06.07.2007 / Горячая тема

Что там, за запертой дверью?

Ранним утром, когда соседи еще спят, она тихо выскальзывает из квартиры и отправляется по помойкам. Собрав пакетик чужих объедков, осторожно возвращается домой, стараясь не попадаться на глаза знакомым. Их расспросы о жизни не любит, а в ответ на предложения помощи бормочет: «Мне некогда» и быстро закрывает дверь. В ее квартире давно уже отключены газ и свет, вода. Так, отгородившись от мира, мурманчанка Галина Хабарова живет уже несколько лет. Что происходит в душе этой женщины, о чем думает она, сказать не может никто, даже врачи психоневрологического диспансера, куда ее время от времени привозит на лечение 26-я бригада «Скорой помощи», обслуживающая душевнобольных людей.

Почти тридцать лет Галина Николаевна отработала электромехаником на городской телефонной станции, теперь это Мурманский филиал «СевЗапТелекома». Ее там помнят и, судя по разговорам с бывшими коллегами, очень сочувствуют ей. Даже пытались помочь, приходили домой, но дверь им ни разу не открыли. Председатель профкома Галина Вабель, женщина очень энергичная и участливая, не теряет надежды встретиться с Хабаровой, разговорить ее. Но удастся ли это сделать постороннему человеку, если Галина Николаевна даже родную сестру не пускает на порог?.. Та, тоже пожилая женщина, время от времени, как говорят соседи, приносит что-нибудь поесть или пытается дать деньги, но контакт между ними не получается.

Знают о Хабаровой и в городском комплексном центре социального обслуживания населения, но и там руками разводят. Не раз пытались поговорить с Галиной Николаевной, чтобы помочь ей обменять советский паспорт на новый, российский, чтобы могла она получать пенсию. Однако всякий раз натыкались на нежелание открыть дверь. И уходили.

- Подобные случаи у нас бывают, - сказали мне в центре соцобслуживания. - Недавно вот больной женщине, оставшейся без средств к существованию после смерти мужа и «промышлявшей» на помойке, помогли паспорт получить и пенсию оформить. Спасибо соседям, которые нам позвонили. Да так обычно и бывает - о тяжело больных и часто забытых даже близкими людях сообщают бывшие сослуживцы или соседи. Администрация города выделяет необходимые деньги, мы приглашаем на дом фотографа, сами идем в милицию и с их помощью оформляем необходимые документы: вид на жительство, паспорт. А вот как быть с Хабаровой - не знаем. Она не идет на контакт. Здесь, наверное, нужна помощь врачей-психиатров.

В областном психоневрологическом диспансере есть кабинет социальной помощи. Как мне сказали его сотрудники, в их обязанности также входит так называемая социальная реабилитация душевнобольных людей, в том числе и помощь в оформлении и восстановлении документов. Однако почему не удалось помочь Галине Николаевне, ответить мне не смогли. Возможно, и не догадывались об этих ее проблемах. Поступала к ним женщина по «скорой» - проводили необходимое лечение и отпускали домой. А уж как она там живет, на какие средства существует - выяснять подобные вопросы вроде бы не задача медработников.

Вот здесь-то, как я думаю, и происходит нестыковка между различными ведомствами, которые хотя формально и объединены в одно министерство и работают параллельно, но вот пересекаться, когда речь идет о судьбе одного конкретного человека, не всегда получается. Как это и вышло с Галиной Хабаровой. Ее судьбой оказались обеспокоены только соседи.

Мне показалось странным и то, что сотрудники Пенсионного фонда не обратили внимания на человека, который вот уже четвертый год не получает законную пенсию. Дело Хабаровой просто переложили в архив. Выяснять, что происходит, почему она «добровольно» оставляет свои кровные государству, здесь, по-видимому, не положено. А ведь это третье «ведомство» также подчиняется Министерству здравоохранения и социального развития.

Можно, конечно, по инерции ругать Зурабова, который запряг в одну телегу «коня и трепетную лань». Но подумаем и о другом: до недавнего времени два отделения, социальной защиты и Пенсионного фонда, в Октябрьском округе Мурманска находились не только под одной крышей, но и на одном этаже дома № 25/26 по улице Софьи Перовской. И поинтересоваться у соседей, что случилось с человеком, почему он не приходит за пенсией, не составляло труда. Просто даже интереса ни у кого, очевидно, не возникало. Интереса к судьбе обычной пенсионерки, инвалида второй группы, очень одинокого человека. Может, и болезнь Галины Николаевны настолько прогрессировала именно от ощущения ею своего чувства одиночества, ненужности никому в этом жестком мире? Отсюда и желание спрятаться от всех в своей «крепости». Впрочем, я не психиатр, не мне здесь судить.

По данным Федеральной миграционной службы по Мурманской области, на начало января примерно три тысячи человек не обменяли серпастые паспорта на новые - по разным причинам. Среди них и такие, как Галина Хабарова, больные, одинокие люди, забытые обществом. Сколько их, даже примерной цифры в миграционной службе назвать не смогли.

Людмила ЛОПАТКО.

Опубликовано: Мурманский вестник от 06.07.2007

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,993174,902277,971972,9697
Афиша недели
Брэнд в тренде
Гороскоп на сегодня