21.08.2012 / Увлечения

Анна Нетребко: Есть в музыке целительная сила

Фото: Антонов Михаил

Анна Нетребко не только в России, но и на Западе сейчас считается самой востребованной оперной певицей. Лучшие оперные театры США, Италии, Австрии, Германии рвут ее на части в надежде заполучить такую звезду. Нетребко не только поет в опере, но и много гастролирует с концертной программой, в последнее время выступая вместе со своим супругом певцом Эрвином Шроттом. Но всемирная слава не вскружила голову Анне Юрьевне, не испортила ее, человека доброго, отзывчивого, общительного и позитивного.

Все эти качества очень ярко проявились в ее стремлении серьезно и масштабно заниматься благотворительностью, о чем народная артистка России рассказала нашему питерскому корреспонденту.

- Анна, вы народная артистка России, лауреат Государственной премии, оперная прима… Что вы думаете о засилье попсовой, эстрадной культуры в телеэфире и на радио?

- Это несомненный факт, что поп-музыка, как говорится, лезет в уши отовсюду. Но когда сегодня кто-то говорит о закате музыкальной российской культуры, я не соглашаюсь. Я не так пессимистически настроена насчет будущего нашей культуры. Думаю, наша культура цветет, она всегда была и будет на очень высоком уровне. На моих концертах и спектаклях особенно много молодежной публики именно в России.

- Наверное, в вашем с Эрвином доме постоянно звучит музыка? Вашему сыну на роду написано быть музыкантом?

- Если Эрвин дома, то музыка звучит действительно часто, но в основном босса-нова, танго, очень хорошая, легкая музыка. Классическую музыку практически не услышать в наших стенах. Думаю, наш мальчик будет любить музыку, но мы пока не нагружаем его. Он читает русские книжки, смотрит мультики. Да, и колыбельные (как пишет пресса!) я ему не пою: боюсь, если стану петь ему колыбельную, он не заснет (улыбается).

- У вас такая красивая, талантливая семья. Не хотите написать книгу о себе и своем супруге?

- Книги будет писать тот, кто действительно умеет это делать. А я буду просто жить. Пока таких планов нет, не до мемуаров. Я еще молодая. Скорей, Эрвин напишет книгу, у него легкое перо, красивый слог, ему нравится писать стихи.

- В последнее время вышло несколько фильмов-опер с вашим участием - «Богема», «Анна Болейн», «Дон Жуан», благодаря которым спектакли из лучших театров мира с вашим участием теперь может увидеть каждый…

- Я очень люблю этот жанр искусства, хотя, считаю, что оперу вообще очень трудно снимать. Опера должна быть исполнена на сцене и живьем. Вот «Богема» была интересна тем, что это вообще кинематографичная история. Но я даже не знаю, какая еще опера может также красиво лечь на пленку.

- Два года назад вы неожиданно получили российскую национальную эстрадную премию «Золотой граммофон», столь необычную для оперной примы… Это случилось после того, как вы слились в дуэте с Филиппом Киркоровым. Планируются ли еще какие-то подобные неожиданные дуэты?

- Спасибо за поздравления! Нет, это был разовый проект, и хорошо, что все закончилось «Граммофоном» - прекрасно, спасибо. Но я не заинтересована в кроссовер-проектах. Я оперная певица, мне это интересно. Хотя никогда нельзя сказать «нет»…

- На Западе вас называют истинным послом России… А вас устраивает, что говорят и пишут о России западные СМИ?

- Иногда я смотрю новости на Западе, и в них Россия представлена не с лучшей стороны. Это немножко обижает, задевает, но я не политик, в такие сферы вмешиваться не могу. Единственное, что могу делать, - петь на сцене. Это мое оружие.

- Многие звезды, в том числе ваш партнер по эстрадному дуэту Филипп Киркоров, любят говорить, что их концерты помогают людям излечиться от многих заболеваний, о чем потом рассказывают зрители… А что вы скажете на этот счет?

- Я уверена, что музыка вообще обладает целительной силой. Для одних - поп-музыка, для других - классическая, для третьих - оперный вокал. Музыка, несомненно, полезна для души и тела. Очень многие люди подходили ко мне, благодарили, рассказывали, что у них появились новые силы, к ним вернулась надежда. Я думаю, что это самый большой комплимент, который я когда-то получала.

- Анна, расскажите о своем недавно открывшемся благотворительном фонде.

- Конечно же, благотворительностью я занялась не вчера, а очень давно и упорно. Мы совпали в этом с моим супругом, певцом Эрвином Шроттом. А когда у нас родился сын, мы почувствовали, что должны помогать не только ему, но и многим другим детям, если Господь дал нам такую возможность. И вот три месяца назад мы зарегистрировали в Мюнхене фонд «Anna and Erwin Foundation - Anna Netrebko and Erwin Schrott for kids», чтобы использовать свою популярность и прийти на помощь детям. Это очень серьезный проект, достаточно сказать, что почти год шло оформление документов. Пока мы помогаем четырем организациям: SOS-KinderDorf, Институту Турнера в России, а также госпиталю в Валенсии и госпиталю в Вене. Все организации очень серьезные, нуждающиеся в помощи, и я точно знаю, что деньги пойдут именно туда, а не осядут в чьих-то карманах. Мы с мужем просто хотим помочь детям, хотим сделать все, что в наших силах! И в этой деятельности за оригинальностью не гонимся. Нам очень важно, чтобы все было официально и все было по-настоящему.

- Даже в день своего концерта вы выкроили четыре часа драгоценного времени, чтобы приехать в детскую клинику…

- Я ведь «дебютировала» в роли патронессы нового фонда, приехав в свой любимый Петербург в июле, где мне предстоял сольный концерт в Мариинском театре. Конечно, в день концерта вокалисту лучше «включить» режим молчания, но у меня просто не было другой возможности побывать у своих добрых друзей - докторов и пациентов детского ортопедического института имени Турнера, что располагается в петербургском пригороде.

В Пушкине я с большим интересом прошла по корпусам и отделениям, посмотрела на просторные и светлые палаты, на современную медицинскую аппаратуру. Честно говоря, я просто потрясена теми позитивными переменами, что произошли в Институте Турнера. Не была здесь несколько лет, а как все изменилось. Палаты светлые, чистые, детям все предоставлено, совершенно новое оборудование, технологии - все для детей… Впервые я приехала в этот институт в 2009 году и по совету директора этого учреждения, известного хирурга Алексея Георгиевича Баиндурашвили, помогла приобрести так называемые спейсы, которые помогают при проведении серьезных хирургических операций. Потрясенная увиденным в Пушкине, я, сама молодая мама (сын Анны и Эрвина - Тьяго Аура, или просто Тиша, родился в 2008 году. - Прим. авт.), затем приехала сюда вновь, чтобы опять помочь своим новым маленьким друзьям (наследники Турнера помогают детям с врожденным вывихом бедра, сколиозом, патологией стопы, детям с травмами позвоночника и другими). Ну а когда узнала, что ученый совет института решил присвоить мне звание почетного доктора, то я поняла, что стала членом этой удивительной семьи. И в этот раз я привезла хорошую новость: один из спонсоров с помощью нашего фонда готов в ближайшее время передать Институту Турнера сумму не менее ста тысяч евро.

- Анна Юрьевна, все складывается как нельзя лучше, но почему в какой-то момент посещения Института Турнера у вас на глазах появились слезы и вы даже попросили убрать камеру, а затем надели темные очки?

- Но не стоит сейчас говорить о моих переживаниях! Это естественно, это понятно и очень тяжело для всех нас. Будем думать о хорошем и приближать его.

Михаил АНТОНОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 21.08.2012

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,993174,902277,971972,9697
Афиша недели
Брэнд в тренде
Гороскоп на сегодня