- Нас никто не агитировал, мы, пенсионеры, сами решили. Договорились - и сделали! - мурманчанка Нина Ивановна Сидорова рассказывает о том, как вместе с другими жильцами, тоже преклонного возраста, украшала клумбы около своего подъезда, сажала цветы. - Всё делали сами. 

Сейчас, кстати, во многих дворах пестреют различные представители флоры. Жильцы стали активно облагораживать территории рядом со своими домами - разбивать клумбы, придавать газонам привлекательный вид. В общем, как пообещал когда-то классик, - красота спасет мир. Вот и спасаем изо всех сил. 

Не мимоходом жизнь пройти 

Бывает, разговоришься с человеком на какую-нибудь конкретную тему, а потом слово за слово, и вот он тебе уже всю жизнь рассказывает. И с таким удовольствием! Ведь есть что вспомнить. Но с еще с большим удовольствием ты слушаешь его. Это же наше не столь далекое прошлое, которое уже стало историей.  

Так и у нас с Ниной Ивановной получилось. Слушая ее бодрый рассказ о том, как она вместе с бабушками-соседками украшали свой газон, создавали клумбы, я подумала, что при таком активном отношении к жизни она непременно является еще и членом какого-нибудь ветеранского объединения. И не ошиблась: оказалось, состоит в совете ветеранов Ленинского округа. Только пока мы добрались в разговоре до ее работы с ветеранами, прошлись и по пионерскому детству, и по комсомольской юности… 

Родилась она на Полтавщине. На Кольский Север перебрались к отцу еще до войны - здесь он нашел себе работу. В лихолетье отец воевал, защищал Кольское Заполярье, а маму с нею отправили в эвакуацию. В 43-м вернулись в Мурманск.  

Как жили в послевоенном городе? Нина Ивановна вспоминает свои годы учебы в 10-й базовой школе - в здании на перекрестке Ленина и Книповича, где позже было педучилище, а теперь разместился ресторан. Сейчас внук спрашивает: «Бабушка, ты что, училась в ресторане?» Спрашивает, понятно, с улыбкой. Но ей тогда было не до шуток. Сидя на уроках, девочка с нетерпением ожидала большую перемену: на ней детям давали чай с кусочком сахара. Какое же это было неописуемое лакомство!  

- Мы ложились с гимном и вставали с гимном. Наше поколение было очень активным, мы собирали деньги на памятник Анатолию Бредову, рыли котлован под Центральный стадион в Мурманске... Нам до всего было дело! - рассказывает она. 

И следом цитирует стихотворные строчки своего любимого поэта Андрея Дементьева: «Пока мы боль живую чувствуем, пока живет в нас сострадание, пока мечтаем мы и буйствуем, есть нашей жизни оправдание!» 

Стихи Дементьева, Ваншенкина, Рязанова, других любимых поэтов так и льются из ее уст. Свои она тоже читает. 

Туфельки и стадион 

Ее поколение подхватило трудовую эстафету у родителей, тех, на кого пришлась основная тяжесть борьбы с врагом и восстановления послевоенной разрухи. Она вспоминает, как за трудовую доблесть награждал ее маму Анастас Микоян в ДК Кирова, когда приезжал в Мурманск. 

Сама же выучилась на портниху, работала в службе быта. Избрали секретарем комсомольской организации по месту работы. Как комсомольский вожак всегда была впереди. Однажды предупредили: после рабочего дня состоится очередной субботник на строительстве стадиона. А она только туфельки новые купила, на которые долго копила деньги. Переодеваться не было времени, да и не во что, новую обувь приобретали только тогда, когда старую уже невозможно надеть. Так, в лаковых туфлях, и копала глинистый грунт на месте будущего стадиона.  

- Уж я их потом мыла, мыла, намывала! - смеется она сегодня. 

А тогда, поди, было не до смеха. Но в выборе приоритета - свои туфельки или общий стадион - победил стадион.  

Трудовую деятельность Нина Ивановна закончила в должности заведующей ателье № 13, где шили форменную одежду.  

Я слушала ее с большим удовольствием, потому что все, о чем она рассказывала, все это окружает нас и сегодня - мимо памятника Анатолию Бредову, мимо стадиона в центре города ходим и сейчас. А вот названия некоторых улиц, которыми она сопровождала свой рассказ, знают нынче только краеведы - Культурный переулок, улица Колонизационная… 

А еще она с удовольствием вспоминает свою свадьбу - комсомольско-молодежную, в духе времени. 

Общий язык 

Энтузиазм не остыл и с выходом на пенсию. Много времени она отдавала деятельности в совете ветеранов. Ей самой на днях исполнилось 82 года. Сбегать проведать старших товарищей, коллег, с которыми когда-то вместе работала, уже не по силам, но позвонить, поздравить с праздником или с 90-летним юбилеем - всегда с удовольствием. Охотно участвует она и в различных мероприятиях города. Так, в 2013 году попробовала свои силы в конкурсе «Красотка пенсионного возраста». Творческий номер у нее, естественно, был представлен чтением стихов, в том числе и любимого Дементьева: «И что мне малые напасти и незадачи на пути, когда я знаю: это счастье не мимоходом жизнь пройти!» 

И, конечно же, ее поколение, поседевшее - но не душой! - по-прежнему неугомонное, активно откликается и на нынешние призывы времени - облагораживание городской территории, например.  

Клумбы украсили, и даже какое-то подобие лавочки себе соорудили. Обмотали мягоньким материалом трубу заборчика палисадника, на которую присаживаются с подругами, чтобы поговорить, обсудить новости. 

- Неужели же вам никто скамейки не поставит? Попросили бы, - заметила я.  

И получила неожиданный твердый отпор:  

- Скамеек не надо, а то молодежь будет сидеть на них допоздна - с громкой музыкой да шумными разговорами. Знаете, как в домах все слышно? Особенно на первом этаже. 

На это и возразить нечего. Разве что вновь обратиться к творчеству Андрея Дементьева и процитировать его строки из стихотворения «Межвозрастной конфликт»: «Но от твоих мелодий я оглох, как ты от тишины исповедальной…» 

Впрочем, общий язык с молодежью Нина Ивановна находит легко. Вот недавно во дворе молодой человек выкашивал газоны. Бабушки заволновались: как бы их посадки не скосил! Цветы-то в клумбах, понятно, не тронет, а вот куст малины, которым они гордятся и который еще не цветет, заросли другой травы, названия которой не знают, но радуются ее сочной зелени, могут и пострадать.  

- Я его попросила, чтобы он все не скосил, чтобы оставил траву, - рассказывает Нина Ивановна. - А он смотрит вопросительно, вижу, не понимает, о чем я. Тогда я говорю, что трава у дома должна быть, про нее даже космонавты поют, помните? «И снится нам не рокот космодрома, не эта ледяная синева, а снится нам трава, трава у дома, зеленая, зеленая трава…» Он согласно кивнул и пошел косить другие газоны.