13.03.2014 / Увлечения

Виктория Тарасова: «Я ненавижу бездельников!»

Фото Вадима Тараканова.

Актрису Викторию Тарасову телезрители знают прекрасно. Ее волевая и стойкая героиня Ирина Зимина, один из главных персонажей сериалов «Глухарь», «Пятницкий» и «Карпов», давно дослужилась до полковника полиции. Все привыкли видеть ее в форме и при погонах. Но скоро поклонников Виктории ждет сюрприз: в новом сериале канала НТВ «Мама в законе» она играет женщину, которая оказалась по ту сторону тюремной решетки. Выйдя из мест заключения, Светлана ищет сына, которого после ее ареста отправили в приемную семью.

- Виктория, в кино у вас много серьезных женских ролей, где вы играете сотрудников полиции или женщин трудной судьбы. А в театре у вас какое амплуа?

- В театре у меня в основном комедийные роли. Получается, что есть возможность работать в абсолютно разных жанрах. Очень люблю театр, у меня были там и драматические роли. Например, есть один тяжелый спектакль - «Трамвай «Желание», где заняты Алексей Гуськов, Ольга Прокофьева и я. Это классика, которая мне безумно нравится. Но мы каждый раз с Олей буквально лежим после этого спектакля, потому что он очень тяжелый!

- Какие роли вам даются труднее: драматические или комедийные?

- Любая роль требует полной отдачи. Но театральную тяжело тянуть на себе два часа на одном дыхании. Ты же не можешь сказать зрителю: «Все, я устала! Стоп! Нам надо отдохнуть». Личной энергетикой надо завоевывать публику, и порой это трудно. После спектакля я могу устать гораздо больше, чем после 12-часовой смены в кино.

- Известные актеры о работе в кино говорят, что, например, по сравнению с работой официанта она более легкая. А вы как думаете?

- Я считаю, что актерская профессия очень трудная. После двух «съемочных марафонов» я до сих пор никак не могу оправиться и нормально встать на ноги - у меня перекошена спина и был вывих бедра...

- Это произошло на съемках?

- Да. Я полгода снималась в сериале «Пятницкий», потом у меня было четыре дня перерыва - и переезд в новую квартиру. Таскала на себе все для ремонта! А потом стартанула в новый проект... В шесть утра каждый день вставать, в три ночи ложиться - боюсь, не каждый такое вынесет. Да еще к тому же целый день прорыдать на съемках! С таким давлением ложишься спать и думаешь: «Господи, помилуй!» Но этот труд иногда приносит людям радость, некоторые роли, возможно, кому-то помогают «разрулить» разные жизненные ситуации... Мне очень много писем от зрителей приходит на эту тему.

- Вы свои фильмы пересматриваете?

- Если есть возможность - смотрю. «Гражданку начальницу», вот, смотрела. И если я начинаю отвлекаться по сюжету на других актеров и не думать при этом, кто как играет - значит, кино удалось. Я пересматривала «Пятницкого» - и попала на какую-то серию, где были заложники, мой ребенок, и у меня даже мурашки побежали и слезы появились - вот как, оказывается, это выглядит со стороны! Меня же в этих сценах не было, и я не видела, что там происходит. А когда посмотрела, даже всплакнула после серии. Считаю, эта работа удалась.

- А вы склонны к самокритичности?

- Если я что-то замечаю - то да, конечно. Не то чтобы я ругаю себя, но мне становится дискомфортно. Как правило, когда я играю в кино, я никогда не думаю о том, как я выгляжу со стороны. Я не считаю, что должна красоваться в кадре, да и роли у меня не те. Вот у Ирины Зиминой в «Глухаре» и «Пятницком» - мешки под глазами, и это естественно. Часто я прихожу на съемки с жуткими мешками под глазами, потому что я не выспалась, смотрю на себя в зеркало и думаю: «Даже гримировать не надо! Просто в образ войти, чуть-чуть причесать - и вот она, женщина, вышедшая из тюрьмы, с настоящими синяками под глазами…»

- Вы хотели бы сыграть возрастную роль - например, совсем старую женщину?

- С удовольствием сыграла бы! Но пока не предлагали. В институте у нас были этюды, и я все время брала каких-то бабушек - надевала платки, входила в образ, мне хотелось передать их пластику. И помню, Римма Гавриловна Солнцева, педагог Щепки говорила: «Вот у нас Вика такая красивая, а вечно выбирает персонажей-наоборот». А мне интересно перевоплощаться! Как-то предлагали роль бизнес-вумен… Я пришла, посмотрела - нет, скучно! Настолько все просто: надеть каблуки и ходить с сигаретой…

- Вас не смущает, что в наше время так много бизнес-вумен, а мужчины стали как мальчишки?

- Я иногда на сына-подростка смотрю и думаю: «Что делать-то?» Мало, конечно, осталось настоящих мужчин. Хотелось бы, чтобы они меньше болтали, а больше делом занимались. Вернуть хочется поступки, в том числе и по отношению к себе. Меня недавно спросила молодая девочка 23 лет: «Где же найти мужчину, чтобы родить ребенка, устроить семью? Мужики перевелись - что же нам делать, бедным?» Я говорю: «Иди, вон, в пробирке возьми! Только выбирай генофонд из девяностых годов, когда они еще водились, мужчины». Иногда с ностальгией вспоминаю то непростое время...

- Какие вы предпочитаете места для отдыха?

- В основном еду к морю. Это дает прилив сил и жизненной энергии. Недавно вместе с Данилой летали отдыхать во Вьетнам. А в декабре 2013 года была в Лос-Анджелесе по работе. Но сына тоже взяла с собой - стараюсь не упускать такие моменты и не бросать его одного. Сын бывал в Америке со мной не раз и даже учился там в школе. Ему нравится Нью-Йорк, а вот американские школы не понравились категорически - он сказал, что лучше российской школы ничего нет!

- А почему он так считает?

- Ему было трудно найти общий язык с воспитателями. Ему казалось, что это не школа, а казарма!

- А вам самой конфликт «отцов и детей» знаком?

- Я росла в хорошей семье, у меня были мама и папа, и конфликтов у меня с ними особо не возникало. И с сыном Данилой у меня вполне дружеские отношения: я стараюсь не перегибать палку, не применять жесткость, хотя понимаю, что, может быть, иногда и надо. Мне хочется все-таки, чтобы до него самого дошло, как надо жить. Не обязательно учиться на ошибках, но я хочу, чтобы он сам прошел через что-то. Иногда помогаю ему советами, направляю, но стараюсь излишне не «жестить». С подростками вообще очень сложно, а с их поколением и подавно! Но мы совместно пытаемся справляться с этим.

- У него уже есть планы насчет будущей профессии?

- Пока он хочет заниматься нефтью. Говорит: «Хочу нефть добывать!» Я не против любой работы. Даже если он будет сантехником, электриком - не важно кем. Я просто ненавижу мужчин, которые не занимаются делом. Для меня лень и разгильдяйство - это смерть! Даже не важно при этом, что он «хороший человек», все равно ненавижу бездельников. Поэтому я приму любую его профессию. Хочет в мастерской собирать машины, ремонтировать? Пожалуйста! Я готова отдать последнее, даже купить ему эту мастерскую - лишь бы он занимался делом! Сейчас возится с мотоциклами, скутерами - разбирает, собирает... Недавно подружился с мальчиком, и теперь они вместе ставят на скутер какой-то супермотор - сидят, ковыряются в гараже…

- Для вас что в жизни более важно: работа или личная жизнь?

- Если появится человек, ради которого я смогу оставить работу и заняться семьей, то уйду. Хотя, может, и не смогу совсем не работать. Да и этот человек мне не позволит, наверное, уйти из профессии - от того, чем я фактически живу. Работаешь же не всегда ради денег. Если мне интересны какие-то роли, а там плохо платят - я все равно пойду их играть. А что для меня важнее? Работа важна, потому что есть материальная зависимость: надо кормить семью, маму и подрастающего сына. Все время за них боюсь, хочется, чтобы они жили спокойно. Но и без любви ведь тоже нельзя! Трудно порой это сочетать… Но думаю, что все будет хорошо. По крайней мере, я на это настроилась.

Марина ЛЕВИНА (ИА «Столица»)

Опубликовано: Мурманский вестник от 13.03.2014

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
67,751979,174982,939876,0232
Афиша недели
«Лимита» широкоэкранная
Гороскоп на сегодня