поделаешь…

- Время от времени СМИ облетают новости, что ваши ТВ-проекты закрывают?

- Конечно, главное для меня - программа «Познер». Интервью я обожаю, получаю огромное удовольствие, в общем, могу там сделать практически все, что хочу. Хотя, конечно, есть ограничения, есть некоторые люди, которых я в программу пока пригласить не могу. Ну что делать, надо реально смотреть на жизнь. На такие утки не стоит обращать внимание. Хотя, как у всякого, у меня есть проблемы. Не секрет, что и НТВ, и Первый канал, и ВГТРК, то есть СМИ, выходящие на огромную аудиторию, довольно жестко контролируются властью. В России до сих пор нет общественного телевидения. А ведь оно существует в 49 странах мира. Би-би-си - самый яркий пример. В Японии, Германии главные телекомпании - некоммерческие, это общественное ТВ. Да, люди платят деньги за такое телевидение, но они идут на это в надежде получить объективную информацию.

Михаил АНТОНОВ.

Опубликовано: Мурманский вестник от 17.12.2011

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,433775,389077,300673,1697
Афиша недели
Вселенная комиксов
Гороскоп на сегодня