26.06.2018 / Земляки

Советы деда пригодятся внукам

Советы деда пригодятся внукам

Фото: Сергей Ещенко

Сапоги не впору

Ювеналий Мартынов родился в городе Вольске Саратовской области 25 июля 1928 года. Детство ему выпало тяжелое. Отец умер в голодном 33-м. Мать надрывалась на разных работах, чтобы прокормить пятерых детей и свою старенькую маму. Приходилось и брусчатку на улицах кувалдой укладывать. Когда Ювеналий пошел в первый класс, мать не смогла купить ему даже счетные палочки, а попросила кого-то сделать их из стеблей хвоща. Старшая сестра к тому времени вышла замуж за курсанта летного училища. Молодая семья помогала родственникам, чем могла. Но могла немногим - будущий летчик еще не встал на крыло. Поэтому то карандаш школьнику принесут, не весь еще исписанный, то сапоги - старые, но настоящие, летчицкие. Мальчишке они, правда, оказались очень велики, но другой обуви просто не было.

Когда началась война, Ювеналию сравнялось 13 лет. Кстати, долгое время его все звали Николаем. Старинное имя из святцев Ювеналий не очень-то прижилось в быту, племянники до сих пор зовут дядей Колей. А вот жена сразу стала звать Ювеналием. Ее, кстати, саму звали Идеей...

Но это все потом. Пока же, в далеком 41-м, как и все пацаны-ровесники в округе, он засобирался на фронт. А еще все тут же начали искать шпионов. Благо среда располагала - в Вольске со времен Екатерины жило много немцев. Они основали пивоварни, аптеки, цементный завод. Но с началом войны их потомков стали выселять. Причем по такому принципу: если жена - немка, но муж - русский, оставляли, если же муж - немец, а жена - русская, отправляли в Казахстан. Туда выслали и многодетную семью сестры его матери, которая вышла за немца. С тех пор связь с этой семьей была потеряна.

Ну а отцы - и русские, и всех других национальностей - ушли на фронт. И ровесникам Ювеналия ничего не осталось делать, как работать. Чтобы выжить.

Со всех сторон война собрала жертвы

- В нашей компании было четыре Кольки, - вспоминает он, - меня называли Колька-хромой, потому что работать я стал самым первым, приходилось много поднимать тяжестей, надрываться, вот и стал прихрамывать. Еще одного парня называли Колька-сивый - он был светловолосым. Еще был Колька-сопливый, причем за дело... А Колян-князь - это уже по фамилии. Все они стали сапожниками. Я же работал извозчиком. На это место мне помогла устроиться наша квартирантка, иначе меня бы отдали в детдом.

Он выполнял разную работу, в том числе возил на кладбище из госпиталя умерших наших бойцов, вместе с санитарами копал могилы. А из соседнего вольского госпиталя возил хоронить умерших военнопленных.

В конце 42-го враг все еще пытался захватить Сталинград. Бои были жестокие, и в вольские госпитали поступало много раненых. Умерших не успевали хоронить. И до сих пор с подспудным ужасом он рассказывает, как открыли однажды сарай, из которого было приказано забрать трупы. Там штабелями до самой крыши лежали умершие в госпитале военнопленные, в основном молодые парни. Мальчишка вообще раньше мертвых не видел, а тут вдруг столько...

- Их плохо лечили? - спрашиваю я.

- Лечили даже лучше наших, - ответил он.

Но война, как ненасытный Молох, собирала свои жертвы со всех сторон.

С живыми военнопленными он сталкивался часто. Была ли к ним ненависть?

- Нет, - качает он головой. - Мы дрова возили на санях, а они на себе тащили их на кладбище, чтобы развести костер и прогреть землю для рытья могил. Упираются, волокут дрова и все равно зябнут в своих тонких шинелишках.

Военнопленные немцы ходили серьезные, хмурые, а вот итальянцы выглядели повеселее. Кто-то песню напевает, кто-то мелодию насвистывает, как привет из своей, еще довоенной жизни...

Ювеналию 18 лет.

Крещение огнем

В армию его призвали в 1945-м, когда ему исполнилось 17 лет. До этого он прошел в Вольске курс фабрично-заводского обучения. Выучился на слесаря и до самого призыва вкалывал на заводе котельщиком - вместе с такими же пацанами. Приходилось клепать башни самоходных орудий. Работа была очень тяжелая, к концу дня у некоторых ребят из ушей шла кровь. Но им выдавали две хлебные рабочие пайки, и они были этому рады.

- С детства мечтал стать моряком, - рассказывает Ювеналий Мартынов. - Поэтому, когда пришел в военкомат, попросился в моряки. Но так как был тогда тощий и маленький, на флот не взяли, а направили в отдельный стрелковый батальон. В Энгельсе я прошел курс молодого бойца. Потом посадили в телячьи вагоны - это такой щелястый товарняк, в котором возили тогда коров и телят. Нам же там сделали нары, поставили буржуйку и повезли в Волынскую область, в район Ковеля. Мы ехали мимо российских городов и видели только черные трубы печей, торчавшие из белого снега над припорошенными развалинами домов. Ни одного целого дома на глаза не попадалось.

Задачей этого отдельного стрелкового батальона была ликвидация бандеровских банд. Особенно много их было в Волынской и Закарпатской областях Западной Украины.

Боевое крещение Ювеналий принял недалеко от Ковеля. Роту подняли по тревоге: в соседнем поселке лютовали бандеровцы.

- Когда мы прибыли туда, - сообщает он, - увидели страшную картину. Недалеко полыхал дом, под окнами сельсовета висел на дереве какой-то мужчина, в самом же помещении всюду попадались обезображенные тела. Увидев эти зверства, мы стреляли в бандитов без предупреждения. Впервые я кого-то убил, впервые убивали на моих глазах, впервые рядом упал сраженный товарищ... Они нас убивали, мы - их. Врываясь в населенные пункты, они грабили дома, сжигали их, казнили ни в чем не повинных людей. В первую очередь жестоко расправлялись с представителями советской власти.

Были случаи, когда бандиты нападали и на войсковые части. Как вспоминает ветеран, в начале 47 года авиационную часть неподалеку от города Мукачево атаковала большая хорошо вооруженная группа, в которой было много людей в форме вермахта. Шел жесточайший бой, бандиты наседали, преимущество было на их стороне. Неизвестно, чем бы все кончилось, если бы не прибыл на помощь отдельный стрелковый батальон. Атака была отбита. С обеих сторон оказалось много убитых и раненых.

- Таких случаев на пути батальона было много. И сколько наших ребят полегло на землях Прикарпатья! - печалится мой собеседник.

И все-таки - море

Отслужив пять лет в армии, Ювеналий решил все же исполнить свою мечту и отправился в далекий портовый город, где как раз остро требовались кадры для работы в море. В декабре 51-го в шинели, с пустым вещмешком, где болталась солдатская алюминиевая кружка, он прибыл в Мурманск. На работу пошел устраиваться в контору, занимавшуюся прибрежным ловом. Его направили на рыболовный сейнер РС-575.

- Я получил и кров, и работу, и хлеб. Это было счастье! - так сформулировал он обуревавшие его тогда чувства.

Но и несчастье ходило рядышком. Первое судно, на котором вышел в рейс, потонуло. Намотав в шторм сети на винт, потеряло управление, разбилось о скалы. Погиб почти весь экипаж...

Следующим местом работы стал рыбный порт, где Ювеналий начал работать водителем грузовика. Перед собой он поставил задачу получить образование. За плечами у него было четыре довоенных класса. В пятый класс вечерней школы, чувствуя себя очень взрослым, много повидавшим, идти постеснялся. Да и хотел сократить годы учебы, поэтому стал искать репетитора.

Нашел его в лице учительницы математики как раз вечерней школы. Математика давалась легко, поэтому, когда осенью он стал сдавать экзамены, чтобы попасть в 8-й класс вечерней школы, то по математике получил отлично. А вот за диктант схлопотал единицу. Хоть и занимались с ним русским и сама математичка Зинаида Васильевна, и ее подруга - учительница русского языка, но слишком велики оказались пробелы в знаниях. Поэтому зачислили его в седьмой класс.

Параллельно он поступил на обучение и в ШУКС - мореходную школу усовершенствования комсостава - была такая в те годы. А затем узнал про заочную школу моряков - это когда на находящееся в море судно высаживается десант учителей: они объясняют новые темы, принимают экзамены. Значит, можно одновременно и образование получать, и в море работать. И это опять было счастье.

Он устроился в траловый флот - трудился, ловил рыбу и учился. И в 1961 году, окончив уже высшую мореходку, получил диплом инженера-механика.

30 лет бороздил моря-океаны. Последние годы работы в море был флагманским механиком, то есть как опытный специалист обслуживал группы судов, находящихся в рейсе. Достигнув пенсионного возраста, занимал должность декана в средней мореходке, заведовал лабораторией на кафедре судовых энергетических установок в МВИМУ.

Вскоре ему исполнится 90 лет. Ювеналий Иванович и сейчас ведет активную жизнь, он председатель совета ветеранов войны Белорусских фронтов в Мурманской городской общественной организации ветеранов войны и военной службы. Встречается со школьниками, занимается военно-патриотическим воспитанием молодежи. Ювеналий Иванович удостоен медалей «За победу над Германией» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», многих других наград. На его счету 34 рационализаторских предложения с большим экономическим эффектом. А еще у него пять внуков и шесть правнуков. И эта молодая гвардия - его главное богатство.

«Мне девяносто. Пора подвести итоги: поставить на чаши весов все хорошие добрые дела и плохие дела. Я считаю, что жизнь моя не прошла бесцельно. Многое видел, учился, до седьмого пота трудился, пережил множество и тяжелых, и радостных дней, тонул, дважды горел, испытывал страх, нюхал порох, в меня стреляли, и я стрелял. Всегда понимал чужое горе, старался быть справедливым и хоть как-то помочь человеку,» - так в своем обращении к внукам и правнукам, своим последующим поколениям пишет Ювеналий Иванович. Обращение это он оставляет им как ориентир в их молодой жизни. Ведь дед не всегда будет рядом, но его пример, его советы еще пригодятся.

Опубликовано: Мурманский вестник от 26.06.2018

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
62,293472,465976,340969,7942
Афиша недели
Призраки российского проката
Гороскоп на сегодня