20.06.2013 / Земляки

Одна жизнь на двоих

Так сплелись судьбы Веры Ломовой и Апатитов

Фото: Зоя Кабыш

Многие ли из нас могут сказать: я живу одной жизнью со своим городом? И нужно ли, чтобы такое чувство сродненности появилось? Можно обойтись и без этого, однако… Однако хочется по-другому: воспринимать его успехи и печали, ни в чем не упрекая. Это любовь, которая дает плоды - радость и душевное тепло, что согреют и окружающих. Я думаю об этом, слушая Веру Васильевну Ломову. Шестого июня ей исполнилось девяносто лет. Пятьдесят из них она прожила в той самой квартире, где мы разговариваем, - в одном из первых домов Апатитов. На днях Вере Васильевне присвоили звание почетного гражданина города, который она любит всем сердцем.

И детей собирали, и мертвецов выносили

- Я люблю Апатиты, мы живем с ними одной жизнью, - именно от моей собеседницы я услышала эти слова. И правда: в истории города эта яркая, красивая, жизнелюбивая женщина всегда играла заметную роль, и сегодня по-прежнему так. Вера Васильевна шестой год возглавляет апатитский совет ветеранов, и жизнь там бьет ключом. До сих пор многие приходят к ней просто посидеть за чашкой чая, чтобы отдохнуть душой и зарядиться ее неуемной энергией. Это тем более удивительно, когда знаешь, какие испытания выпали на ее долю - как и на все ее поколение. Да, «богатыри, не мы»...

Родилась Вера Васильевна в Кандалакше, в семье военного финансиста. В 1941-м с отличием окончила школу. 16 июня сдали последний экзамен, а в день выпускного бала грянуло страшное известие: война…

- Мы не сговариваясь бросились в школу, оттуда - в военкомат, всем классом, - рассказывает Вера Васильевна. - Мальчишек, конечно, взяли, почти все они пошли служить в лыжный батальон, а девчонкам предложили помогать в организации и работе госпиталя. Но я решила иначе. Сказала родителям: война долго не продлится, зачем я буду терять целый год. И уехала поступать в Ленинград, где жила моя тетя.

26 июня Вера без экзаменов была зачислена в плановый институт, а еще через несколько дней вместе с однокурсниками отправилась под Красное Село - на окопы. И вернулись в город на Неве уже под натиском немцев, остановить которых удалось почти у Кировского завода. В ночь на 8 сентября сгорели Бадаевские склады. На горло Ленинграда наступил голод.

Студентов пытались учить, но педагогам быстро стало понятно, что это невозможно. Началась другая жизнь, которой, кажется, не могло быть... Девушки собирали на улицах детей, оставленных родителями, которые знали, что в приютах у малышей, возможно, больше шансов остаться в живых. Помогали в качестве санитарок в госпитале, который развернули в их институте. А в конце зимы - новое комсомольское поручение: выносить из квартир мертвецов, чтобы с наступлением тепла город не накрыла эпидемия.

- Мы шли по коридорам коммунальных квартир, и за каждой дверью находили одно-два мертвых тела, - вспоминает Вера Васильевна. - Скатывали, как могли, по лестнице, складывали во дворе, а уж военные грузили на машины и отвозили на Пискаревку.

К тому времени Вера отвезла туда же на саночках тетю и двоюродную сестру, жила в общежитии. И постепенно опухала от голода. В феврале она попала в госпиталь: дистрофия третьей стадии, 32 килограмма веса. Распухли ноги, стало невозможно ходить, опухоль поднималась - жить осталось столько, чтобы ей добраться до сердца.

У каждого своя Дорога жизни

И тут в Ленинград приехал из Кандалакши начальник отца, военный, который вырвался, чтобы забрать оттуда жену и новорожденную дочь. Отец упросил его найти и попытаться увезти Веру. Посмотрел Николай Иванович на Веру и сказал: «Как я тебя заберу? Если сможешь прийти - заберу». И она уговорила подругу Лиду, которая еще сохраняла какие-то силы, чтобы та отвезла ее на саночках с Петроградской стороны к Финляндскому вокзалу, рядом с которым жила семья Николая Ивановича.

Эти несколько километров стали для Веры ее Дорогой жизни. Привезла ее подружка на саночках, затащила в подъезд, прислонила к двери, постучала и убежала, чтобы не отправили обратно. Открылась дверь, и на хозяина квартиры упал живой труп. Конечно, он взял девушку с собой - она мечтала только о том, чтобы умереть на Большой земле. Как перебирались через Ладогу - отдельная история, всего не расскажешь, но до Волховстроя все добрались живыми. А там умерла маленькая дочка Николая Ивановича, и Вера помогла похоронить ее. Через день скончалась в пути и жена спасителя Веры. На первой же станции он остался, чтобы предать ее тело земле, а Вера отправилась дальше.

На Обозерской она должна была его дождаться, чтобы ехать вместе дальше. Там ее настиг сыпной тиф, который перенесла она, лежа на вокзальной скамейке. Здесь снова повезло: увидел ее капитан дальнего плавания, который потерял в Ленинграде жену и дочь такого же возраста, решил спасти молодую девчонку в память о дочери и взял с собой в эшелон. Спустя восемь дней эшелон остановился в Кандалакше. Вера вернулась домой. Умирать, как решили все - врачи надежды не давали.

Обваренные кипятком в эшелоне ноги хотели отнять… Но через восемь месяцев девушка встала. И снова помчалась в жизнь: трудилась токарем на заводе, потом позвали ее редактором радиовещания, где она и работала до декабря 1943-го, а в декабре вернулась в Кировский горно-химический техникум.

- Выучилась на геолога, и так это мне пришлось по душе, так нравилось, я ведь боевая была, заводила, - вспоминает Вера Васильевна. - И если бы не подхватила малярию, стала бы геологом. Но болезнь перечеркнула эту возможность. И я пошла в педагогику. Окончила мурманский пединститут, стала преподавать математику.

Семь домов на весь город

Так началась новая страница жизни Веры, тогда еще Тимкиной. 15 лет работала она в школах Кандалакши и Нивской школе, самой крупной в районе (училось там 1600 детей), - преподавала математику и директорствовала. А весной 1963-го ее выдвинули на пост секретаря Кировского горкома. Следующие без малого двенадцать лет пролетели на этой беспокойной должности.

- Как раз в это время и шло основное строительство города, - вспоминает Вера Васильевна. - Приехала я в Апатиты, когда здесь было всего семь домов, начинали возводить главный корпус академии, закладывали улицу Московскую… Поселилась в доме, который был тогда общежитием, и вот с тех пор тут и живу.

Жилое строительство шло поначалу не слишком оживленно, больше внимания уделяли промышленным объектам, в том числе АНОФ-2. Но приехал новый управляющий трестом «Апатит-строй» Вячеслав Егоров, огляделся пару дней и сказал: «В этом городе не появится ни одного деревянного дома, ни одной печной трубы». И закипело дело: как на дрожжах рос город, средний возраст жителей которого составлял тогда 27 лет, им требовались жилье, детские сады, школы, Дворец культуры, кинотеатр… И все это появилось в течение десятка лет.

- Немалую роль в этом сыграл удачный тандем управляющего трестом Егорова и управляющего комбинатом «Апатит» Георгия Голованова, - уверена Вера Васильевна. Их и всех тех, кто возводил город и фабрики, она считает главными героями тех дней - и советского времени в целом.

Кипела работа на стройках, кипела общественная жизнь, и везде «кипела» Вера Ломова: она отвечала за агитационную работу, курировала весь социальный блок. Так же жил и ее муж - Константин Александрович, завуч школы, спортивный организатор, благодаря которому в Апатитах развилось несколько спортивных направлений. Уже будучи прикованным к инвалидной коляске после автокатастрофы, он двадцать лет занимался с детьми шашками - прямо у себя дома… Его портрет нынче украшает городскую галерею спортивной славы.

Ну а следующие 18 лет Вера Васильевна работала сначала секретарем горисполкома, затем заведовала общим отделом Апатитского исполкома, в последние годы став управделами. В 92-м буквально вырвалась на пенсию: не хотели отпускать, уж очень надежно с ней было.

Сдать партбилет?..

С 1944 года и по сию пору - коммунистка.

- А как же иначе? - говорит она. - Сдать партбилет - значит предать память о родителях, которые были коммунистами. О братьях, которые погибли на войне. Нет, я не изменяю им и себе. И думаю, что благодаря этому не жалею ни об одном дне своей жизни, мне нечего стыдиться. Я всегда за справедливость, только этим руководствуюсь, и никакими другими соображениями.

Давным-давно выросли и уехали из дома дети, растут внуки и правнуки далеко от Апатитов. А Вера Васильевна не думает сдаваться в плен одиночеству и унынию. Ведет работу в совете ветеранов: ездят они на экскурсии, общаются друг с другом и ветеранами из других городов, подружились и отправились в гости даже к мурманским афганцам… Яркие выступления Веры Ломовой на митингах памяти и встречи со школьниками никого не оставляют равнодушным. И каждый раз дорога из дома по небольшому в общем-то городу становится для нее длинной-длинной, ведь на каждом шагу надо остановиться, чтобы поговорить с добрым знакомым.

…Дочь с семьей живет в Москве, сын - в Санкт-Петербурге. Оба зовут мать к себе, но как же она покинет Апатиты? У них одна жизнь.

Зоя КАБЫШ, Апатиты

Опубликовано: Мурманский вестник от 20.06.2013

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,723875,569280,000773,2707
Афиша недели
В жанре девяностых
Гороскоп на сегодня