30.11.2007 / Горячая тема

"ЧЕРНАЯ" МЕТАЛЛУРГИЯ ПЕЧЕНГАНИКЕЛЯ

- Посмотрите, это меня фотографировали в прошлом году на День металлурга, - Юрий показывает снимок, на котором человек с плакатной внешностью настоящего рабочего. Такие типажи любили рисовать в советские времена, изображая героев труда. Статный богатырь на фоне плавильной печи. Косая сажень в плечах, уверенный взгляд. - Теперь меня узнать трудно, правда? На 12 килограммов похудел, не говоря уже обо всем остальном. Раньше я так следил за своим здоровьем. Никогда не курил, спортом занимался. Зимой каждые выходные ходили с семьей на лыжах. А нынче какой из меня лыжник?! На второй этаж еле поднимаюсь - такая одышка...

Сейчас вся 36-летняя жизнь Юрия поделилась на две части: на то, что было до 12 января 2007 года, и то, что наступило потом, когда рухнувший в раскаленную печь огромный кусок застывшего металла обжог и покалечил его тело, и, как оказалось в дальнейшем, ранил душу так, что боль от этого сильней физических страданий.

Как выяснилось теперь, трагедия, произошедшая в плавильном цехе комбината "Печенганикель", для самих металлургов не была такой уж неожиданностью.

- Мы каждый день ходили в цех, как на минное поле, - говорит Юрий. - Работаешь и то и дело смотришь вверх: "Оборвется настль? Не оборвется?". Главное, вовремя успеть отскочить...

Настль - это смесь из раскаленной металлической пыли и брызг. Когда металл бурлит в плавильной печи, то в ней, как в обычной кастрюле с супом, поднимается пена. Она прилипает к своду руднотермической печи, затвердевает. Потом эти многотонные "сталактиты" под собственной тяжестью обрушиваются в котел. Чтобы не вдаваться в технологические тонкости, попытаюсь объяснить просто: во избежание ЧП, этот настль надо периодически снимать. Но только после январского группового несчастного случая выяснилось, что руководство комбината "Печенганикель", в общем-то, серьезно об этой проблеме не задумывалось. В одном из актов, приобщенных теперь к уголовному делу, так и записано: "Отсутствие в технологической документации мер по устранению настля". То есть работа в плавильном цехе № 4 была приравнена к игре в русскую рулетку: "Пронесет - не пронесет".

- Да знаю, что и сейчас мои бывшие коллеги в таких же условиях трудятся, - утверждает Юрий. - Ничего пока не изменилось. А что делать? Ведь найти другую работу с такой же зарплатой, как на комбинате, в Никеле невозможно...

Действительно, для отдаленного поселка, где полно безработных и малообеспеченных, а двухкомнатную квартиру можно купить всего за 200 тысяч рублей, зарплата металлурга (26 тысяч в месяц) кажется огромной суммой. Вот и плюют люди на все опасности, и рискуют собственными жизнями, когда стоит вопрос о том, как прокормить семью.

- Я почти 15 лет честно отпахал на "Печенганикеле". Но вот случилась беда - и меня просто бросили, забыли, - не может скрыть возмущения Юрий. - Когда в больнице несколько месяцев валялся, хоть бы кто от руководства пришел, спросил бы: "Как ты себя чувствуешь? Может, чего тебе надо?" Нет! Не было этого...

Вместе с Юрием в тот трагический день пострадали еще три металлурга. Им повезло больше, чем герою этой статьи. Подальше стояли от печки-убийцы.

Утаить информацию о ЧП не получилось. В одной из мурманских газет появилось коротенькое сообщение, написанное со слов управления промышленной безопасности КГМК: "Все четверо пострадавших получили так называемые травмы с легким исходом".

- Мне показали эту заметку, я просто в ярость пришел, - продолжает Юрий. - Как это "серьезно не пострадал"?! Да когда газета вышла, я как раз в реанимации загибался - по кускам свои легкие вместе с сажей выплевывал!!!

По заключению медицинской экспертизы Юрий получил ожоги лица, шеи, кистей рук, а самое страшное - органов дыхания. Пораженными оказались сразу оба легких.

Врачи скорой помощи доставили пострадавшего в ЦРБ города Заполярный. Три дня в тяжелейшем состоянии провел там Юрий. А потом было принято решение в экстренном порядке направить больного в областной центр. Помочь мужчине, у которого уже начали гнить легкие, могли уже только опытные мурманские врачи-пульмонологи. Возникает вопрос, почему их коллеги из Заполярного тянули время, видя, как с каждым днем ухудшается состояние пациента?

Теперь можно лишь строить предположения. Но многие в Никеле говорили мне: "У нас вся жизнь крутится возле комбината. А тамошние начальники просто не захотели "выносить сор из избы". Местным врачам могли "посоветовать" самостоятельно вытаскивать пациента, без привлечения областных специалистов. Потом кто-то шепнул жене Юрия: "Если хочешь, чтобы мужик в живых остался - увози его немедленно в Мурманск!" Женщина забила тревогу, и мужа доставили в областную больницу...

- Вполне допускаю, что такая ситуация могла быть, - говорит руководитель СО СУ СК по Печенгскому району при прокуратуре РФ Галина Петренко. - Но ведь теперь это недоказуемо. Потерпевший и его родственники не хотят говорить на эту тему...

- Я действительно не буду это обсуждать, - подтверждает Юрий. - Во-первых, в тот момент я находился в бессознательном состоянии под действием обезболивающих лекарств. Что и как происходило, не знаю. Не оставили меня в беде друзья и коллеги : коллектив смены плавцеха, одноклассники. А еще искренне, от всего сердца хочу выразить слова признательности замечательным врачам областной больницы - заведующему отделением пульмонологии Герману Комарову и реаниматологу Александру Шавро да и всем медикам МОКБ, вытащившим меня с того света!

По факту происшествия прокуратура Печенгского района возбудила уголовное дело по части 1 статьи 143 УК "Нарушение правил охраны труда". Расследование велось несколько месяцев, а на сегодняшний момент приостановлено.

- Нам необходимо заключение независимого эксперта в области металлургии, - объясняет Галина Петренко. - Только мнение такого специалиста поможет установить тех, кто виновен. У нас есть заключение государственного инспектора по труду. Но не все так однозначно, как написано в его выводах. Поэтому сейчас приходится изучать разные мнения. И большие надежды в этом плане мы возлагали на Ростехнадзор. Его представитель, курирующий металлургическое производство, недавно приезжал в Никель. Нам сразу было понятно, что на его объективность рассчитывать не придется. Он мог, но не захотел помочь установить истину. Господин инспектор сразу выступил в качестве адвоката КГМК и предположил, что в трагедии в принципе никто не виноват...

- Поймите, я не хочу, чтобы кого-то наказывали, судили, - продолжает пострадавший металлург. - Я просто буду добиваться справедливости, чтобы люди смогли работать в плавильном цехе в нормальных условиях. В заключении о несчастном случае написано, что один из виновных - исполняющий обязанности заместителя по производству комбината Юрий Ураков. Это зафиксировано в документе с печатью и подписями. Вы представляете мое недоумение, когда уже после ЧП этот человек получает звание "Почетный металлург". Да чего говорить?! На сегодняшний момент комбинат оплатил мне лишь больничный лист, а чеки за лекарства - отказался. Скажите, около десятка тысяч рублей - разве большая сумма для такого промышленного гиганта, как КГМК ?! Все говорят мне: "Если бы ты на каком-нибудь американском заводе подобные травмы получил, работодатель выплатил бы тебе такую компенсацию за причиненный вред здоровью, что до конца жизни хватило бы!" Но мы живем в другой стране. Самостоятельно, без какой либо помощи огромного штата юристов КГМК я добился того, чтобы меня признали инвалидом третьей группы по трудовому увечью. Сейчас я пока без работы. Обратился письменно к руководителю КГМК господину Потапову: мол, возьмите меня на работу. Конечно, не в плавильный цех (туда меня теперь уже врачи не допустят), но найдите мне место. Ведь ваш же комбинат превратил меня, здорового, полного сил мужчину, в дряхлого инвалида! Видимо, из жалости в ответ мне предложили работу со смехотворным окладом. А мне еще двоих детей на ноги поднимать надо! Приходится надеяться только на свои силы...

За комментариями я обратилась к руководству КГМК. Конечно, с самим господином Потаповым переговорить не вышло. А начальник пресс-службы компании Марина Воронкова прислала по электронной почте ответ такого содержания:

"В плавильном цехе Компании в январе 2007 года произошел групповой несчастный случай, в результате которого травмы получили четыре плавильщика.

В момент поступления пострадавших в центральную районную больницу, по первоначальному заключению, случай квалифицировался как легкий. При более глубоком обследовании и лечении у одного из пострадавших обнаружилось поражение легких, и случай был переквалифицирован как тяжелый. Так бывает зачастую с термическими поражениями.

Со слов начальника цеха Мазманяна В.А., информация о том, что руководство и коллектив цеха не уделяли внимание Юрию в тот момент, когда он находился на лечении в ЦРБ г. Заполярный и Мурманской областной клинической больнице, "мягко говоря" не соответствует действительности. Начиная с момента госпитализации в ЦРБ г. Заполярный руководство цеха (Мазманян В. А., Чумаков Ю. А., Краюхин Ю. А., Федоркин Н. Н.) встречались с медицинским персоналом и руководством больницы по вопросу оказания медицинской помощи пострадавшим работникам цеха. Встретиться с Юрием руководство цеха не могло по причине того, что он находился в отделении реанимации, куда посетителям вход запрещен. Тем не менее цех сразу же закупил и передал в ЦРБ г. Заполярный противоожоговые препараты для своих работников. Такие же препараты цех передавал в Мурманскую областную больницу.

Посещать пострадавшего в МОКБ руководство цеха, коллеги по работе не могли по причине территориальной удаленности больницы. В то же время руководство цеха ( нач. участка - Федоркин Н.Н., сменный мастер - Ильин С.) взаимодействовали с мед. персоналом МОКБ, в частности, с заведующим пульмонологическим отделением Комаровым Германом Константиновичем по вопросам лечения Юрия, необходимости приобретения мед. препаратов...

С целью дальнейшей реабилитации цех выделил оздоровительную семейную путевку Юрию в пансионат "Знание" (г. Сочи) в сентябре 2007 года...

...Юрий обращался к специалисту по социальным вопросам плавильного цеха Кологреевой Т. Ю.). В соответствии с "Положением об оказании материальной помощи на лечение" такая помощь оказывается работнику Компании в том случае, если его расходы на лечение превысили 5 тыс. руб., поэтому Юрию было предложено обратиться за компенсацией расходов позже (когда сумма его расходов превысит 5 тыс. руб.)...

В настоящее время Юрий находится в отпуске. С 26.11.2007 года работник с личного согласия переведен на не противопоказанную ему работу слесарем-ремонтником 3 разряда в службу воздухоснабжения и воздухоразделения цеха энерго- и электроснабжения ОАО "Кольская ГМК" (п. Никель)...

В ходе детального расследования обстоятельств были выявлены причины несчастного случая и, самое главное, определены мероприятия по исключению повторения подобных происшествий.

В целях социальной защиты интересов работников получивших утрату профессионального здоровья на производстве, в Компании действует положение о единовременной материальной помощи и преимущественного трудоустройства в подразделениях Компании с учетом рекомендаций врачебной комиссии.

В дальнейшем для пострадавшего предусмотрено получение ежемесячной материальной помощи и ежегодного санаторно-курортного лечения по линии Фонда Социального Страхования. Размер данной материальной помощи зависит от степени утраты здоровья и определяется независимой медицинской экспертной комиссией".

- Я вчера разговаривал с ребятами из цеха, - говорит Юрий. - Условия работы с момента ЧП так и не изменились. Этот проклятый настль также продолжает висеть над головами! А деньги, материальная помощь... Мне ее предложили только после того, как корреспондент "Вестника" позвонил в пресс-службу КГМК...

Ольга МИХАЙЛОВА

Опубликовано: Мурманский вестник от 30.11.2007

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,433775,389077,300673,1697
Афиша недели
Вселенная комиксов
Гороскоп на сегодня