В связи с недавними случаями гибели российских детей, усыновленных зарубежными гражданами, по нашей стране прокатилась волна проверок. Не избежала прокурорского внимания и Мурманская область. Никаких нарушений законодательства у нас не нашли. Наша область работает с пятью агентствами, занимающимися усыновлением детей. Три из них - американские, одно - шведское и одно - испанское. С Америкой и Швецией мы работаем давно, с Испанией всего лишь два года.

О детских, полных драматизма, судьбах, об иностранных и отечественных усыновителях маленьких россиян состоялся у нас разговор с главным специалистом комитета по образованию Мурманской области Еленой Придатченко.

- Все агентства, с которыми мы имеем дело, аккредитованы и каждый год подтверждают свою аккредитацию, - рассказывает Елена Александровна. - За рубеж отдаем детей, от которых отказались российские усыновители. Поэтому среди них много больных, с инвалидностью, а также братьев и сестер. Российские граждане предпочитают брать детей более-менее здоровых и в основном по одному ребенку. Причем у россиян почему-то появился спрос на девочек, тенденция же такова, что среди социальных сирот, выявленных за последнее время, преобладают мальчики.

Что же касается жестокого обращения с усыновленными детьми, то, как ни прискорбно признавать, это происходит и в России. Елена Придатченко приводит такую статистику: с 2000 по 2004 годы в Мурманской области умерло 6 усыновленных (приемных, опекаемых) детей. Один погиб по вине усыновителей, остальные по разным другим причинам (болезни, несчастные случаи и так далее). В двух случаях детей именно из-за жестокого обращения пришлось из новой семьи забрать. Негативных инцидентов с иностранным усыновлением детей из Кольского Заполярья отмечено не было.

Перебирая отчеты, которые регулярно (первый год через каждые шесть месяцев, затем каждый год по одному, и так в течение трех лет, а дальше, если есть необходимость, по запросу с родины ребенка) шлют усыновители, Елена Александровна показывает фотографии, рассказывает о жизни ребятишек до усыновления. Вот маленькая Мила - очень красивый ребенок восточного типа. У нее дефекты ручек и ножки. Никто из наших соотечественников ее не брал, хотя возраст под запросы российских граждан подходил, девочка была совсем крохой. Так бы и росла, лежа на боку (укороченная ножка не позволяла ей ходить), да нашлись для нее мама с папой в Америке. У малышки есть теперь даже две старших сестры. На фотографиях видно, как расцвел ребенок в окружении любящих людей, а еще увидела я на снимке специальный аппарат, прикрепленный на покалеченную ножку девчушки, что-то типа аппарата Илизарова. Такое приспособление заставляет кость целенаправленно расти. Так что малышка еще побегает.

А вот свежий отчет из Испании. Здесь своя история. Испанская семья хотела взять одного маленького (до трех лет) ребенка. Через свое агентство они подобрали подходящую кандидатуру и приехали в Мурманск за ребенком. И тут выяснилось, что у малыша гепатит. Как-то так получилось, что этого они в свое время не узнали, хотя в сведениях о детях все болезни указываются без утайки. Испанцы побоялись брать ребенка с гепатитом, объяснили, что не смогут его поднять. Расстроенные, они попросили наш областной комитет по образованию (а все международные усыновления идут у нас через этот комитет) подобрать им другую кандидатуру. Запросы были те же: один ребенок и до трех лет. Ничего подходящего в то время не нашлось. Но у Елены Придатченко были на примете два брата четырех и пяти лет, которые жили в детском доме. Их неоднократно предлагали российским усыновителям, но двоих не брал никто. Здоровье у них, конечно, не стопроцентное, какие-то отклонения были, но при соответствующем лечении - поправимые. Вот их-то и предложила Придатченко посмотреть испанцам.

- Это наши дети, - сказали жители Пиренейского полуострова, лишь только увидели пацанов.

Это была любовь с первого взгляда. Мальчишки же очень переживали, когда их забирали. Ведь если испанцы были внутренне готовы к такому повороту событий - за тем к нам и ехали, то для детей новоявленные папа и мама как с неба свалились, да еще по-русски не говорят. И вот прошло полгода, из Испании прислали первый отчет. Социальный работник, наблюдающий за семьей, пишет: дети очень общительные, открытые, быстро освоили язык и теперь забрасывают родителей тысячами "почему"; оба хотят быть полицейскими; очень ласковые - засыпают только после 15 поцелуев каждому и несколько раз повторенного "я тебя люблю".

Сироты нашей области, кстати, не первый год ездят в Испанию на летний отдых, там они живут в семьях, то есть погружение в иноязычную среду полное. И вот что интересно, рассказывает Елена Александровна: отдыхают в Испании и дети из коррекционных школ, которые не изучают иностранный язык в школе. Считается, что им это не под силу. Тем не менее, опровергая все выводы ученых, наши коррекционники прекрасно лопочут на испанском после такого отдыха, да еще и других детей языку учат.

Про усыновление наших детей шведами Елена Придатченко рассказала мне такую историю. Давно уже одна семейная пара из Швеции взяла брата и сестру из казенного детского учреждения Мурманской области. Родители этих детей были лишены своих прав. Но воспроизводить новых детей они могли. И вот мамаша рожает еще одного ребенка. А так как она вела по-прежнему беспутный образ жизни, то ее лишили прав и на этого. Ребенка усыновила наша землячка. Неугомонная мамаша рожает еще одного, на которого также вскоре теряет свои родительские права. Об этом узнают шведы, в семье которых успешно подрастают брат и сестра младшенького, и забирают кроху. Более того, разыскав российскую усыновительницу предыдущего ребенка, предложили ей дружить семьями, чтобы дети родственную связь не теряли. Такая вот пасторальная история.

Но не всегда бывает все так радужно. Приведу пример не умиляющий, а возмущающий, который произошел уже с нашими отечественными усыновителями. Бездетная семья мурманчан усыновила маленького ребенка и воспитывала его, сохраняя тайну усыновления. Девочка росла в полной уверенности, что это ее родные папа с мамой. Через несколько лет женщина забеременела, и девочка оказалась лишней. Папа ничего не смог придумать умнее, как взять ребенка за руку, привести его в ближайший детский дом, оставить его там, сказав: ты себя плохо вела, поэтому мы отдаем тебя сюда. Целых два года девочка "вела себя хорошо". Она была очень послушна, училась на пятерки и четверки, активно участвовала во всех мероприятиях и все время спрашивала у воспитателей: "Я хорошо себя веду?" Девочка ждала своих родителей и надеялась, что своим примерным поведением заслужит прощение за несуществующие грехи. Но шло время, а ее никто не забирал, и огонек надежды в ее глазах стал затухать. Еще немного, и это был бы уже на самом корню сломленный человечек.

Эту историю узнала социальный работник из Америки, в семье которой уже подрастает русский ребенок. Американка настолько прониклась судьбой этой девочки, что усыновила и ее.

А в детдомах, домах ребенка Мурманской области ждут своих родителей маленькие сироты. Ждут и надеются, что когда-нибудь придут и за ними их папа и мама, возьмут за руку и уведут домой. Ждет и надеется трехлетняя Ира (на снимке), у нее есть еще маленькая годовалая сестра. Ждет и надеется трехлетний Игорек (на снимке). Ждут и надеются еще полторы тысячи девчонок и мальчишек от нуля до 18 лет.

По всем вопросам усыновления обращаться в региональный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей, тел. в Мурманске 44-14-03.

Галина ДВОРЕЦКАЯ