27.06.2009 / Горячая тема

Мертвый труп или живой?

Когда мы говорим о проблемах бездомных людей, мы привычно перечисляем, чего они лишены: регистрации по месту жительства, а значит, работы, качественной медицинской помощи да просто жилья. Это вроде бы граждане нашей страны, но «в списках они не значатся», а значит, официально как бы и не существуют. Однако работникам социальных служб приходится сталкиваться и с такими случаями, когда бездомные, приходящие к ним за материальной помощью, не существуют не «как бы», а вполне официально - числятся в списках усопших. Как становятся «живыми трупами»? Вот пара историй, рассказанных мне в отделении срочного социального обслуживания населения Апатитского комплексного центра социального обслуживания населения.

Приходит к соцработникам некий человек неприбранной наружности и говорит, что знающие люди надоумили его написать заявление на материальную помощь и содействие в восстановлении паспорта. Было это 5 марта нынешнего года. Оформляя эту материальную помощь, как и положено, направили просителя за архивной справкой в паспортную службу городского расчетно-информационного центра. Справку не выдали, так как обнаружилось - этот самый Владимир Николаевич N числится умершим с весны 2006 года.

Оказывается, тогда, в конце апреля 2006 года, соседи, почуяв характерный запах из его квартиры, вызвали милицию, которая и обнаружила в квартире труп человека с резко выраженными гнилостными изменениями, как говорится в милицейских протоколах. То есть по «пальчикам» не опознаешь. Ну вот, по каким-то другим признакам или положившись на показания свидетелей, решили, что умерший не кто иной, как 53-летний хозяин этой квартиры. Хотя, кстати сказать, здесь же был прописан и его сын, но его благополучно «оставили в живых». Как позже выяснилось, в квартире обитал в то время некий Юра, которого Владимир Николаевич пустил пожить. Кроме имени, ничего больше сообщить об этом человеке он не смог. Где пропадал все это время сам Владимир, почему ничего о «смерти» отца не знал сын - неизвестно. Узнал он об этом спустя полтора года при посещении паспортного стола и очень удивился: «Да живой он!»

Впрочем, никаких действий с его стороны вслед за этим не последовало. Главное, как говорится, отец в наличии…

Ну, а дальше как получилось. Тогда, 5 марта, приехала милиция за Владимиром Николаевичем прямо в центр соцобслуживания. Взяли его под белы ручки и повезли дактилоскопию делать. Дали заключение, что он действительно тот самый Владимир Николаевич и совершенно живой.

Так же закончилась и другая история. 7 ноября 2008 года явился - тоже за материальной помощью - 52-летний мужчина, назвался. Проверили по базе данных управления соцзащиты - «живой труп». Умершим числился уже полгода. Оказывается, в подвале, в котором он обычно обитал, нашли труп бездомного, а поодаль - паспорт на имя этого самого Александра Алексеевича, что явился теперь за материальной помощью. Обронил он его там. Потом пришел, увидел, что подвал заколотили, да и пошел восвояси.

А между прочим, не всю жизнь пропащим он был. Работал, по его словам, в «Апатитстройиндустрии» копровщиком, рабочим по ремонту и обслуживанию зданий в разных городских организациях - общий стаж, с его слов, составляет около 30 лет. Потом на два года уехал в Москву, где работал без трудового договора, а вернувшись в 2000 году, нашел свою комнату в «малосемейке», где жил до того, полностью разбитой и непригодной для жилья - даже унитаз и оконные рамы вынесли. Вот и пошел по подвалам. Паспорт потерян, остальные документы, с его слов, оставлены на сохранении в надежном месте, но тоже как-то их найти не удалось пока никому.

…Ну и что?

- Милиция в обоих случаях установила, кто есть кто, но «живее» от этого люди не стали, - констатируют сотрудники отделения соцобслуживания. - Остальное в обязанности милиции не входит. Мы помогли Александру Алексеевичу оформить заявление в суд, чтобы актовую запись о его смерти признали недействительной. Удастся ли ему снова «ожить» для полноценной жизни, будет ли он ходить по всем нужным инстанциям - большой вопрос.

«Документальная реанимация» делается только по заявлению самого гражданина. Не пишешь заявления - ходи дальше живым трупом. И ведь что получается - нет большой разницы для бомжа - живым числиться или мертвым. Соцзащита материальную помощь так и так оказывает, а от общества бомж все равно отгорожен невидимой, но почти непроницаемой стеной.

К чему я об этом? Просто так. Страшно.

P.S. Сейчас проверкой того, как стал «живым трупом» Александр Алексеевич, занимается апатитская прокуратура (соцработники передали пока заявление только по его поводу). «Если в этой ошибке будет установлена вина конкретного должностного лица, к нему будут применены меры реагирования», - констатирует заместитель прокурора города Алексей Круглин. Также он сообщил, что прокуратура возьмет на себя защиту интересов гражданина в суде, коли он сам этого сделать не сможет. А вообще, как говорят в прокуратуре, с делом такого рода им приходится сталкиваться впервые.

Зоя КАБЫШ

Опубликовано: Мурманский вестник от 27.06.2009

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,814075,324179,547072,7227
Афиша недели
В жанре девяностых
Гороскоп на сегодня