09.07.2013 / Увлечения

«Влечет меня старинный слог…»

Фото: Михаил Атонов
Народный артист России Валерий Гаркалин.

Народный артист России Валерий Гаркалин до своих 55 лет жил и работал, как говорится, на полную катушку: был востребован в кино, на театральных подмостках, счастлив в семейной жизни с единственной любимой женой и взрослой дочерью. Но вдруг попал в черную полосу, и буквально за один год вся его жизнь перевернулась: два инфаркта, клиническая смерть, преждевременная кончина жены… Как же удалось ему, баловню судьбы, перенести все это, сохранить желание жить и работать?

Первый инфаркт настиг Валерия Борисовича в июне 2008 года во время гастролей в Литве. Произошло это прямо на сцене, в Клайпедском дворце культуры и спорта рыбаков, во время спектакля «Ботинки на толстой подошве». Полный зал, публика - все внимание. Спектакль начался вовремя, но уже через полчаса после начала представления Гаркалин почувствовал себя так плохо, что, извинившись, ушел со сцены.

По дороге, прямо в карете «скорой помощи», у Валерия остановилось сердце, но врачи были готовы к такому повороту событий, откачали актера. Был зафиксирован обширный инфаркт миокарда. В это трудно поверить, но буквально за день до гастролей, 5 июня, Гаркалин был в Сеченовском центре на обследовании, где его заверили, что его сердце в полном порядке. А 6 июня, когда он находился в Литве на гастролях, внезапно разразилась беда! Он хотел перетерпеть боль, но не смог и упал.

Второй инфаркт случился через полчаса. Тогда закрылся второй коронарный путь. В это время актеры Татьяна Васильева и Александр Феклистов вышли к зрителям и сообщили им о несчастье. «Мы собирались продолжать спектакль без Гаркалина, но поняли, что это невозможно», - призналась Васильева. Актеры заменили спектакль творческим вечером и около тридцати минут рассказывали интересные и забавные истории, связанные с театром и киносъемками. Никто из зрителей не пожелал вернуть деньги за билеты, хотя они были недешевы. Литовские врачи делали коронарографию, механически расширяли сосуды, работа шла по плану, но тут наступил самый острый момент: оторвался тромб – произошла остановка сердца. То, что Валерий остался жив, иначе как чудом не назвать…

В октябре 2008 года Валерий вновь оказался между жизнью и смертью, опять оторвался тромб, и на этот раз актера спасли во Франции. Гаркалин признается, что вот тогда ему реально показалось, что все, он умрет, но французский врач-профессор его утешил: «Если бы вы умирали, я бы вас не выписал!» А еще он добавил: «У вас, русских, одна проблема - вы не знаете, что такое уставать».

…И вот прошло четыре года. Валерий Борисович не просто вернулся на сцену, но он работает еще больше, чем раньше. Продолжает преподавать в Российской Академии Театрального искусства (РАТИ), где он профессор. За кулисами одного из гастрольных спектаклей народный артист России ответил на вопросы нашего корреспондента.

- Валерий Борисович, что за названия сейчас в вашем гастрольном репертуаре?

- Два спектакля по Островскому - «Лес», «Наливные яблоки», две работы по современной драматургии. Есть спектакль по пьесам Чехова «Шутка». Играю и спектакль «Шкаф с видом на море». С моей постоянно партнершей Ольгой Прокофьевой мы собрали в один вечер стихи Беллы Ахмадуллиной, которые нас потрясают. Мы поняли, что настало время популяризировать эту поэзию в противовес сегодняшнему оскудению русского языка, во многом обусловленному Интернетом. У Ахмадуллиной есть такие строки: «Влечет меня старинный слог, есть обаянье в древней речи, она бывает наших слов и современнее и резче». Знаете, Белла Ахатовна выразила то, о чем думаю я, о чем думают многие мои единомышленники.

В зрителях вновь проснулась потребность в творческих вечерах артистов, в поэтических программах. Это можно объяснить только потребностью в настоящем русском языке, его уникальности.

Ведь что такое «творческий человек» - это человек, который обладает этой литературностью. Понимаете, когда человек обладает интересной речью, нестандартно мыслит при этом - это ведь удовольствие иметь такого собеседника. Но когда речь человека скудна и убога, вы от него будете отворачиваться. И если к зрителю приходит актер, который может поговорить об Ахматовой, о Ницше, об Овидии, то это сегодня дороже любых детективов и комедий.

- Почему вы упорно не хотите связывать свою судьбу с репертуарным театром, перемещаясь из одного антрепризного проекта в другой… Это продиктовано только коммерческими соображениями?

- Верой и правдой много лет я служил в академических, репертуарных театрах - театре сатиры, театре имени Пушкина. Зная все тонкости и своеобразие такого творческого существования, я пришел к выводу, что театр таким, какой он есть, не должен оставаться. Как ни грустно, могу с точностью констатировать, что 80 процентов театральных коллективов, которые составляют театральную мекку Москвы, должны прекратить свое существование как институт художественных идей. На смену должны прийти совершенно новые.

Если вы помните недавнюю историю отечественного театра, то в серой массе времен застоя, как тогда говорили, работало огромное количество коллективов, и только три-четыре выделялись. Юрий Любимов с театром на Таганке, Анатолий Эфрос с театром на Малой Бронной, плюс какие-то студийные коллективы. Если я не ошибаюсь, тогда возник и Табаков со своей «Табакеркой». В Ленинграде работали великий Георгий Товстоногов, замечательный Зиновий Корогодский. Они возникали в однообразной и скучной среде, но создавали что-то новое. Вопрос: где сейчас в репертуарных театрах это новое, достойное планки Любимова и Товстоногова?

- Неужели в репертуарном театре сейчас совсем ничего не трогает вашу душу?

- Не так давно я побывал в театре, руководимом Кириллом Серебренниковым, посмотрел спектакль «Метаморфозы» по Овидию, художественную, полноценную и продуманную разработку классического произведения, не какой-то памфлетик, шутку, а серьезную работу по мифам. Зал был переполнен молодыми людьми, эти люди не ходят на антрепризные спектакли, в которых я играю, там я вижу людей пожилого и старшего возраста. Меня как актера устраивает зритель любого возраста, можно ведь ходить на детские спектакли в пожилом возрасте и получать удовольствие, а можно заснуть, будучи молодым человеком, на спектакле Серебренникова. Но молодые зрители, молодые лица, отражающие душевные идеалы, - это будущее театра. Их души и сердца тянутся к театру - смотреть, постигать, сравнивать, познавать. В этом смысле то, что делает Кирилл Серебренников, достойно уважения.

- Продолжая много работать в театре, почему вы отдалились от кинематографа?

- Действительно, произошел какой-то разрыв моего романа с кинематографом. Я ему не изменял, мне казалось, что я отвечал на все его требования. Произошла какая-то история, которой я не могу дать четкого объяснения. Если примитивно, то, наверное, мне на смену придут другие исполнители, нужны другие темы. Хотя в глубине души я полагаю, что в кино действительно есть момент, когда заканчивается что-то очень важное. Твоя тема. Не герой стареет, а именно тема, которую кинематограф больше не раскрывает. В связи с этим целая плеяда актеров уходит. Например, ушел интеллигент из кино… Знаете, противно даже пересказывать содержание тех сценариев, которые мне дают. Планка снижается и снижается. Раньше кино говорило о высоких чувствах - разве возможна сейчас такая поэтика, как в фильме «Летят журавли»? Нет, никто так о войне сейчас не расскажет - ни один режиссер, ни одна актриса. Сейчас даже такой актрисы не могло бы и родиться, потому что не существует темы. Есть только какая-то золушка, которая бродит по своим периферийным улочкам и решает хищнически завладеть Москвой, не очень хорошими методами, подсидев кого-то...

- Многие удивляются, как удалось Гаркалину после всех потрясений судьбы не только вернуться на сцену, но опять работать на все сто… Как сейчас ваше здоровье?

- Как человек, побывавший две минуты по ту сторону добра и зла, я понимаю, какой это неоценимый подарок небес - жизнь. Не надо ее укорачивать. Не в смысле того, что нельзя курить! Давайте удлинять жизнь с точки зрения любви. Верно говорят, что сцена лечит. Любимая работа тоже лечит. Да, бывают такие периоды в жизни, когда все скапливается в какой-то сгусток. Есть такие моменты, когда нужно быть и тут, и там... Но я учусь не только хорошо работать, но еще и полноценно отдыхать. Есть месяцы, когда я практически ничего не делаю, - например, летом.

Михаил АНТОНОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 09.07.2013

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,875776,184879,000772,9161
Афиша недели
По следам Роу и Электроника
Гороскоп на сегодня