17.08.2017 / Земляки

Семейные сокровища

Колянка собирается издать книгу о своем поморском роде

Рита Лопинцева.

Река-кормилица

- Я ведь родилась в Ленинградской области, - с некоторой интригой произнесла Рита Лопинцева. - Сейчас покажу.

Покопавшись в шкафчике, нашла ветхий, пожелтевший от времени листок бумаги - свидетельство, в котором в графе «Место рождения» кривым почерком записано: «Село Кола Кольско-Лопарского района Ленинградской области».

- А вот наши корни, - продолжила она и развернула передо мной лист бумаги формата А3, усеянный сверху донизу фотографиями и именами ее родственников и датами их жизни. Между снимками соединительные стрелки, указывающие на то, кто чей сын или дочь. Работа проделана колоссальная. На генеалогическом древе указаны даже те родственники, правда, без портретов, что жили в Заполярье еще в XVIII - XIX веках.

Род Лопинцевых - один из старейших в Коле. Здесь они поселились в 30-х годах позапрошлого столетия. По укладу хозяйства род принято считать типичным поморским. Но есть и саамские корни. Поморы постепенно заселяли Терский берег Кольского полуострова, поэтому иногда возникали смешанные браки с местными саамами, или лопью, как тогда называли представителей коренного народа. Кстати, отсюда и произошла фамилия Лопинцевых. Изначально ее носители жили в селе Порья Губа, неподалеку от Умбы. Доподлинно известно, что сын Ивана и Пелагеи Лопинцевых Архип поселился в Коле в 1830-х годах, а 1850-м был назначен сельским заседателем в уездном суде.

Представители рода всегда занимали активную жизненную позицию, пользовались авторитетом у земляков, потому и в царское, и в советское время часто занимали заметные должности.

Почему она стала Ритой

- Я родилась в 1934-м, - продолжает Рита Степановна, - Когда отец, Степан Дмитриевич, пришел меня регистрировать, паспортистка спросила его: «Как зовут дочь?» Тот ответил: «Рита», полагая, что та знает не только ласкательный вариант имени Маргарита, но и полный. А чиновница оказалась не очень-то грамотной и записала так, как услышала. Когда получала паспорт, была мысль исправить ошибку. Но, как выяснилось, надо платить госпошлину за смену имени, и я передумала.

Мать Риты Лопинцевой Агафья Максимовна Варвинская по происхождению полячка, родилась в украинской Опошне, которая славится гончарными промыслами. Степан Дмитриевич приехал на Полтавщину к брату, встретил там 19-летнюю красавицу и в 1932 году предложил ей руку и сердце.

- Мама рассказывала, как он говорил ей о том, как рядом с его родной Колой на берегу залива возводится молодой город, - вспоминает пенсионерка. - Когда она приехала на Север, ей, конечно же, захотелось побывать в окружном центре. Увидев его, была сильно разочарована: тогдашний Мурманск, по сути, был неопрятным рабочим поселком и с цветущей Полтавой не шел ни в какое сравнение. Впрочем, освоилась на новом месте быстро. Сначала в тонях семгу промышляла, позже в типографию устроилась, а отец работал на туломских лесозаготовках.

Рита Степановна помнит многое: и отправку в эвакуацию в июле 1941-го, когда началась война, и то, как нелегко жилось им с мамой в те годы в мордовской Саловке, и возвращение домой в 1943-м. В отличие от Мурманска родная Кола во время войны с немецкими захватчиками не пострадала. За все время боевых действий на нее вражеским самолетом была сброшена лишь одна бомба, от которой погибла школьница-десятиклассница.

Отца на передовую не взяли из-за отстреленных еще в Гражданскую войну фаланг двух пальцев, хотя охотник он был хороший. Но ему выпало другое - разгружать под постоянными бомбежками в мурманском порту суда союзников.

Жилось туго, но, как говорится, без труда не выловишь и рыбку из пруда. Сильно выручала река. Из нее и воду брали, и белье полоскали. Колонки на улочках стали появляться лишь после войны, в конце 40-х. Река и кормила. У отца имелся большой карбас, в который вмещалось до 10 человек. На нем плавал по Туломе за дровами, а заодно веников для бани да грибов с ягодами привозил. А еще любил рыбачить. Продольники с крючками устанавливал за туломским мостом и ловил таким образом камбалу, которой угощал потом родных и близких.

Странствия у колян в крови

- В 43-м я пошла в первый класс,- говорит колянка. - Мать устроилась работать в столовую воинской части. После подразделение перевели в Африканду, и она перешла на работу в детские ясли. Несмотря на неграмотность, ее уважали и даже избрали депутатом в местный совет.

Окончив десятилетку, Рита Степановна отправилась в Ленинград поступать в пединститут имени Покровского. Она не скрывает, в этом имелась определенная выгода. Профессия учителя в ту пору была уважаемой. Например, в Коле послевоенной поры муниципальных домов не имелось, и преподаватели снимали жилье в частных дворах. Те, у кого они квартировали, не знали проблем с отоплением, поскольку дрова педагогам привозили бесплатно.

Экзамены в вуз сдала на четверки, но не поступила - недобрала один балл. Через год поехала в Архангельск, где стала учиться в радиотехникуме. Окончила его в апреле 1957 года, по распределению вернулась в Мурманск. В это время в Заполярье создавался филиал научно-исследовательского института земного магнетизма - ныне Полярный геофизический институт, которому требовались специалисты.

- Я с собой еще пять сокурсников привезла, - рассказывает Лопинцева. - Институт создавал научную базу в Лопарской для изучения ионосферы, магнитного поля, полярных сияний, солнечной активности. В этой сфере проработала 36 лет, занималась прогнозами условий радиосвязи.

Кроме работы, у Риты Степановны было еще много увлечений. С рюкзаком за плечами побывала во многих уголках нашей страны - в Армении, Грузии, Крыму, Закарпатье, Литве, Латвии, Туркмении, Узбекистане, Украине и Молдавии. Путешествовала и за рубежом - в Болгарии, Венгрии, Финляндии, Турции, Норвегии и Испании. Однажды отправилась поездом во Владивосток. Не испугалась долгой дороги с одного края земли на другой. В пути под стук колес провела 10 дней.

- В поезде Москва - Владивосток ехало много иностранцев, - поясняет она. - Они смотрели в окна и удивлялись тому, что состав так долго едет, а страна все та же, ни конца ни края не видать.

На Дальнем Востоке она совершила круиз на теплоходе по Японскому и Охотскому морям. Посетила Магадан, Курильские острова, Сахалин и Камчатку. Судно прошло вдоль берега Страны восходящего солнца. Колянку поразили аккуратные домики с яркими крышами в японских деревнях. А к двум жемчужинам Алтая - горе Белухе и Телецкому озеру - отправилась с кинокамерой в руках. Видеоотчет о том путешествии хранится в домашнем архиве.

Рита Степановна уже давно на пенсии. Дочь выросла, стала финансистом. Возглавляла мурманское отделение одного крупного банка. Сейчас ее карьера успешно складывается в Санкт-Петербурге. Казалось бы, что еще делать: сиди дома - телевизор смотри или на лавочке у подъезда со сверстницами судачь о том о сем да радуйся жизни. Но нет, страсть к исследованию неизведанного в ней не угасла. По радио услышала о родословном обществе в Мурманске.

- Мне всегда хотелось узнать девичью фамилию своей бабушки - матери отца Анисьи Егоровны, - говорит Рита Степановна. - Связалась с этим обществом, мне там оказали методическую помощь, после чего занялась составлением родословной. Опросила родственников - как дальних, так и ближних. Большинство считало, что она из другого рода колян - Кочеровых. Лишь спустя несколько лет удалось найти в архиве документ, подтверждающий бракосочетание Анисьи Егоровны Сусловой и Дмитрия Степановича Лопинцева. Так выяснилась ее принадлежность к другому старейшему кольскому роду - Сусловых.

Сквозь дымку лет лиц милых свет

Всего на составление родословной ушло 10 лет. Также Рита Лопинцева - инициатор создания клуба «Коляне», который отметил в этом году свое пятилетие. Она сумела заразить других жителей, и те тоже занялись изучением своих корней и интересных фактов в истории городка. Они регулярно устраивают собрания, обмениваются информацией.

Архив Лопинцевой - настоящий исторический кладезь. Она бережно хранит документы, газетные вырезки, фотографии, дневники, которые удалось собрать у многочисленных родственников.

Кое-что получилось раздобыть в музее кольской школы. Там оказались письма ее двоюродных братьев Романа и Николая Прохоровых, а также их отца Ильи Николаевича. Судьба их семьи трагична. Илья Николаевич занимал видные партийные посты, являлся председателем Мурманского губисполкома, затем секретарем Мурманского уездного комитета ВКП(б), позже начальником сектора в Мурманском управлении народно-хозяйственного учета. В 1939-м его арестовали. По доносу обвинили в том, что еще в 20-е годы во время выступления на партийном собрании в Симферополе упомянул имя опального Троцкого. Особым совещанием при НКВД СССР получил три года тюрьмы. Умер в соликамском лагере.

Его младший сын Николай погиб в 1942-м подо Ржевом.

Сейчас Рита Степановна совместно с директором Фонда сохранения и поддержки культуры Севера «Варзуга» Татьяной Милицкой готовит к изданию книгу «Род Лопинцевых».

- Я прожила в Коле вот уже 83 года, - продолжает Лопинцева. - Здесь жили и трудились несколько поколений моих предков. О городе написано много книг и исследований, но мало сведений сохранилось о жизни самих колян, а ведь именно они создавали его историю. Очень благодарна за помощь в работе над родословной Надежде и Игорю Бронниковым, Алексею Малашенко, руководителю краеведческого клуба «Коляне» Ольге Обнорской. Без их активного участия не смогла бы осуществить свой замысел.

Опубликовано: Мурманский вестник от 17.08.2017

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
57,570667,933372,239670,4693
Афиша недели
Конец света на любой вкус
Гороскоп на сегодня