17.01.2008 / Земляки

Вершины собственной судьбы

Фото из личного архива Вадима Вильцена.

"14 марта впервые в Антарктиде на станции "Ленинградская" участник 29-й Советской Антарктической экспедиции мастер спорта Вадим Вильцен провел 50-километровый лыжный марафон за 3 часа 53 минуты 30 секунд, посвященный 30-й САЭ".

Это строки из радиообзора новостей полярных станций 23-летней давности. В 1985 году спортивное событие мирового значения (может, и не просто спортивное, а из области человеческого духа) просто не заметили, если не считать короткой заметки в газете "Советский спорт" и информаций в мурманских СМИ. Но видно, жизнь так устроена, что для иных событий срока давности нет. Нынешняя встреча с Вадимом Сергеевичем Вильценом, дежурным инженером-синоптиком Мурманскгидродмета, началась с электронного сообщения, поступившего в нашу редакцию от одной из московских телекомпаний, намеренной снять фильм в Антарктиде. Подумалось, если москвичи хотят напомнить зрителям о Вильцене, мы-то чем хуже, тем более что он был и остается нашим земляком.

Март 1985 года стал семнадцатым месяцем зимовки полярников САЭ-29 на шестом континенте. Как оказалось, самой длительной за всю историю исследований в Антарктиде.

Шквала зрительских аплодисментов после беспрецедентного финиша Вадим Вильцен не мог ожидать. На станции "Ленинградская" все 17 месяцев трудилось 17 человек. Потому он и выбрал для себя это число, когда астроном Володя пообещал сделать фирменную майку. Слово свое тот не сдержал, но Вадим не обижался - изнуряющая многомесячная усталость, переходящая в апатию, доконала бы кого угодно... Уходя со старта, досадовал только на себя: надо было хоть белую майку поверх спортивного костюма одеть и чего-нибудь на ней написать. Впрочем, до таких ли мелочей...

Перед стартом Вильцен проверял и подправлял свою трассу. Снег, как ни странно, в самом холодном краю планеты был в дефиците. Случалось, когда метель задувала на 2-3 недели, но в такие дни из полярных жилищ-балков носа не высунешь. Летом, которое наступало в январе, стихия немного смягчалась, проскакивал мимо один-второй циклончик, оставляя на льду порошу, но через считанные часы ее сдувало намертво, оставался снег-не-снег, кто разберет. Поэтому Вадим предпочитал больше надеяться на себя, чем на природу. Благо, нашлась в хозяйстве старая танкетка - гэтээска, перемалывавшая гусеницами лед в кристаллы, отдаленно напоминавшие снег. Аккурат в ширину гусеницы образовывалась колея, которую можно было считать лыжней, если, конечно, на всем протяжении почистить ее от крупных ледышек. Так и определилась его марафонская трасса - круг длиною пять километров, по которому нужно было пробежать-пройти десять раз. Известно, лыжный марафон длиннее классического сухопутного почти на десять километров. Такова традиция. А традиции нарушать нельзя.

Занимался Вадим прокладкой лыжни в свободное от дежурств время. Некоторые из полярников пытались робко отговорить: может не стоит затевать этот марафон в считанные дни до конца зимовки. Начальник станции "Ленинградская" тоже упирал на свое: какова гарантия, что где-нибудь подо льдом не окажется коварной трещины - кому отвечать? Пришлось Вильцену буквально по метру обследовать свой замкнутый круг.

Антарктида - страна беспрерывно движущегося льда, хоть и есть под ним земная твердь. Была у полярников такая традиция: начиная зимовку, вешали сапог на вмороженный в ледяной массив столб. А собираясь назад домой, замеряли - сколько за зимовку сапог "оттопал". Так вот с горы (по местному - нунатака), где располагалась станция, ледники сползали на равнину со скоростью от 250 до 500 метров в год. Неудивительно, что в этом ледяном потоке постоянно образовывались трещины, пустоты, и иногда с таким грохотом ломало лед, будто начиналась артиллерийская канонада.

Кстати, по этой причине Вадим Вильцен оказался на "Ленинградской" без собственных лыж. Перед отходом судна из города на Неве заглянул к своему тренеру в обществе "Буревестник", немало сделавшему, чтобы Вадим вырос в мастера спорта по лыжам еще в стенах Ленинградского гидрометеорологического института.

- Возьми лыжи-то, - напутствовал давний наставник ученика.

- Запретили, - недовольно отреагировал Вадим. - Немецкие лыжники на ледовом барьере в трещину провалились и погибли... Еще говорят, лишнего не брать. На станции лыжи найдутся.

По прибытии в ледовый лагерь он облазил все балки, подсобки, обшарил буквально каждую кладовку - лыж не было. Но, видно, судьба есть. Кто-то из сменявшихся полярников его пожалел и невзначай бросил: вон там, в глыбе, какие-то доски торчат. Два дня с ломом в руках Вадим выковыривал из льда остатки забытых кем-то лыж: одна оказалась без носка, другая совсем разбитая. Пришлось использовать для ремонта все имеющиеся подручные средства, а еще больше - смекалку. И носок к лыже смастерил, и крепленья, которые он называет "прощай молодость" - скоба на петле, вполне подошли к сносным еще чехословацким ботинкам. А уж лыжные палки изготовить из уголков металла, приделав к ним вместо колец лопасти вентилятора, было вообще пустяком...

Настоящий анекдот получился с лыжной мазью. По просьбе Вильцена радист отправил его жене телеграмму: отыщи в справочнике и сообщи рецепт 10:30. Жена-то быстро сообразила, благо, сама перворазрядница по лыжам, но на почте заподозрили "шифрованный шпионаж": веретенка - 20, воск - 15, смола - 30, мед - 20... Ничего не понял и радист "Ленинградской", передавая телеграмму Вадиму.

А вот врачи с пониманием отнеслись к намерениям Вадима. У них сомнений в здоровье метеоролога не было: к концу зимовки накопилась целая гора бумажных лент с кардиограммами сердечных ритмов Вильцена. Но никто, кроме него самого, прошедшего за много лет в предыдущих стартах десятки тысяч километров, не мог отчетливее представить, каких сил потребуют эти главные в жизни 50 километров. О "живых" витаминах на станции уже давно подзабыли, потому обнаруженному ящику изюма Вадим обрадовался как кладу. Несколько дней полярники видели его постоянно жующим размоченные в воде сухие витамины-ягоды. А к часу старта врачи накололи и сварили грецкие орехи...

Вне всяких сомнений, силу в марафонской многокилометровке придают не только витамины, но и воспоминания о прошлых гонках, которые несут в себе самое ценное для спортсмена - опыт. Сколько себя помнит, с лыжами Вадим не расставался. Послевоенное детство его прошло на заснеженной станции Хибины, славившейся тогда опытной станцией Всесоюзного института растениеводства. Но не растения под крышей, а скромная северная земля, на многие месяцы укрывавшаяся толстым слоем снега, притягивала Вадима. Долгой зимой в отдаленные уголки Хибин только на лыжах и можно было добраться.

"После семьи лыжи на первом месте. И на всю жизнь" - подытоживает Вильцен. Пожалуй, в своих предпочтениях он не совсем точен: семью - жену, двух сыновей - тоже от лыж не отделить. Старший Игорь - мастер спорта по биатлону, закончил институт имени Лесгафта. Младший Дмитрий тоже с лыжами дружен. А о главе семьи и говорить нечего: участвовал во всесоюзных первенствах, даже на чемпионате мира в своей возрастной группе.

И вообще, куда бы ни попадал метеоролог Вадим Вильцен - использовал любую возможность, чтобы "записать" на свой лицевой счет бегуна новые километры. О его уникальном лыжном марафоне в Антарктиде хоть как-то помнят, но напрочь забыто, что был еще один марафон - на пути к Антарктиде. И свой предыдущий пробег, в условиях, казалось бы, фантастически нереальных, он посвятил тогда юбилейному 50-му Празднику Севера в Мурманске. Стартовал, находясь в тысячах миль от него. Я не оговорился про мили: марафон Вильцена состоялся на борту научно-экспедиционного судна "Профессор Визе", доставлявшего полярников 29 САЭ к шестому континенту Земли. Повезло в очередной раз Вадиму: теперь на судах деревянные палубы не делают, а тогда, по договоренности с капитаном судна, он наматывал ногами, не боясь поскользнуться, двухсотметровые круги по периметру палубы. Кто бы после такой "разминки" отказался от мечты о марафоне в самой Антарктиде!

...3 часа 53 минуты - это много или мало? За 16 лет до зимовки уже выпускнику Гидромета Вильцену, впервые бежавшему 70-километровую дистанцию в Кавголово под Ленинградом, не хватило 14 секунд, чтобы стать мастером спорта. Сейчас, применяя коньковый шаг, 50-километровку пробегают быстрее двух часов. Лучший личный результат Вадима Вильцена - 2 часа 54 минуты. Но тогда на смерзшемся антарктическом насте не минуты и секунды определяли рекордный бег Вильцена, рекордом было пройти саму дистанцию. Для бодрости полярники иронически напутствовали: главное - сам не умри... Он выстоял все свои десять кругов. Моментами ветер пытался сбить с ног, стартовые 15 градусов мороза "упали" до отметки минус 25, превратив и без того ледяной наст в железную терку, тормозящую бег и стиравшую остатки деревянных лыж, свинцовыми гирями наваливалась тяжесть усталости...

Зато какую сказочную легкость, почти невесомость он испытал, взлетая к небу на руках друзей-полярников после финиша. Разве может быть награда выше!

Прошли годы. Сегодня в спортивной биографии Вадима Вильцена только мурманских лыжных марафонов - 27, начиная с первого в 1974 году. Вы встретите его и на первенстве области по кроссу, на массовых пробегах в Коле, в Североморске или в Кировске. Вы вообще можете его встретить почти каждый день в Долине Уюта, если он свободен от дежурства в Гидрометцентре. Даже в нынешнюю бесснежную зиму. "Чувствую какую-то опустошенность, если полтора-два часа в день на лыжах не стоял", - заметил он в разговоре. А потом мы еще долго беседуем с Вильценом - рыбаком, грибником, просто лесным бродягой... И я в душе радуюсь, что так крепко повезло на знакомство с ним.

Как все гениально просто: человек самой обычной судьбы смог достичь высоты в жизни, которая до него не покорялась никому на планете Земля. Может быть, и смысл в том, что события жизни надо создавать, а не надеяться на случай. И непременно найти свою высоту!

Фото:
Фото из личного архива Вадима Вильцена.
Фото:
Станция "Ленинградская". Фото из личного архива Вадима Вильцена.
Фото:
Научно-экспедиционное судно "Профессор Визе". Фото из личного архива Вадима Вильцена.
Владимир БЛИНОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 17.01.2008

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
62,900673,134576,815870,9195
Афиша недели
Призраки российского проката
Гороскоп на сегодня