13.10.2012 / Увлечения

Тело как поле для экспериментов

Фото: Лев Федосеев
Как бы далеко от дома ни находился Игорь Чирков, частичка родного Мурманска всегда с ним.

Есть в мире вещи, которые либо нравятся, либо шокируют, но равнодушными оставляют редко. Думаю, что тату и пирсинг - именно из этого ряда. И лично я за подобный вариант изменения внешности. Впрочем, тут же оговорюсь, что не касаюсь крайностей, когда металла в теле становится столько, что твой вес увеличивается кило эдак на два, и чувствительные металлодетекторы в аэропорту отзываются пронзительным писком, когда ты преодолеваешь контрольную арку, а площадь естественного цвета твоей кожи в разы меньше закрашенной. Это уж, простите, перебор...

Чем же нынче модно украшать свое тело, чего делать не стоит и как алкоголь мешает рисовать и колоть на коже?

7 лет медведей

В далеком 2000 году Игоря Чиркова, ныне уже довольно известного мурманского мастера тату, призвали служить на «Спутник». Здесь-то, в морской пехоте, и начались его пробные работы. Первым «подопытным» стал друг Игоря. Парень сам собрал татуировочную машинку, дал приятелю и сказал: «Бей!». Перед этим, конечно, сделали эскиз.

- Обыкновенной плакатной тушью я набил ему на плече белого медведя, - вспоминает мастер. - За 7 лет службы я их еще столько сделал! Кстати, третью татуировку я уже бил за деньги. Желающих в армии было много.

Потом Игорь работал в шахте в Заполярном, там клиентов тоже хватало, уехал в питерский тату-салон и лишь затем начал свое дело в Мурманске. Особо значимые события жизни Чирков в цвете запечатлел на собственном теле. Так, его ногу украшает шахтерская каска, а под ней надпись: «Спасибо, дыра».

- Потому что я за два года заработал на квартиру в Мурманске, - улыбаясь, объясняет татуировщик. - А это, когда в Питер уехал, - Игорь демонстрирует на руке изображение тату-машинки и дату - 2010 год. - Считаю, что именно тогда я стал профессионалом своего дела.

Еще в память о городе на Неве мастер набил крейсер «Аврора», кружку пива, портрет Петра I и корюшку. Не обидел Чирков и Мурманск - питерский автор по фото сделал своему коллеге маяк, что на Семеновском озере. Всего же на теле моего собеседника 14 рисунков, и останавливаться Игорь не собирается.

МиГ-31 и Гитлер-свинья

Чирков в среднем делает две татуировки в день и весьма радуется, когда ему предстоит не какая-то банальная работа, типа надписи «veni, vidi, vici», что переводится с латыни как «пришел, увидел, победил», а что-то необычное, интересное, сложное. Татуировка должна быть не только красивой, но и наполненной смыслом.

- Вот недавно ко мне пришел пенсионер, бывший военнослужащий. Я ему на спине набил МиГ-31, - рассказывает мастер. - В Питере дедушка лет семидесяти в память о блокаде попросил сделать колючую проволоку.

Нельзя отказать в оригинальности и еще одной клиентке Игоря - дамочка собирается наколоть на ягодице... Гитлера в виде свиньи! Был такой персонаж в старом военно-патриотическом мультфильме.

Некоторые люди приходят, не зная, чего хотят.

- С такими я беседую, выясняю, к чему человек склонен, чем занимается, увлекается, о чем мечтает, - говорит мой собеседник. - Почти половина людей исправляют старые, наколотые по молодости рисунки.

Татуировка - дело болезненное. И периодически сильный пол оказывается гораздо ранимее представительниц прекрасной половины человечества. Особенно, по словам мастера, чувствительны «качки». Был даже случай, когда к Игорю Чиркову пришел мужчина, а рядом с ним сидела жена и успокаивала. С обезболиванием же бить трудно - рисунок может испортиться. Есть и те, кто просто спит, пока мастер работает. Вот уж действительно толстокожие люди.

«Сгинь, нечистая!»

К не всегда добродушным взглядам на улице, к примеру, на пляже, Игорь уже давно привык. Особо впечатлительные бабушки при виде разрисованного парня порой даже крестятся: «Сгинь, нечистая!»

- Ты допускаешь, что лет через 15 будешь весь в татуировках? - интересуюсь у Чиркова.

- А я хочу этого! - уверенно заявляет мой собеседник. - Вот скоро еду в Питер. Сделаю еще три тату.

И при этом Игорь никак не поддается на уговоры отца, который просит набить портрет мамы. А вот к тому, что его ребенок (правда, он пока только в планах) будет неравнодушен к рисункам на теле, мастер готов, мало того, хочет, чтобы наследник пошел по его стопам в профессии.

Табу Игоря Чиркова:

- Я никогда не буду бить татуировки на лице. Считаю, что это ненормально. Не буду делать фашистскую символику, хотя некоторые просят. Вообще никакую татуировку не набью ребенку до 16 лет. Всегда отговариваю людей делать имена своих любимых - потом ко мне же приходят исправлять.

За серьгу - родителей в школу

Иван Урлапов тоже полностью за изменение внешности. Мастер пирсинга, официально он работает на судоверфи, однако с завидной регулярностью вживляет металл и другие инородные предметы в тела северян.

А началось все... с простуженного уха. Кто-то подсказал маме тогда еще школьника Вани, мол, нужно сделать сыну прокол в мочке - и все пройдет. Что-то из разряда народной медицины. Как ни странно, действительно помогло. Потом Иван взялся за себя сам - пробил ухо, вставил сережку и в таком виде заявился в школу.

Пожилая учительница консервативных взглядов была шокирована, вызвала родителей своего подопечного на беседу. Те, к счастью для парня, оказались более «продвинутыми» и приглашение классной проигнорировали, хотя сами тоже были не в восторге от увлечений сына, который одной серьгой в ухе ограничиваться явно не собирался.

- На себе тренировался, попутно на других, - вспоминает Иван Урлапов. - Первый раз - когда другу бровь проколол. Потом как-то человеку язык разрезал. Прямо лезвием. Затем уже начал серьезнее к этому делу подходить, читал литературу, изучал, как надо, как обеззараживать и все такое.

Алкоголь и аспирин под запретом

Сейчас Иван, пожалуй, может сделать прокол любой части тела даже с закрытыми глазами и, по его словам, почти безболезненно.

- Если человек действительно хочет, будет и не страшно, и не больно, - говорит мой собеседник.

Правда, попадаются и особо впечатлительные люди, хотя это скорее из разряда исключений. Так, однажды Иван потратил 6 часов, чтобы проколоть девушке нос. На непосредственный процесс ушло, наверное, несколько минут. Остальное - на успокоение и приведение в чувство.

- Я достаю иголку, она смотрит - и в обморок. И так - трижды, - вспоминает мастер пирсинга. - Когда ей второй прокол делал, в ухе, было уже гораздо проще. А так - главное, чтобы перед проколом человек был трезвый и не принимал аспирин, а то и одно, и другое разжижает кровь.

Кроме первой дырки в мочке, авторство которой принадлежит маме, остальные Иван делал себе сам. Несколько сережек в ушах, в брови, в носу, нижней губе. Еще - на ключицах. Правда, сейчас оттуда металл молодой человек вынул. В чужие тела мастер вносил более глобальные изменения. Однажды делал на спине на каждом позвонке проколы, в них вставлял штанги, потом - кольца. И через них по всей длине позвоночника продевал кожаный ремень. На это ушло несколько сеансов и наверняка много месяцев заживления.

- Зато выглядит очень неординарно! - замечает Иван Урлапов.

Часто к мастеру обращаются подростки, мол, проколи нос, бровь и так далее. Тогда Иван предлагает прийти с родителями, и, как правило, на этом все заканчивается.

Бывает, мастер пирсинга и взрослых отговаривает от проколов.

- При проколе языка часто появляются дефекты речи, - приводит пример мой собеседник. - Как-то ко мне пришел человек и так-то с огромными проблемами с дикцией. Я ему так прямо и сказал, что если проколоть язык, то вообще ни одного слова будет не разобрать.

Пирсинг как состояние эйфории

- А что ты еще никогда не делал, но хотел бы сделать? - интересуюсь у мастера.

- Есть одна любопытная вещь, но это уже не столько прокол, сколько хирургическое вмешательство, требующее медицинского образования. В череп, в определенное место, вставляется кольцо, обеспечивая вброс в головной мозг эндорфинов.

Эти гормоны, как известно, отвечают за состояние эйфории и счастья. К слову, такую операцию придумал нейрохирург из Венесуэлы как способ лечения наркозависимых. Это серьезная операция, которая делается под общим наркозом.

Между тем лично для себя таких метаморфоз Иван не желает. И неудивительно: адреналина и эндорфина ему и так хватает сполна, когда он занимается альпинизмом, прыгает на страховке со зданий или с парашютом со скалы.

- Мне интересно испытывать что-то новое, мечтаю прыгнуть с парашютом из стратосферы, чтобы семь минут находиться в свободном падении, - признается Урлапов. - А пирсингом занимаюсь, так как хочется хоть немного изменить этот мир, сделать его не таким серым.

Фото: Лев Федосеев
По мнению мастера, хорошая татуировка украшает женское тело.
Фото:
Иван Урлапов не исключает, что через несколько лет металла в его теле станет гораздо больше. Фото из личного архива Ивана Урлапова.
Екатерина БОГДАНОВА

Опубликовано: Мурманский вестник от 13.10.2012

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,377275,225378,750572,3954
Афиша недели
По следам Роу и Электроника
Гороскоп на сегодня