16.09.2010 / Земляки

Только помор может знать, как лодку сшить

Фото: Кабыш Зоя
Александр Комаров.

На Белом море их было свыше четырехсот. Теперь всего одна - восстановленная, бережно хранимая. На флагштоке поднят флаг, значит, есть улов рыбы. Тоня Тетрина под Умбой больше, чем этнографический музей. Это возможность по-другому взглянуть на жизнь.

Жилая изба и поварня возле нее, поморский крест, амбар, баня, ледник, вешала для просушки сетей, колодец, часовня преподобного Варлаама Керетского и звонница с колоколом... Пятьсот лет не пустело это место в заливе Белого моря. Умбянин Александр Комаров, организатор и владелец уникального музея, реконструировал все в соответствии с реалиями 20-х годов прошлого века. Тоня вновь живет - хозяин ее промышляет рыбу и принимает туристов. Здесь отсутствуют электричество и телефонная связь, даже возникает ощущение, что добрался ты сюда не на внедорожнике, а на машине времени.

На этой узкой прибрежной полосе, расчищенной от леса, люди сотни лет доказывали судьбе, что способны выстоять перед любыми обстоятельствами.

- Покажите мне еще такой этнос, который не только полностью встроился в новый образ жизни («Морюшко - наше полюшко»), но и очень мирно внедрился в уже населенные другим народом земли и зажил дружно, - вопрошает Александр Борисович, ведя очередную экскурсию по тоне. - Поморы - уникальный народ.

Кстати, сам он - единственный не помор в местном поморском обществе, но столько, сколько он, об этой культуре здесь никто не знает: Комаров - не профессиональный историк, а инженер. Наверное, человек, приобщившийся к культуре поморов, перенимает и их способ мышления, мировоззрение. Что это значит, понимаешь, когда вглядываешься в живые картины жизни - разумно организованной, продуманной во всех мелочах, суровой и в то же время гармоничной. В ней нет места пустой праздности, однако всегда есть место красоте: сетницы (помещения для хранения сетей) похожи на домишки из Берендеева царства, узорочьем покрыты прялки и женская повседневная одежда, а на медные самовары, ковшики и рукомойники поглядишь - душа радуется!

Те, кто здесь жил, знали не только, как промышлять рыбу - хотя и это большое искусство. Знали, как не погибнуть от цинги и холода, сохранить улов, точно определить, куда бить белуху, шкуру которой, в общем-то, не берет гарпун... Секретов столько, что сразу понимаешь: в этом отношении наш современник по сравнению со своим предком - человек совершенно никчемный. Ведь кроме рыбного промысла помор знал еще столько! Он умел поставить избу, сшить лодку, стачать обувку из шкуры тюленя, выварить морскую соль, вытопить полезнейший, причем без отвратительного запаха, рыбий и тюлений жир. Сделать из бересты посуду, в которой можно кипятить воду, пестерь и грузило для сетей, бочки отдельно для каждого вида рыбы.

Многому научились друг у друга поморы и исконные обитатели этих мест терские лопари. Многому можем при желании научиться и мы. Я наблюдала за Александром Борисовичем - у него ни одна минута не пропала даром. В прямом смысле слова. Если между делами образовался «зазор», Комаров обязательно использует его, например, наколет дровишек или возьмется усовершенствовать какую-нибудь скамейку с видом на водную гладь. Именно поэтому ему с помощью сыновей и удалось поднять такое дело.

А рядом живет море - дышит, волнуется, помогает прокормиться и постоянно проверяет на прочность. Дарит радость и заставляет думать. Здесь стояло свыше четырехсот тоней, каждая из которых была школой жизни. Осталась одна.

Фото: Кабыш Зоя
Тоня Тетрина, вид с моря.
Зоя КАБЫШ

Опубликовано: Мурманский вестник от 16.09.2010

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
61,594572,182675,815170,1764
Афиша недели
Битва титанов
Гороскоп на сегодня