10.02.2012 / Увлечения

Владимир Зельдин: «Никто не верил в это, кроме жены»

В 97 лет он играет Дон Кихота

Фото: Антонов Михаил
Владимир Зельдин.

10 февраля отмечает свой 97-й (!) день рождения народный артист СССР Владимир Зельдин. В это просто невозможно поверить, но он по-прежнему на сцене, по-прежнему играет в больших драматических спектаклях Театра Российской армии, устраивает творческие вечера. Рекорд, который достоин красной строки в Книге Гиннеса! А ведь со времени легендарного советского фильма «Свинарка и пастух» прошло уже 70 лет, а с «Учителя танцев» - 60. Нет слов, Владимир Михайлович! Только одно: браво! И долгие лета.

- Журналисты замучили вас вопросом о секретах творческого долголетия. Но не задать этот вопрос просто невозможно.

- Ничего особенного, никаких секретов, молодые люди! Нет, у меня никакой методики здоровья от Зельдина. Вот в те времена, когда я играл в спектакле «Учитель танцев» (в Театре Советской Армии этот легендарный музыкальный проект был поставлен сразу после войны, имел громадный успех, и в 1952 году был снят фильм с тем же названием, ставший лидером советского проката. - Прим. авт.), мне приходилось готовиться буквально к каждому спектаклю, потому что там были сцены, где после танцев нужно было говорить и петь. Причем не оставалось никакого времени на передышку, ритм был очень быстрый… Стало быть, от актера требовалось обладать недюжинным тренированным дыханием. В тот момент я всю свою жизнь перестроил под этот спектакль. С новой силой, много занимался сценическим движением, искусством танца, увлекся верховой ездой, водными лыжами, работал у станка в балетном классе и, разумеется, не курил, не пил. Это позволяло постоянно поддерживать хорошую форму. Спектакль мы отыграли, но к такому здоровому образу жизни мой организм уже привык, я чувствовал, что ему так комфортней. И в последующие годы старался не расслабляться, не изменять своим привычкам, не подводить самого себя.

Однако потом случился инфаркт (это произошло, когда артисту было 80 лет. - Прим. авт.), и врачи настоятельно советовали мне резко снизить нагрузки, хотя я «рвался в бой», как только почувствовал себя немного лучше. Доктора и родственники меня всячески сдерживали. К счастью, постепенно мое состояние вошло в норму. В последние годы я ни спортом, ни танцами уже активно не занимаюсь, но совершаю прогулки утром и вечером. Это меня хорошо поддерживает.

Ну и, разумеется, держит в тонусе моя работа. Когда ты за многие десятилетия привык к тому, что у тебя вечером спектакль, а днем - репетиция, ты не позволяешь себе расслабиться. Если бы я был лишен сцены, я бы очень тосковал и не знаю, как повел бы себя в стрессовой ситуации мой организм. А так он живет в привычном для него состоянии творческой готовности. Я знаю, что не могу расслабиться, опустить руки, потому что меня ждут мои партнеры, мои зрители. Да и сами спектакли, гастроли - мощная физическая нагрузка.

- Правда, что вы и по сей день - страстный спортивный болельщик? Не боитесь нагружать себя лишними эмоциями и переживаниями?

- Я всегда говорю, что не хотел бы именоваться «болельщиком», а уж тем более «фанатом». Мне кажется, что болельщик - это человек весьма агрессивный. Недаром в корне этого слова - боль, болезненное состояние, а то и вовсе болезнь. Нет, мне такая болезненность не нравится. По сути своей я горячий, страстный, преданный и, главное, искренний поклонник спорта. Я и сам с удовольствием занимался многими видами спорта, у меня, говорят, хорошо получалось. Но после инфаркта какой спорт? Тем не менее ТВ-просмотры спортивных трансляций и посещение состязаний доставляют мне громадное удовольствие. Конечно, будь я в полном смысле слова болельщиком, я бы переживал, принимал успокоительное, однако я - поклонник спорта, а значит, для меня важен не просто результат, не победа любой ценой, а эстетическое наслаждение, которое можно получить от просмотра спортивных баталий, будь то Олимпийские игры или детские соревнования.

- Многие известные артисты, на склоне лет ставшие пропагандистами здорового образа жизни, людьми во всех отношениях правильными, рассказывали, что в молодые годы предавались ночным кутежам, были небрежны в отношениях со слабым полом… Был ли в вашей длинной-длинной биографии такой период?

- Вы знаете, я никогда не был замечен в ночных кутежах, оргиях, загулах и тому подобное. Не тянуло, хотя я человек увлекающийся и всегда преклоняющийся перед слабым полом. Бывает, приходит моя коллега в новой кофточке или с новой прической. Никто не обратит внимания. А я непременно подойду и спрошу, где она купила обновку или у какого парикмахера стриглась. Знаете, как женщина расцветает! А я очень люблю, когда человек пребывает в хорошем настроении. Вообще очень люблю женщин. У человека всегда должно быть состояние влюбленности. Моя жена Иветта - самый дорогой подарок, который преподнесла мне жизнь.

- Что вы думаете, когда наступает какая-то юбилейная дата и все кругом удивляются: надо же - 70, 80, 90!

- Стараюсь не терять чувства юмора. 90-летие - это такая дата, когда юбиляру лучше всего посочувствовать. Но если говорить высокими словами, которые тоже вполне уместны в юбилейные дни, то я горд тем, что даже в очень почтенном возрасте продолжаю работать в своем родном театре, занимая там не самое последнее место. Так, к своей солидной дате я получил возможность сыграть Дон Кихота в спектакле Юлия Гусмана «Человек из Ламанчи». Несмотря на то, что никто, кроме моей жены, не верил, что я сумею в такие годы сыграть эту роль, я все-таки сделал это. У меня замечательная партнерша - известная певица Тамара Гвердцители, она играет Дульсинею. Очень душевный и теплый человек, безумно талантлива, играть с царицей Тамарой - огромное удовольствие.

- Вы легко находите общий язык с новыми поколениями актеров и музыкантов, а уж они в вас души не чают.

- Мне нравится их активная позиция. В каком-то смысле я подпитываюсь от них положительной энергетикой. Дружу со многими молодыми актерами, езжу на гастроли вместе с Димой Певцовым, Сережей Безруковым и другими нынешними кумирами. Для меня они - мальчишки, и частенько вечерами они просят что-то рассказать из истории кино, театра, удивляясь, что я был непосредственным участником тех событий, о которых они знают из школьных учебников. Почему-то принято считать, что люди в возрасте завидуют молодым, но мне всегда казалось: надо жить так, чтобы молодые завидовали тебе, тому, как ты жил, сколько видел, сколько пережил… Хотя чувство зависти мне вообще не свойственно. Мне его заменяет чувство восхищенности. Я всегда был готов восхититься тем, как здорово сыграли мои коллеги, пусть даже они намного моложе меня.

- А чем вы занимались в Великую Отечественную войну?

- В составе актерской бригады выезжал на передовую. Когда выступаешь на фронте перед солдатами, которые не знают, доживут ли они до утра, о смерти не вспоминаешь. Да и порой находиться в Москве было гораздо опаснее, чем на передовой. Днем снимали картину, периодически убегая в укрытия во время воздушных атак. А ночью с огромными железными щипцами я дежурил на крыше своего дома, гасил зажигательные бомбы, которые немцы сбрасывали на город. Тогда у людей были совершенно другие ценности. Грандиозным праздником был день, когда выдавали целую буханку хлеба. Прежде чем съесть маленький кусочек с чаем, мы ею любовались, смотрели, нюхали, старались продлить это замечательное мгновение. С тех пор, как закончилась война, для меня самым любимым праздником остается День Победы.

- Читателям «Мурманского вестника» будет интересно узнать, что вы ведь могли стать военным моряком.

- Я действительно хотел учиться в военно-морской школе, но меня не взяли из-за зрения. Переживал, так как мечтал о море, грезил морской романтикой. Пришлось идти работать учеником слесаря, потому что после смерти отца семье не на что было жить. Но потом судьба все перевернула в моей жизни и в моих планах. Как-то, прогуливаясь после работы по Каретному ряду, я увидел объявление о приеме в театрально-производственное училище при Театре им. МОСПС. Дай, думаю, попробую. Меня прослушали и попросили прийти через неделю. А я за неделю, погрузившись в свои заботы, совершенно забыл о своем поступлении. Вспомнил, пришел, смотрю - списки висят, и, что самое удивительное: я в этих списках. Судьба!

- Большинство ваших героев на сцене и в кино - персонажи не приземленные, а романтические. В наше время это слово подзабыто. Вы верите, что романтики - самые счастливые люди?

- О романтизме очень хорошо сказал мой любимый герой Дон Кихот: «Самое худшее безумие - это видеть жизнь такой, какая она есть, забывая, какой она должна быть». Жизнь, конечно же, дана не для конфликтов, войн, ссор и накопительства, а для того, чтобы созидать, сострадать, понять боль другого человека как свою боль. Это главное в жизни. И люди с таким, во многом романтическим подходом к жизни, действительно бывают по-настоящему счастливы.

- О чем, кроме секретов возраста, вас любят спрашивать журналисты?

- О счастье. О том, что же такое счастье?

- И что же это такое?

- Мне кажется, что это ощущение жизни во всей ее многогранности, многообразии. Счастье - когда ты имеешь возможность сделать другому человеку добро, увидеть его улыбку.

Фото: Антонов Михаил
Фото:
Михаил АНТОНОВ.

Опубликовано: Мурманский вестник от 10.02.2012

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,814075,324179,547072,7227
Афиша недели
В жанре девяностых
Гороскоп на сегодня