29.06.2018 / Земляки

Запах дерева и вкус дела

Ни кризис, ни пожар не заставили прогореть

Фото: Лев Федосеев

На берегу, но в автономке

- А вот это тоже наша доска, - говорит мой собеседник.

Мы идем по Кандалакше к берегу Белого моря мимо ресторана «Одиннадцатый причал», внешние обводы которого искусно отделаны деревом. Человек, у которого мы в гостях, говорит всегда негромко, но весомо. Без лишних слов, точно и по делу.

Александр Глебов - хозяин небольшой лесопилки в местечке Кайралы, что неподалеку от Алакуртти. Производство - несколько цехов в заповедной глуши. Воздух там и сам по себе с мурманским не сравнишь, так еще и запах свежераспиленного дерева, который в Кайралах не оставляет тебя нигде. Хорошо!

Александр Глебов.

Прежде здесь фактически ничего не было. А теперь - полный цикл работы с деревом: заготовка, строительство лесных дорог, доставка, наконец, лесопиление, изготовление изделий из дерева и производство топливной щепы. Конечно, при всем этом деле и непростой технике - серьезная ремонтная база. Всего здесь живут и работают около шестидесяти человек. Почти полная автономия от внешнего мира: и связь своя - через спутник, и электричество.

- Его, конечно, Россия дает, но по нашей ветке, - с улыбкой поясняет Александр Михайлович.

Даже собственное пожарное депо скоро будет в Кайралах.

Смена вектора

В год тут производят 4-5 тысяч кубов доски. Продукция предназначается в основном для Кольской ГМК - крепежные реквизиты, которые используются для раскрепления (распорами, упорами, щитами) грузов при судоперевозке никеля. В небольших количествах пиломатериал поставляется КАЭС, «Колэнерго» и судоремонтным заводам, топливная щепа - в Финляндию.

19 лет назад, когда возникло предприятие, работали полностью на страну Суоми, которая, как здесь шутят, ближе, чем Россия - в 29 километрах (сравните: до Мурманска почти 400, до Кандалакши - 150). Продавали сырье, пиловочник - бревно, которое можно распилить, балансы, дрова, доску, щепу.

- Первые годы очень успешными для нас были, - вспоминает Глебов. - Прочные, налаженные связи - с одним из финских партнеров мы проработали 17 лет. Но с 2003 года началось повышение таможенных пошлин, изменение таможенных правил - чтобы все, что поставляем, было одинаковой длины. Близость Финляндии из преимущества стала недостатком. И мы задумались о внутреннем рынке. Перенаправили производство, вроде бы твердо встали на ноги, а тут - кризис 2008 года. Тяжелейший период. Сплошные долги, в том числе по зарплате. С 2011 года мы начали работать с «Норникелем», и с этого момента появилась стабильность: посильные для нас объемы производства и гарантия того, что все, что распилим, продадим.

Без авантюризма - скучно

- Откуда вообще взялось дерево в вашей жизни? - спрашиваю хозяина.

- Оно мне с детства было понятно и близко. Легко давалось. Захотел скамейку сделать - сделал! - не задумываясь отвечает тот.

На пилораме.

Родом Александр Глебов с Донбасса - из Енакиева. Окончил радиотехнический институт в Таганроге по специальности «конструктор-технолог радиоаппаратуры».

- А как на Север-то попали?

- Сущая авантюра! К окончанию института я уже был знаком с мурманскими моряками. Пошел работать на таганрогский завод «Прибой» - одно из ведущих приборостроительных предприятий страны. Делали гидроакустические станции, в основном для военного флота, но и для рыболовных судов, как правило, мурманских. Вот ребята-мурманчане и позвали: «Чего здесь торчишь? Поехали к нам!» И я поехал... Без известной доли авантюризма жизнь не интересна, - смеется Александр Михайлович. - А бизнес без риска вообще невозможен.

Пожар не отменяет договора

Он был одним из первых частных предпринимателей Мурманска - в мае 1987-го открыл в нем фирму по изготовлению деревянных рам для лоджий.

- У меня хороший старт был! - замечает Глебов. - Когда до этого в «Арктикморнефтегазразведке» работал, часто бывал за границей, несколько лет жил в Финляндии. Видел, как там жизнь устроена, и был уверен, что это можно применить и здесь. Но жизнь у нас замысловато-петлистая...

Очень спокойно, без тени горечи, он вспоминает пожар, который случился на его лесопилке два года назад. Причина - искра от котла.

- Сгорело все. Кроме цехов сгорела еще и продукция, предназначенная для КГМК. А она ведь предприятию нужна прямо сейчас. И уже на второй день после происшедшего мы снова начали работать. Круглосуточно. Вернулись к старым станкам, которые стояли у нас на складе. Старые-то старые, но в тот момент очень выручили. Сначала мы под голым небом работали, потом быстренько крыши поставили. Постепенно снова поднялись.

Чем заняться египтянину на Севере?

На лесопилке в Кайралах работают люди из разных мест. В основном русские. С Донбасса после известных событий приехало несколько специалистов. Занятно, но тут даже свой египтянин имеется - Мохаммед Ибрагим.

Мохаммед Ибрагим - египтянин из Кайрал.

- А я на русской женился! - чуть позже поделился со мной, на хорошем русском, замечу, посланец Страны фараонов и пирамид. - Занимался турбизнесом, познакомился в Хургаде с девушкой из Кандалакши. И переехал в Россию. Мне здесь нравится - особенно в полярный день. Холодно, конечно, но уже привык. И в семье все хорошо - двое детей!

- Я, когда сюда в 99-м приехал, не знал, кого на работу нанять, - рассказывает Глебов. - В Алакуртти после перестройки было около двух тысяч потерянных людей, отвыкших трудиться, которые с большим трудом воспринимали работу... А Мохаммед работник хороший - аккуратный, внимательный.

Суши доски!

Глебов гордится термообработкой, лицензию на которую получил девятым в России и первым в Мурманске. Сейчас у него четыре сушильных камеры, где одновременно можно сушить доску общим объемом 180 кубометров - больше, чем на подобных предприятиях всей области вместе взятых. Намерен купить финский завод б/у с высокой степенью механизации, где люди смогут работать в тепле. Там на тысяче квадратных метров все будет двигаться по транспортерам, а обслуживать его будут всего шесть человек. В теплых цехах разместятся оперативные склады: день-два полежало бревно - и в работу.

- Пилить можно при температуре минус 22 градуса, - поясняет Александр Михайлович. - Дальше бревно как железное становится - искры летят! Но мы пилим. Это тяжелый труд. При этом пильщик ведь, по сути, стоит на месте: два шага в сторону, два в другую - и так восемь часов. На морозе. Тяжелейшая работа. Но зарабатывают они хорошо - на сдельщине: сколько распилили, столько получили.

Спрос на продукцию предприятия, как утверждает Глебов, даже превышает его возможности:

- Не успеваем производить. Кризис? У нас кризиса нет. Как у классика, помните: разруха, она не в клозетах, она в головах. Я вообще считаю, что нефть имеет для нашей страны меньшее значение, чем лес. Нужно только уважать и любить его. Россия - лесная страна. Была такой и такой останется - на века.

Опубликовано: Мурманский вестник от 29.06.2018

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
62,435273,242777,149170,9628
Афиша недели
Призраки российского проката
Гороскоп на сегодня