20.11.2015 / Увлечения

От индустрии до искусства

Что такое кино - индустрия или искусство? Этот вопрос не раз поднимался во множестве публикаций самого разного свойства. Четкого ответа не дал никто, поскольку напрашивающееся «и то, и другое» неизбежно приводит к другому неразрешимому вопросу «а чего больше - того или другого?» Прекрасную пищу для подобных раздумий дают, в частности, новые картины.

Самая «индустриальная» из премьерных лент, безусловно, «Голодные игры. Сойка-пересмешница. Часть II». Это и экранизация популярного бестселлера, к тому же не первоисточник, а сиквел, и не просто сиквел, а сиквел в квадрате - «часть II» в названии означает, что фильм был для удобства проката разрезан надвое. Казалось бы, бизнес в чистом виде, но… центральная звезда франшизы Дженифер Лоуренс уже сумела зарекомендовать себя как талантливая актриса, награжденная самыми престижными в США профессиональными призами - «Оскаром» и «Золотым Глобусом». Открытие исполнительницы, прекрасной и своими драматическими способностями, - для проходного летнего блокбастера не так уж мало. А если прибавить, что в «Голодных играх» снимались и такие авторитетные актеры, как Джулианна Мур, Вуди Харрелсон и Дональд Сазерленд, и вспомнить, что у этого киносериала есть другие плюсы - не будем ли мы лет через …дцать относить его к классике?

Одновременно с последней (по клятвенным уверениям продюсеров) серией «Голодных игр» на экраны выходит комедия «Все могу». На съемках этой ленты после долгого периода творческой разлуки воссоединились легендарные комики «Монти Пайтон» (Терри Джонс, Теренс Гиллиам, Эрик Айдл, Джон Клиз) плюс примкнувшие к ним Саймон Пегг и Кейт Бэкинсейл. Однако, когда реклама бравурно сообщает, что кто-то с кем-то воссоединился для создания чего-то, к этому «чего-то» инстинктивно относишься с подозрением - жизнь научила! К тому же и первые рецензии ничего хорошего от «Все могу» не сулят.

Против всего этого есть только один довод - когда кто-то долго работает на высочайшем уровне (к ранним «Пайтонам» это вполне относится), затем замолкает, а потом возвращается к творчеству (с неизбежным снижением мастерства), его всегда оценивают чрезмерно сурово. Тем более что сюжет фильма (как «Брюс Всемогущий», только с Великобританией вместо США, Саймоном Пеггом вместо Джима Керри и инопланетянами вместо бога) дает простор юмору самого разнообразного свойства. И здесь вновь трудно сказать, к чему отнести «Все могу» - то ли к банальной попытке заработать денег на былой культовой славе, то ли к похвальному стремлению влить старое вино классического британского юмора в новые мехи современных комедийных форм.

Еще одна новинка этой недели, «Жертвуя пешкой», из редкого числа тех картин, культурный фон которых зачастую гораздо интереснее, чем они сами. В качестве аналога можно привести нашу «Легенду № 17», с той разницей, что снята «Жертвуя пешкой» американцем Эдвардом Цвиком про американского спортивного героя Бобби Фишера, первого и единственного чемпиона мира по шахматам родом из США. Бобби Фишер - одна из самых интригующих и таинственных фигур не только в шахматах, но и в мировом спорте вообще. Видимо, поэтому на главную роль Эдвард Цвик взял Тоби Магуайра («Человек-паук»), актера, способного не столько играть, сколько символизировать в кадре своего героя. Действительно, трудно объяснить, кем был на самом деле Фишер - гением, безумцем, тем и другим одновременно или обычным человеком без чувства юмора, но с экстраординарным умением играть в шахматы. Удачным выглядит и выбор режиссера. История восхождения Фишера к шахматному престолу неотрывно связана с «холодной войной», и здесь несколько прямолинейный стиль Эдварда Цвика, при всей его тяге к публицистичности и пафосности («Последний самурай» тому яркий пример), очень кстати.

В последнее время у тех, кто изображает из себя великих кинематографистов, вошло в моду интересоваться национальностью фильмов, с целью дальнейшего то ли ограничения проката, то ли запрета. Картина «Пингвин нашего времени» снята в копродукции с Германией - интересно, как бы ее показали в том случае, если бы мечты о светлом будущем российского кино стали явью? Неужели обрезанной напополам? Слава богу, «Пингвин» прокатывается без каких-либо препятствий. Сама по себе эта лента - типовой артхаус. Это ни плохо и ни хорошо - так называемое фестивальное кино стало сейчас таким же коммерческим жанром, как, например, боевик.

Между прочим, «Пингвин нашего времени» не только снимался на Кольском полуострове, но и сюжетной локацией имеет Териберку, что для мурманского зрителя - дополнительный плюс наряду с участием Алексея Гуськова и Юрия Колокольникова. Драматургия может показаться причудливой для тех, кто не знаком со спецификой артхауса и совместных проектов: от первого здесь сдвинувшийся на пингвинах русский олигарх, от второго - красавица-немка, отправившаяся на поиски идеального русского любовника на Кольский полуостров. Зачем в «Пингвине» сумасшедший? Какой же артхаус без сумасшедшего! Зачем в «Пингвине» немка? А кто в Германии дал бы денег на фильм без немцев в числе главных героев! Вот так всегда в кино - за «некоммерческим артхаусом» обычно кроется холодный расчет, а «бездуховный» бизнес зачастую идет рука об руку с самым настоящим искусством...

Алексей ГУЛЯНИН

Опубликовано: Мурманский вестник от 20.11.2015

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
63,488873,932777,289671,3077
Афиша недели
Вне поля зрения
Гороскоп на сегодня