20.02.2015 / Увлечения

Кино и «антикино»

Высказанное на прошлой неделе автором этих строк предположение, что «Под электрическим небом» Алексея Германа-младшего не останется на Берлинале без приза, оправдалось. Картина получила «Серебряного Медведя» за лучшую операторскую работу. Более того, председатель жюри Даррен Аронофски, признанный мастер философско-притчевого кино, особо похвалил образный строй ленты, когда вручал награду.

Главный же приз, «Золотой Медведь», достался фильму «Такси» иранского режиссера Джафара Панахи. Почему именно ему? Иранское кино вошло в моду еще со времен «Вкуса вишни» Аббаса Киаростами (а это - 1997 год), Панахи - один из ярчайших его представителей, многократно награждавшийся и в Канне, и в Венеции, и в Сан-Себастьяне, да и в Берлине. Существенный фактор для Берлинале - преследование Панахи на родине, фильмы снимать ему запрещено под угрозой тюрьмы. Тем не менее хитроумный иранец умудряется уже в третий раз обходить запрет.

Как появилось на свет «Такси»? Однажды Панахи сел в автомобиль, включил видеорегистратор и отправился «бомбить». Он «бомбил», а видеорегистратор фиксировал и его круженье по городским улицам, и беседы с пассажирами. Сценарий, режиссура, актерская игра, работа оператора, не говоря уже о производственном бюджете, в «Такси» отсутствуют. Однако это «антикино» - полноценный фильм. Эти обстоятельства и стали решающими при присуждении «Золотого Медведя».

Увы, теперь кино со сценарием, режиссурой и актерской игрой по Станиславскому уже не искусство - ремесло. Случайно ли в последнее время многие фильмы - лауреаты «Оскара» и призеры других крупных фестивалей - забываются чуть ли не на следующий день после проката? Поэтому все больше и больше растет интерес к «антикино», ломающему прокрустово ложе академической правильности, со смешением жанров, импровизациями, актерами-непрофессионалами и трясущейся камерой. Эти настроения постепенно проникают даже в цитадель классицизма - Американскую киноакадемию, награды которой будут вручать 22 февраля.

О главных претендентах на «Оскар» уже шла речь в предыдущих статьях. Рассмотрим же эти ленты в ином ключе, в контексте борьбы двух направлений в современном киноискусстве.

Один полюс - это, безусловно, «Одержимость». Бюджет - мизерные 3 миллиона долларов, снято все за 19 (!) дней, многие эпизоды - в стилистике «мокьюментари» (хотя это и не псевдодокументалка) или вообще ютубовского любительского видео. Типичное «независимое» кино - и тем не менее пять номинаций на «Оскар»! Конечно, «лучший фильм» «Одержимости» не светит, однако премия за мужскую роль второго плана (Дж. К. Симмонс) - наверняка.

Чисто внешне более традиционен «Бёрдмэн». Однако на самом деле это не менее авангардное кино. Режиссер Алехандро Гонсалес Иньярриту поставил эксперимент - можно ли неголливудскими методами сделать Большой Голливудский Фильм. Сцены снимались одним дублем, монтажа - минимум, в связи с чем как на оператора Эммануэля Любецки, так и на актеров, вынужденных постоянно импровизировать, легла двойная нагрузка. Но если Любецки выдержал испытание с честью, то из актеров на уровне сверхзадачи оказался лишь Майкл Китон.

Вот если бы Иньярриту учел, что в этом случае необходимо полностью перестроить и традиционную драматургию фильма, и методы работы с актерами, нас бы ждал шедевр. А так - сценарий, полный сюжетных дыр и неестественных реплик, просто хорошие работы Эдварда Нортона и Эммы Уотсон, над которыми возвышается совершенно грандиозный Бёрдмэн/Китон: героическая, но неудача. Тем не менее эта лента - главный фаворит гонки за «Оскар».

По гамбургскому счету, Майкл Китон наиболее достоин награды за лучшую мужскую роль. Однако, скорее всего, ее получит Эдди Редмэйн, сыгравший знаменитого физика Стивена Хокинга в «Теории всего» («Вселенной Стивена Хокинга»). «Теория...» претендует на «Оскар» и за лучший фильм. Действительно, по формальным показателям эта картина великолепна, если не считать одной маленькой детали - она плоха. Особенно ясно это становится, если сравнить «Теорию всего» и «Игры разума».

Во втором случае перед нами история человека, победившего страшную болезнь силой своего интеллекта, в первом - всего лишь мелодрама из жизни инвалида. А ведь Хокинг был и остается ярчайшим умом современности, даром что сейчас у него двигается всего одна (!) мышца. К сожалению, этого Хокинга мы в фильме не увидим. Похожая ситуация с «Игрой в имитацию», где так же не видно гениального математика Алана Тьюринга, а есть, если упрощать до предела, обычный «чокнутый профессор» с проблемами в сексуальной сфере.

Особый случай - «Охотник на лис». Вроде бы обыденное голливудское кино «по реальным фактам» со Стивом Кареллом, Марком Руффало и Ченнингом Татумом, однако крайне примечательное своей повествовательной структурой. Фактически перед нами сжатый до пределов полнометражной картины телесериал, и потому многие события зрителю приходится реконструировать, следя за рассыпанными тут и там намеками, за нюансами поведения героев. Кстати, Стив Карелл в «Охотнике…» совсем не такой, к какому мы привыкли!

Тихой сапой мы достигли другого полюса - «Отеля «Гранд Будапешт» Уэса Андерсона. С одной стороны, это образец классического «большого стиля» Голливуда. С другой, Уэс Андерсон знает, что снимать так сейчас пошло, и переполняет свой фильм иронией и пародийными эпизодами. С третьей, Андерсон все же не собирается снимать пародию… и от первого до последнего кадра идет буквально по лезвию бритвы. Сцилла пошлости тут, Харибда пародии там, но Андерсон выдерживает стиль до конца, и в итоге мы получаем классическую по форме, но новаторскую по содержанию картину. Так тоже можно снимать, если постоянно перерабатывать голливудские штампы во что-то новое.

Алексей ГУЛЯНИН

Опубликовано: Мурманский вестник от 20.02.2015

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,306575,370279,455172,7763
Афиша недели
В жанре девяностых
Гороскоп на сегодня