26.03.2016 / Увлечения

Явка в театре, пароль - «Мурманск»

Фото: Сергей Ещенко

Актриса Елена Яковлева встретилась с северянами

Минут на пятнадцать мурманская «Атлантика» вновь стала кинотеатром. Правда, с небольшим экраном, который был установлен на сцене. На нем северянам в минувшую пятницу показали отрывки из фильмов «Двое под одним зонтом», «Интердевочка», «Анкор, еще анкор!», «Каменская», «Жуков», «Вангелия». Не надо быть киноманом, чтобы понять, что объединяет эти ленты. Точнее, кто - народная артистка РФ Елена Яковлева.

«Обрюхатил и бросил!»

Как только на экране появился последний кадр ролика, из-за кулис выпорхнула стройная блондинка в черных брюках и блузе, лодочках на каблуках. Елена Алексеевна прилетела в Мурманск, чтобы провести свой творческий вечер. И надо сказать, пустых мест в зале не было. Свой разговор со зрителями артистка начала с рассказа о том, как решила связать свою судьбу именно с этой профессией.

- Это было очень давно, сама смутно помню, но мама с папой частенько рассказывали… Ребенком я посмотрела по телевизору картину «Воскресение», в которой играла замечательная актриса Семина. Я была маленькая, не совсем понимала происходящее, но ясно было, что женщина сильно расстроена: мужчина ее покинул. Она с глазами, наполненными слезами, кидается за телегой, на которой Нехлюдов уезжает, кидается в грязь, кричит: «Не уезжай! Обрюхатил и бросил! Не уезжай, не уезжай!» А мой папа был военным и вскоре после фильма должен был уехать на дежурство. Он говорит: «Пока, доча». А доча, переполненная эмоциями после игры актрисы Семиной, понимая, что должна что-то сделать, кидается к его сапогам, слезы рекой, приподнимает голову, чтобы посмотреть на реакцию родителей: «Не уезжай! Не уезжай!» Лицо мамы стало зеленого цвета, папа тоже побледнел. Ну и я решила их добить. И, глядя в глаза отцу, говорю: «Обрюхатил и бросил!» Пауза. По реакции родителей поняла, что дожимать их не надо, они не могут и слова сказать. Тут я встала и сказала: «Перед вами выступала народная артистка Советского Союза Елена Яковлева!» С тех пор и стала грезить только об одном - стать актрисой.

Первыми зрителями будущей народной артистки были родители. Когда семья садилась перед телевизором смотреть кино, в первом ряду была Лена, мама и папа - чуть сзади, чтобы наблюдать за чадом. Если актриса на экране плакала, девочка тоже. Как вспоминает Елена Алексеевна, она пыталась повернуться немного в профиль, чтобы родители видели ее действия:

- Повторяла происходящее на экране, как обезьяна. Кроме как артисткой, меня больше никак и не называли. Профессия хорошая, благодаря ей можно на время стать и педагогом, и женщиной легкого поведения - кем угодно!.. Потом мое увлечение переметнулось на книги, выбирала те, в которых главное действующее лицо - женщина. Читала медленно, придумывала, как играть героиню.

Когда окончила школу, естественно, выбор пал на театральный вуз. Однако в институте Харькова, где в то время жила семья, необходимо было знать украинский, которым Елена не владела. Поступать в Москву не пустили родители: отец стоял в очереди на «Жигули», боялся, что как раз подойдет очередь и денег, которые они дадут дочери для жизни в столице, не хватит на покупку заветного авто.

В результате мама отправила Елену по-ступать в институт общественного питания на бухгалтерский учет, там был недобор. Однако у дочери еще со школы не было тяги к точным наукам, и в институте она просидела лишь одну пару занятий. Вышла на улицу и увидела объявление о срочном наборе на техника-картографа.

- Не знала, что такое, но решила зайти и спросить, - рассказала Елена Алексеевна. - Оказалось, что нужно рисовать топографические карты. Вообще техник-картограф - редчайшая профессия, требуется только в пяти городах страны. Мне было легко этим заниматься, потому что училась в художественной школе.

Но и это занятие надоело, хотя было достаточно денежным. Она устроилась библиотекарем в читальный зал. Заработанные деньги, к слову, пригодились семье: следующим летом подошла очередь отца на машину. Оранжевые «Жигули» до сих пор стоят в гараже родителей.

Режиссеры предлагали фиктивный брак

Затем Елена заочно училась на библиотекаря и работала в читальном зале. Понимала, чтобы поехать в Москву, надо подкопить денег, и перешла работать комплектовщицей на радиозавод.

- Перед поступлением я рассчиталась, получила отпускные, вышла приличная сумма, - продолжила Елена Алексеевна. - Это был 1980 год, время перед Олимпиадой. Москва - огромный, чистый, красивый город. Спортсмены еще не приехали. В продуктовом магазине - финская салями, тоненько нарезанная…

Поступать Елена решила в ГИТИС, Государственный институт театрального искусства. На предварительном просмотре показала свой коронный номер - монолог Катерины Масловой из «Воскресения».

- Упала под стол перед экзаменационной комиссией, больно ударилась коленкой, и слезы сразу полились!.. Потом прочитала басню «Ворона и Лисица». Рядом стоял стул. Решила, что, когда буду произносить слова Вороны, вспрыгну на него, а Лисы - на полу. Я же готовая артистка, поэтому все придумала сразу. Как только произнесла слова «На ель Ворона взгромоздясь...» - запрыгнула на стул. Только не знала, что мебель старая. Неожиданно сидушка выскочила, и я провалилась в дырку. Вот так, в образе Вороны, с торчащими ногами и головой, просидела до конца басни. Хохот стоял гомерический…

Естественно, такой талант не могли не заметить и Елену Яковлеву пригласили сразу на конкурс, без дальнейших предварительных туров. В финальном испытании актриса снова покорила преподавателей, и была зачислена в ГИТИС. В том году, когда оканчивала его, иногородних в театры не принимали - лимит прописки был исчерпан.

- На меня обращали внимание режиссеры многих театров, даже предлагали оформить фиктивный брак, чтобы смогла работать. Но мне такой вариант не подошел, - сказала актриса. - Однажды мы пошли в «Современник» показывать первый акт «Эшелона»: в труппу требовалась актриса с классической русской внешностью. У нас на курсе были две такие. Когда отыграли, Галина Волчек спросила, нет ли у меня какого-то номера. Я ей ответила прямо: «Не надо меня смотреть, я иногородняя». Через пару дней мне позвонили из «Современника», сказали, что Галина Борисовна хочет меня видеть. Пришла в театр, она мне дала репертуар на месяц и сказала ходить смотреть спектакли. Ходила каждый вечер, мне все завидовали: попасть в «Современник» было тяжело. А через месяц сотрудница театра спрашивает, когда я принесу трудовую книжку, чтобы мне начислили зарплату. Потом дали красную книжку, что я являюсь актрисой «Современника». Не могла поверить, казалось: проснусь - и этого не будет!

Слушать рассказы народной артистки можно было бесконечно. К тому же она сама призналась, что по натуре болтушка. В одном из городов ее творческая встреча затянулась до полуночи. Поэтому еще в начале вечера Елена Алексеевна попросила зрителей писать записки с вопросами. В первую очередь северян интересовало, почему Елена Яковлева ушла из театра, в котором служила больше 25 лет.

Какой-то зверек внутри

- У нас с Галиной Борисовной было очень много всего, я сыграла много спектаклей, но это время ушло. Вообще считаю, что театр - дело молодых в первую очередь, - ответила актриса. - Я поняла, что у Галины Волчек пропал ко мне интерес: последние мои спектакли в «Современнике» - «Пять вечеров» и еще один - ставили другие режиссеры. После «Вечеров» я семь лет сидела без новых ролей, играла только старые. А когда тебе уже исполнилось 50 и нужно выходить на сцену играть девочку, это не очень хорошо. Да и что-то стало портиться в театре... Я решила не злобиться и уйти. Почему-то этот поступок вызвал резонанс, натиск на меня. На нервной почве я потеряла голос, не смогла поехать на гастроли. Ушла из театра, и пять молодых артисток получили замечательные роли в пяти спектаклях.

Следующий вопрос из зала: «Умеете ли вы прощать? Легко ли вам это дается?»

- К этому сложно прийти. Но наша актерская профессия такая: что бы ни случилось, как бы тебя ни обидели, пропускаешь через себя, и какой-то зверек внутри сидит и нашептывает: именно так голову опустила, слеза легко пошла, запомни эту реакцию... Раньше, когда меня обижали, я упивалась своим несчастьем, казалось, не прощу никогда и ни за что! Сейчас понимаю, что многие вещи можно простить.

Зрительница, сидевшая в пятом ряду, поинтересовалась, в чем секрет хорошей формы Елены Яковлевой.

- Ничего хорошего в своей форме я не вижу, - пожала та плечами. - Борюсь с килограммами и старостью. Пытаюсь что-то делать, но не получается. Если решиться вставить нити, подтянуть лицо - не хватает времени на реабилитацию. Очень собой недовольна. Но сейчас понимаю, что зрителям, сидящим в пятом ряду и дальше, кажется, что выгляжу очень даже хорошо.

Естественно, интересовали северян и творческие планы актрисы. Сейчас сценаристы пишут пятый и шестой сезоны сериала «Склифософский», в котором можно будет увидеть Елену Яковлеву - в роли плохого хирурга. Также актриса задействована в спектакле «Кто боится Вирджинии Вульф?» По признанию Елены Алексеевны, пьеса замечательная, но в наше стремительное время нужно на нее смотреть по-новому, поэтому была сделана другая версия, саунд-драма, с оркестром на сцене и большим количеством героев.

- Спасибо большое, что вы пришли на встречу со мной. Я очень рада, что наболталась, - сказала напоследок народная артистка. И осталась верна своей традиции: пригласила мурманчан, когда они будут в Москве, на ее спектакли. Достаточно зайти через служебный вход, попросить позвать актрису, назвать пароль «Мурманск» - и она проведет гостя в зал… Между прочим, эта система на самом деле работает. Один наш коллега несколько лет назад воспользовался приглашением и посмотрел постановку в театре «Современник».

Екатерина АНДРЕЕВА

Опубликовано: Мурманский вестник от 26.03.2016

Назад к списку новостей

Еще по теме

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
57,511867,892772,079970,4646
Афиша недели
Конец света на любой вкус
Гороскоп на сегодня