11.07.2014 / Увлечения

Янтарный город

Самолеты не знают границ. По прямой от Мурманска до Калининграда 1800 километров. Два с половиной часа лету. А если ветер попутный, то еще быстрей. Но главное не это. Теперь из Мурманска в самый западный регион России можно добраться напрямую, без утомительных пересадок в Питере или Москве. Одним из первых рейсов в Калининград отправился и я.

«Так не доставайся же ты никому!»

Только взлетели, а командир корабля уже передает: «Мы в воздушном пространстве Финляндии». Под нами еще не растаявшие горнолыжные склоны курортов Лапландии, вот четкие очертания Хельсинки, дальше Финский залив - и через всю Прибалтику за полчаса. При подлете, если хорошая погода, можно отлично увидеть всю Куршскую косу - узкую полоску песка длиной в 100 километров, вытянувшуюся с юга на север, но так и не дотянувшуюся до Литвы.

На Куршскую косу я поеду обязательно. Это чудо природы нельзя не посетить. А пока самолет идет на посадку. И вот аэропорт Храброво, а от него отличная, недавно построенная магистраль в столицу янтарного края - Калининград.

Бывший Кенигсберг встречает теплом и свежестью. Город древний, но старины мало. И не удивительно - в конце Второй мировой войны его, по сути, уничтожила английская авиация. Понимая, что эта земля отойдет к Советскому Союзу, англичане поступили по принципу «так не доставайся же ты никому».

Остались целыми старые фортификационные сооружения - каменные стены и ворота столицы Восточной Пруссии. К слову, они чудом уцелели и после войны, когда местные партийные бонзы писали в Москву депеши с просьбами порушить Королевские ворота - один из символов Кенигсберга - как «утратившие культурную ценность». И четырежды из Кремля отвечали: «Нет!».

Хотя королевский замок XIII века все же не сохранился. Рассказывают, в 60-х ехал по Калининграду генсек Брежнев, увидел его и посетовал походя: «А што это за гнилой зуб царского режима?».

Замок взорвали, а на его месте стали возводить безвкусную высотку - Дом Советов. Строили его так долго, что советская власть закончилась, а стройка все шла. Тут ее и вовсе забросили. И по сей день стоит этот долгострой, как убогий памятник человеческому беспамятству. Вот где «гнилой зуб»-то!

Но зато просто-таки чудом уцелел Кафедральный собор. Мавзолей у его стены - могила Иммануила Канта. Самый известный гражданин Кенигсберга. Говорят, что за всю свою долгую жизнь мыслитель ни разу не покидал пределов своего родного города. Историки скажут, что это не так, выезжал-таки в соседние университеты, читал лекции. Но это не важно, верность великого философа родному городу и так очевидна.

Кант лежит у стен островерхого собора, устремленного в небеса, тяжелого, кирпичного и в то же время воздушного. Наш спутник калининградский краевед Павел Краснощеков добавляет специй в занимательные истории о жизни философа:

- А вот тут, на берегу реки, состоялась знаменитая встреча юного Иммануила Канта с бароном Мюнхгаузеном. Рассказывают, что барон ехал через Кенигсберг в Россию, увидел Канта, остановился, вытащил из рюкзака убитую утку и показал ею в сторону Луны, сказав при этом: «Там есть жизнь, и я туда доберусь». С чем и уехал, оставив будущего философа в глубоком смятении.

Вот и верь после этого экскурсоводам... Хотя барон-фантазер - вполне исторический персонаж. А раз так, то почему бы ему и не встретиться с Кантом? Я лично полагаю, что именно так все и было.

Вокруг величественного кафедрального собора ходить можно бесконечно. Бьют часы на башне, на скамеечках целуются влюбленные парочки. Через реку с острова переброшены мосты. Самый знаменитый - Медовый. Историки расходятся во мнении, отчего он так назван. То ли тут в старину медом торговали, то ли просто кто-то разлил бочку меда - и пошло.

Всего с острова вело семь мостов. И в этом была великая загадка. Выдающиеся математики вроде Леонарда Эйлера ломали голову над тем, можно ли пройти по семи мостам, чтоб ни разу не пересекать один и тот же. Кумекали - разумничали, схемы замысловатейшие рисовали, пока один из светил не вынес вердикт: «Невозможно!». И точка.

Впрочем, об этом вы прочитаете в любом путеводителе. А мы попытаемся проникнуть внутрь собора.

Не Кантом единым

Время позднее, девять вечера, но двери открыты. И тут нам повезло. Узнаем, что через пять минут - органный концерт. У входа - строгая кассирша и юноша в джинсовке. Билет - 300 рублей. Мы малость замялись, а парень спрашивает, видя нашу телекамеру:

- Откуда вы?.

- Из Мурманска... - отвечаем.

А он, не сходя с места:

- А вот назовите мне двух Героев Советского Союза, которые воевали в Мурманске, тогда поверю!

Вопрос и ошарашивает, и в то же время не вызывает затруднений:

- Бредов, Сафонов, Гаджиев… - отвечаю.

Я, в общем, готов и продолжать. Парень улыбается, и строгая кассирша пропускает нас внутрь. Предупреждая, правда, что органный концерт длится 40 минут и покидать зал нельзя. Уже после концерта мы захотели поговорить с органистом, и оказалось, что он - тот самый юноша в джинсовой курточке, что проверял нас на «мурманскость».

Артем Хачатуров - выпускник Московской консерватории имени Чайковского.

- А много музыкантов играет на этом органе в Калининграде? - спрашиваю.

Он улыбается:

- Нет, немного. Я один. Зачем больше?

Да, профессия органиста уникальная, штучная. Орган в Калининграде - самый большой на просторах бывшего СССР. 112 регистров. Для сравнения, у органа в Риге - 90. Да к тому же особенность - орган стоит не в концертном зале, а в древнем соборе, где своя, исключительная акустика!

- Сравнивать сложность игры на органе с каким-нибудь другим инструментом - дело неблагодарное. Я скажу так: сложнее скрипки инструмента нет... - признается Артем.

Кенигсберг - город с богатой историей. Кроме Канта в его летописи вписали свои имена немало гениев. Сам Вагнер пришел сюда на корабле из Риги, по дороге попал в жуткий шторм, и тут написал своего «Летучего Голландца»…

Но вернемся из истории в день сегодняшний. Я был впервые в Калининграде лет десять назад. Уже тогда этот город в сравнении с остальной Россией казался заграницей - большие магазины, другие машины, особая архитектура. И немудрено - до Европы рукой подать.

За десять лет город преобразился, обрел совсем уж европейский лоск. Центральная площадь изменилась до неузнаваемости. Когда-то тут стоял огромный Ленин. А в 30-е годы прошлого века площадь носила имя Гитлера... Сегодня, если что и напоминает о тех временах, так это кирпичное здание, где в те страшные времена располагалось местное гестапо. После войны эти кабинеты заняли аналогичные ребята из советской ГБ.

По соседству дежурит на каменном постаменте бронзовый Шиллер - он чудом уцелел. После того как Красная армия заняла Кенигсберг, наши солдаты хотели его взорвать, но кто-то из местных сказал, что это, мол, немецкий коммунист. И Шиллер стоит до сих пор.

А в речке местные жители ловят рыбу. И ведь клюет! И окунь, и плотва, щука гуляет. Оно и понятно: крупных предприятий рядом нет, вода чистая - кувшинки с лилиями цветут.

В центре города, рядом с островом, к которому ведет Медовый мост, не так давно выстроили Рыбную деревню. И сразу даже не понимаешь, что это все новоделы. Сделано со вкусом, точно воссоздает образ старого города.

Солнечный камень

Впереди кирпичные крепостные стены и надпись «Музей янтаря». Вот сюда-то нам и надо. Калининград - столица янтарного края. Здесь, на Балтийском взморье, добывается 90 процентов всего янтаря. Музей не самый крупный в мире, но неповторимый. Потому как в нем собраны не только янтарные изделия мастеров, но и уникальные самородки. В их числе камушек весом в четыре кило, размером с баскетбольный мяч.

Директор музея Татьяна Суворова и ее заместитель Наталья Шевчук знают каждый камушек. Для них каждый экспонат - маленькое чудо возрастом в миллионы лет.

Янтарь янтарю рознь. Различается он и по твердости, и по цвету. Самый никчемный - темный, шлаковый, в нем всего 10-15 процентов смолы, остальное примеси. При обработке он обязательно раскрошится. Наиболее ценный - белый, в природе его мало.

Многие ценят необработанный камень - мутный, шершавый. В нем сохранена природная корочка и содержится целебная янтарная кислота.

Вообще человек стал добывать и использовать янтарь с эпохи неолита. С тех пор достиг в этом деле невиданных чудес. Сегодня уже и лазер применяют при обработке, но когда настоящие мастера приступают к созданию действительно стоящих вещей, работают вручную. Янтарь любит тепло человеческих рук.

Не могу пройти мимо экспозиции, где лежат янтарные камешки, в которых навеки замурованы всякие мухи, стрекозы и прочие козявочки.

- Инклюзы, - подсказывают мне сотрудники музея, - включения, застывшие в сосновой смоле.

Вот так, жила себе стрекоза или муха, летала да и увязла в смоле. Навеки. Благодаря таким включениям палеонтологи сделали немало открытий. Инклюзы высоко ценятся и стоят дорого. И этим пользуются мошенники. В музее даже целый стенд есть подделок: тут и скорпион в янтаре, и мелкая птичка. Специалисты подделку отличат сразу. Крупное насекомое или тем более птица не может увязнуть в капельке смолы, выберется непременно.

В музее тысячи экспонатов - и коллекция пополняется: море продолжает выбрасывать янтарь на сушу, да и в карьере попадаются самородки. Геологи говорят, что солнечного камня в Прибалтике хватит еще как минимум на сто лет.

Сергей ЮДКОВ.

Опубликовано: Мурманский вестник от 11.07.2014

Назад к списку новостей

Еще по теме

Это - наши острова!
В Мурманской областной научной библиотеке прошла презентация сразу двух книг, напрямую связанных с такой далекой от нас Японией
Поедем - поедим, на сейды поглядим...
Накануне холодных новогодних каникул региональным комитетом по культуре и искусству совместно с отделом развития туризма была представлена культурная программа для гостей Кольского Севера

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,249778,075381,453975,4329
Афиша недели
Скандалы и разочарования
Гороскоп на сегодня