11.08.2004 / Земляки

ХОЛОДНЫЙ СЕВЕР СТАНЕТ РОДНЫМ

- Мне даже очки не на что выкупить. А еще лекарства нужны, у меня диабет. Но пенсия всего 1650 рублей, тысячу рублей плачу за общежитие, и на все проживание остается 600 рублей, - женщина горестно вздохнула и отпила воды из бутылочки, которую вытащила из сумки. И по всему видно, что при таких-то доходах ей только и остается, как от пенсии до пенсии прихлебывать эту воду.

Если человек в 65 лет вынужден жить в общежитии, значит, случилась в его жизни какая-то беда. Эту беду обычно творят над собой алкоголики. Но моя собеседница не из них. Что же произошло?

Вера Устинова родилась в Луганске, работала там на заводе, а в 1972 году отправилась аж на край земли - в Мурманск. Были, видно, надежды и судьбу устроить получше, и заработать. Приехала не одна - с 8-летней дочкой Леной. Работала официанткой, с устройством личной жизни не очень-то получалось. Зато решительно начала устраивать свою судьбу подросшая уже Лена. Едва кончив девять классов, вышла замуж. Может, это конкретное замужество ей не понравилось, а может, наоборот, ей понравилось быть замужем вообще, только мужья стали у нее время от времени меняться, появились дети. А потом Лена уехала к очередному мужу в Севастополь. Но и этот оказался не последним.

На беду Веры Константиновны встретился на дочкином пути очередной возлюбленный. Он был экстрасенсом. То ли голову девке совсем задурил своими пасами, то ли время ей подошло менять мужа, только бросила она прежнего, севастопольского, и влюбилась в экстрасенса. Даже привозила его в Мурманск матери ли показать - благословения, так сказать, испросить, или, наоборот, показать новому суженому... материну квартиру.

- Он зашел, ветками помахал по углам - и я как в туман погрузилась, - вспоминает эту встречу Устинова. - Он и корочки свои показывал, что экстрасенс.

С тех пор дочка что ни день звонила с Украины: мама, приезжай, продавай квартиру и приезжай, мы тебя ждем. И душа Веры Константиновны дрогнула - Украина ее родина, там тепло, хорошо, там дочь, внуки. Что ей здесь на неласковом Севере делать одной, незаметно подкрадывается старость, начинают одолевать болезни... Решено! Она едет к дочке. Да и Лена уже наверняка образумилась, остепенилась, сколько можно по мужьям порхать!

В 1996 году, продав квартиру, погрузив в контейнер всю мебель, отправилась Вера Константиновна к дочери на Украину.

- Приехала, экстрасенс этот забрал вырученные за мою квартиру доллары, а Ленку с внуками и меня выставил на улицу. И мебель, которую я привезла, не отдал, - рассказывает моя собеседница.

- Ну так не может быть, он же вас ограбил, - возмущаюсь я. - Вы хоть куда-нибудь за помощью обращались, в милицию заявление писали? - спрашиваю.

- Была я у адвокатов, - машет женщина рукой, - а они мне говорят: так, выходит, ваша дочь соучастница!

Как они дальше жили, как перебивались с дочерью и внуками несколько лет по чужим людям - не рассказывает. Только год назад отношения с Леной окончательно испортились.

- Она отказывала мне даже в еде, - признается так и не вкусившая тихой спокойной жизни на старости лет пенсионерка.

Дочь, забрав детей, переезжает к следующему мужу, оставив мать буквально на улице. Вот тогда и показался Вере Константиновне Мурманск и теплым, и родным, и приветливым городом.

- Почему Мурманск? Здесь ведь у вас ни квартиры, ни родных, ни друзей - все знакомые за эти годы поразъехались, - недоумеваю я.

- А некуда больше, - удивляется в свою очередь Устинова. - Как я могу в другой город поехать, когда я здесь работала? Я ведь теперь здесь как родная.

В этом году вернулась она в Заполярье. Жить устроилась в ведомственное общежитие "Атомфлота", только там никакие льготы и дотации не действуют, около двух тысяч приходится платить за жилье. Выхлопотала себе адресную социальную помощь, чтобы можно было за общежитие расплачиваться. Но на оставшиеся 600 рублей в месяц не прожить. Да и адресную помощь на три месяца дали. А дальше? Мечтает Вера Устинова перебраться в муниципальное общежитие, все поменьше платить придется. Мест там только нет. Еще вот в редакцию пришла с просьбой написать о ее бедственном положении, может, найдутся добрые люди, помогут ей, не дадут пропасть.

- Я верю в доброту людей, - говорит она.

Чем может помочь город в этой ситуации? - с таким запросом обратилась редакция в администрацию Мурманска. Специалисты комитета по социальной защите населения посетили Веру Константиновну на дому, ознакомились с ее положением. С июня получает она адресную социальную помощь, в июле ей дополнительно было выделено два талона на бесплатное питание. А еще комитет по социальной защите населения направил ходатайство в управление жилищно-коммунального хозяйства администрации Мурманска о предоставлении ей места в общежитии муниципального фонда. О чем и была извещена редакция в ответ на запрос.

Конечно, можно сказать, что в своих проблемах Вера Константиновна виновата сама: и дочку, мол, так воспитала, что та всю жизнь легкой доли искала, ни дня не работала. И квартиру-то по доброй воле продала - ведь с ножом у горла никто не стоял. Но, как говорится, от сумы да от тюрьмы никому зарекаться не следует. И о благих намерениях, которыми выстелена дорога в ад, тоже все слышали. Но есть еще такие понятия, как гуманность, сострадание... Именно они делают чужой край родным, холодный Север теплым.

Все имена в этой истории изменены. Внуки Веры Константиновны уже подросли. Вдруг и им Крайний Север покажется когда-нибудь теплым и родным. А если кто-то захочет помочь этой попавшей в нелегкую ситуацию женщине, ее адрес можно узнать в редакции.

Галина ДВОРЕЦКАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 11.08.2004

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
62,532773,332177,198071,4635
Афиша недели
Альтернативная голливудская математика
Гороскоп на сегодня