Часто в жизни так случается, особенно во время военного лихолетья, что имена некоторых героев навсегда отпечатываются в народной памяти, а другие, подчас не менее славные, остаются безвестными. Все знают когорту летчиков-североморцев - последователей подвигов легендарного аса Бориса Сафонова - сафоновцев. Гораздо меньше знают тех, кто поднимался в небо с героем в первые месяцы войны. Это понятно - их жизненный путь оказался слишком коротким. Попробуем вспомнить этих людей.

Известно, что в начале 1941 года в 72-й авиаполк ВВС Северного флота начали прибывать летчики, только что окончившие военные летные училища. С 20 января по 1 февраля - семнадцать. Их собрали в одну учебную группу, которую возглавил старший лейтенант Борис Сафонов. В училище они прошли обучение на истребителях И-16 с мотором М-25 мощностью 750 л.с. Теперь же им предстояло освоить более современный И-16, оснащенный более мощным мотором М-63 -  1100 «лошадей». В это время в полку было всего четыре таких И-16. Ждали новых поступлений. «Ишачок», как ласково его называли советские летчики, в тот период был самым массовым истребителем в Красной Армии. У североморцев в большинстве бипланы - И-15 бис и И-153.

Практическое освоение нового истребителя И-16 с мотором М-63 продвигалось не столь быстро, как это было, например, в летных училищах. Причин много. Прежде всего, как мы уже сказали, малое количество машин. Сам аэродром Ваенга - небольшой, зажатый между сопками, меньше всего подходил для тренировки. К тому же совмещать такие полеты на одной узкой взлетно-посадочной полосе с ежедневной работой целого полка было достаточно сложно. Мешала и наша заполярная погода с ее неожиданными туманами и весенним ненастьем.

В таких условиях очень трудно соблюдать непрерывность обучения. Тем не менее в донесении командира 72-го САП командующему ВВС СФ генерал-майору Кузнецову указывалось, что на 13 июня 1941 года «… обучено 22 молодых летчика действиям звеном и в составе девятки по сигналу ведущего. Стрельбы пройдены только одиночно. Продолжают проходить стажировку еще 18 человек».

Как видим, число обучаемых с началом формирования тренировочной группы значительно возросло. Дело в том, что все время до самого начала войны в ВВС Северного флота продолжали прибывать молодые летчики. Правда, пилоты, окончившие военные училища в первой половине 1941 года, приходили сержантами и имели меньшее количество часов налета. 13 мая в соответствии с приказом наркома ВМФ от 29 апреля на базе тренировочной группы в составе 72-го САП сформировали 4-ю истребительную эскадрилью, которую возглавил старший лейтенант Борис Сафонов. По воспоминаниям офицера штаба ВВС СФ И. Ф. Антонова, командованием полка Сафонову было предоставлено право из состава группы лично набрать летчиков в свою эскадрилью.

Вот первый состав сафоновской эскадрильи:

командир эскадрильи ст. лейтенант Сафонов Борис Феоктистович;

зам. командира эскадрильи ст. лейтенант Яковенко Алексей Иванович;

адъютант ст. лейтенант Блузкин Александр Андреевич;

командир звена ст. лейтенант Антипин Геннадий Владимирович;

командир звена лейтенант Рогожин Василий Иванович;

пилот мл. лейтенант Абишев Хусин Имамалиевич;

пилот мл. лейтенант Коган Самуил Иосифович;

пилот мл. лейтенант Котов Владимир Тимофеевич;

пилот мл. лейтенант Кулаев Николай Тазаретович;

пилот мл. лейтенант Максимович Виктор Павлович;

пилот мл. лейтенант Петров Евгений Сергеевич;

пилот мл. лейтенант Плотников Юрий Викторович;

пилот мл. лейтенант Покровский Владимир Павлович;

пилот мл. лейтенант Раевский Петр Захарович;

пилот мл. лейтенант Сурженко Сергей Георгиевич;

ст. техник эскадрильи в/техник 1-го ранга Белосохов Петр Михайлович.

Сразу же после создания подразделения Сафонов с подчиненными приступил к отработке упражнений по слетанности в звеньях с элементами высшего пилотажа.

С таких учебно-боевых вылетов молодые летчики возвращались на аэродром усталые и пропотевшие, но всегда довольные успехами. При этом Борис Сафонов часто приговаривал: «Устали, разбойники! Это полезно! Мы же истребители, а не извозчики. У нас натура хищников. Облака нам нужны для засад, сопки для незаметного подхода к противнику. Мы должны проделывать все фигуры высшего пилотажа с такой легкостью, как летаем по прямой. Только тогда нам будут помогать и скалы, и ветер, и тучи».

22 июня грянула война, а в составе 4-й эскадрильи по-прежнему было всего четыре «ишачка», причем один находился в ремонте после аварии. 25 июня наконец-то прибыли долгожданные двенадцать истребителей И-16. Сила! Самолеты имели неплохое вооружение - четыре скорострельных мелкокалиберных 7,62-мм пулемета. Но главная ценность новых машин была в том, что они обладали достаточной скоростью, позволявшей догонять двухмоторные бомбардировщики Ju-88, которые легко уходили от бипланов И-153 и И-15 бис. Это с ходу продемонстрировал на практике Борис Сафонов, сбив 24-го июня первым в небе Заполярья «Юнкерс-88».

Первый из поступивших И-16 Сафонов поднял в воздух утром 27 июня. Всего в этот день было поставлено на шасси и облетано четыре истребителя. Как правило, облет самолета занимал 20-30 минут. Через два дня, 29-го, состоялся первый групповой вылет командира эскадрильи с подчиненными. В воздух поднялось сразу девять «ишачков» на сопровождение бомбардировщиков, наносивших удар по наступающим горным егерям.

Юрий Плотников.

Надо ли говорить, как волновались молодые летчики, ждавшие этого часа долгие месяцы рутинных учебных тренировок и теперь жаждавшие уже в первом вылете заявить о себе. Выполнив боевое задание, уже на обратном пути неожиданно из замыкающего звена вышли из строя два истребителя - летчики младшие лейтенанты Петр Раевский и Юрий Плотников устремились в погоню за мелькнувшим в облаках «мессером» и быстро пропали из виду. Между тем основная группа благополучно вернулась и пошла на посадку.

Первыми сели «ишачки», за ними последовали бомбардировщики СБ. В это время над аэродромом появились «пропавшие» два наших истребителя. Они с ходу попытались приземлиться, но не получилось - помешали бомбардировщики, заходившие на посадку. Кроме того, по всей видимости, сказалось нервное и физическое напряжение первого боевого вылета, да и после азарта погони пришло запоздалое понимание своих не совсем правильных действий - самовольный выход из строя, за которым последует неминуемый «разбор полетов» со всеми вытекающими последствиями.

После четвертой попытки совершить посадку на И-16 младшего лейтенанта Раевского из-за выработки горючего остановился мотор. В одном километре от аэродрома самолет упал на землю и разбился.

Младшему лейтенанту Юрию Плотникову после двух безуспешных попыток уже с остановившимся воздушным винтом все же удалось посадить на фюзеляж свой «ишачок» в нерабочей зоне аэродрома. Пилот при этом получил сильные ушибы головы, а только что собранный и облетанный истребитель из-за полученных повреждений пришел в полную негодность. Младший лейтенант Юрий Плотников после аварии лечился более двух месяцев. 12 сентября 1941-го снова поднялся в небо. Вскоре отличился - во время своего четвертого вылета в воздушном бою сбил «Мессершмитт-109», но и его самолет сильно пострадал, пришлось садиться на фюзеляж. Дальнейшая его боевая деятельность уже не была связана с Борисом Сафоновым. Служил и воевал в 78-м и 27-м ИАП ВВС СФ. 28 апреля 1942-го награжден орденом Красного Знамени. 23 июня 1943 года в воздушном бою был ранен в обе ноги. Закончил войну в Беломорской военной флотилии в 53-м смешанном авиаполку в звании капитана, командира звена. Уволен в 1947-м.

Гибель младшего лейтенанта Петра Раевского - первая потеря в 4-й эскадрилье. На тот момент ему было 23 года. В выпускной аттестации по окончании летного училища отмечено: «В жизни энергичен, трудолюбив, на матчасти работает хорошо, проявляет всегда разумную инициативу. Непримирим к нарушениям воинской дисциплины. Обладает хорошими организаторскими способностями. <…> Тактически развит хорошо. В огневой подготовке имеет хорошие и отличные показатели. Техника пилотирования на самолете И-16 отличная. В полетах наблюдалась утомляемость. Ориентировка отличная. В усложненных условиях полета не теряется…».

(Окончание следует.)