02.09.2009 / Горячая тема

Признан убийцей, будет направлен на лечение

Вчера Кандалакшский суд вынес вердикт по уголовному делу Дмитрия Киреева, обвиняемого в убийстве главы района Нины Варламовой. Напомню, трагедия произошла во дворе дома № 15 на улице Комсомольской, где она проживала, около 21 часа 16 декабря 2008-го - ровно год спустя после избрания Варламовой на эту должность.

Накануне, в понедельник, в суде состоялись прения сторон.

Государственный обвинитель Сергей Форостян, доказывая вину подсудимого в совершении убийства, привел показания нескольких свидетелей, главным из которых является Дзюбенко. Как уже сообщал «Мурманский вестник», на судебном заседании тот не смог назвать ни места, ни точного времени происшествия; вероятно поэтому представитель прокуратуры акцентировал внимание на его предварительных показаниях. В них Дзюбенко говорил, что 16 декабря поздно вечером, проходя мимо магазина «Пятерочка», расположенного в доме № 13 по улице Комсомольской, услышал крик или стон женщины. Он увидел лежавшую на снегу женщину и убегавшего от нее мужчину высокого роста, одетого в коричневую дубленку и черную вязаную шапку. Дзюбенко узнал в нем человека, когда-то распространявшего газету «Вестник «Апреля». Затем свидетель остановил проезжавшую мимо машину и попросил сидевших в ней мужчину и женщину (как выяснилось позже, супругов Моисеевых) вызвать по телефону милицию и «скорую». Вместе с Моисеевыми он находился возле пострадавшей до прибытия милиции. Признав, что Дзюбенко в это время находился в состоянии алкогольного опьянения (это подтверждено показаниями Моисеевых и сотрудника ДПС Румянцева), гособвинитель назвал его показания последовательными, содержащими существенные детали.

Сотрудник ДПС Фомин, прибывший вместе с Румянцевым на место происшествия, заявил в суде, что сквозь хрипы умирающей услышал нечто похожее на первый слог фамилии подсудимого. Сопоставив это с показаниями Дзюбенко, милиционеры вместе с ним отправились в квартиру Киреева, где свидетель опознал одежду убегавшего мужчины.

Также Форостян назвал немаловажными показания Павловой, соседки Киреева, которая около 20.30 возле их дома видела его, одетого в дубленку с капюшоном от куртки-«толстовки» на голове. Кроме того, гособвинитель озвучил показания 14-летнего Морозова. Подросток, проживающий в доме № 15 на улице Комсомольской, около 21 часа возвращался домой. Он увидел, что к дому от магазина «Пятерочка» по тропинке друг за другом идут два человека. Шедший сзади как бы толкнул первого. Парень подумал, что мужики дерутся, и поспешил домой. Обернувшись у своего подъезда, он увидел, что возле лежащего на земле стоят двое.

Гособвинитель привел ряд показаний чиновников администрации - Просоленко, Смирновой, Фониной, Хабибуллиной, главы администрации Кандалакши Иванова, бывшего председателя комитета по управлению имуществом районной администрации Мнушкиной. Они сказали, что, со слов Варламовой, им было известно о ее напряженных отношениях с Киреевым. Подсудимого многие из них считали человеком со странностями в поведении. В частности, первый заместитель Варламовой Михеева и редактор муниципальной газеты «Нива» Суроева, являющиеся родными сестрами и назвавшие себя подругами погибшей, сказали, что она боялась оставаться с ним наедине. Суроева советовала Варламовой обратиться в правоохранительные органы, но та этого не сделала.

Помимо того, Форостян озвучил предварительные показания соседа Киреева Богданова. Тот утверждал, что в октябре прошлого года Киреев обращался к нему с вопросом, не может ли он достать ему малокалиберные патроны. Как отметил в предварительных показаниях другой свидетель - Шкода, Киреев интересовался у него, можно ли из газового пистолета сделать боевой.

В качестве доказательства вины подсудимого гособвинитель привел заключение криминалистической экспертизы, обнаружившей на одежде подсудимого волокна, схожие с волокнами одежды погибшей. Мотивом преступления он назвал то, что бывший офицер Киреев, успешно окончивший высшее военное училище, не смог реализовать себя ни на военной службе, ни позднее, когда занялся активной политической деятельностью и издавал (16 лет назад) оппозиционную власти газету. В последнее время, по словам Форостяна, основной виновницей своего тяжелого материального положения Киреев считал Варламову. Гособвинитель также обратил внимание на показания мурманского врача Сажинова, специалиста в сосудистой хирургии, который считает, что, получив такие ранения, погибшая могла некоторое время, исчисляемое минутами, передвигаться и говорить.

Выступивший в прениях муж погибшей Сергей Варламов сказал, что, по его мнению, следствие проведено поверхностно. Как он считает, 80-90 процентов жителей Кандалакши, в том числе и Киреев, не помнят о дате выборов главы. Но кто-то цинично подвел Киреева к этой дате - годовщине со дня выборов. Варламов уверен, что в совершении преступления участвовали и другие лица, которые должны понести ответственность перед законом.

Представитель интересов Варламова юрист Шепяцкий также отметил, что следствие проведено поверхностно: не опрошены свидетели, имеющие важные сведения, не найдены вещественные доказательства. Не исключая участия Киреева в совершении убийства, Шепяцкий на основании заключения криминалистической экспертизы предположил, что колюще-режущие раны погибшей могли быть нанесены и вторым орудием преступления. А стало быть, был еще один участник убийства.

Принявший участие в прениях Киреев сказал:

- Я понимаю, что есть определенные силы, заинтересованные в том, чтобы сделать из меня невменяемого человека, не отдающего отчета своим действиям. Я еще раз хочу сказать потерпевшему и вам, уважаемые судьи: не убивал!

Он обратил внимание суда на показания несовершеннолетнего Морозова, который видел двух человек, стоявших возле упавшей Варламовой. И добавил, что если бы сотрудники администрации его боялись, то обратились бы в правоохранительные органы, а они, напротив, его в открытую игнорировали.

Затем в прениях слово предоставили Тамаре Кастрам, сотруднице Кандалакшского межрайонного управления социальной защиты населения, являющейся в силу своего служебного положения законной представительницей интересов подсудимого. Она сказала, что, по ее мнению, причастность Киреева к убийству не доказана. Конкретных угроз при обращении в УСЗН он не высказывал.

Выступившая в прениях адвокат Киреева Алена Редина отметила, что ни одного прямо указывающего на вину подсудимого в совершении убийства доказательства следствием не добыто. Также она подвергла сомнениям показания Дзюбенко: он не смог в суде назвать место и время происшествия, говорил, что видел Киреева на расстоянии то 25-30 метров, то 5. Говорил, что шел с улицы Питео на улицу Набережная, а Моисеевым пояснил, что с приятелями был в одном из питейных заведений ресторана «Канда», находящего поблизости от места происшествия. Дзюбенко показал, что убегающий мужчина был высокого роста и плотного телосложения, тогда как подсудимый такими внешними данными не обладает. Как сказала Редина, в предварительных показаниях Дзюбенко утверждал, что лица мужчины он не разглядел, поэтому стопроцентно утверждать, что это был Киреев, он не мог.

Анализируя показания сотрудника ДПС Фомина, адвокат заметила, что верится в них с трудом, поскольку он уже предоставил суду недостоверную информацию о том, что Дзюбенко был абсолютно трезв и адекватен.

- Я также не верю в то, что Варламова могла ему что-то сообщить. Она не могла этого сделать по причине того, что дыхательные пути, будучи заполненными кровью, не могли бы привести в действие голосовой аппарат, ведь причина смерти - механическая асфиксия, то есть удушье, - сказала Редина. - Об этом говорили и медики, приехавшие на место происшествия.

Кроме того, Алена Редина обратила внимание суда на то, что следов крови на одежде, обуви или под ногтями у Киреева не обнаружено. По мнению же фельдшера Шестакова, приехавшего на тот вызов и имеющего 19-летний стаж работы, убийца не только мог, но и должен был испачкаться кровью. Ведь она хлестала из раны, так как нож попал в сонную артерию. Кроме того, как сообщил Морозов, когда пострадавший человек упал, нападавший резко убрал в карман что-то блеснувшее. Как считает Редина, в таком случае обильно испачканный кровью нож обязательно оставил бы следы на ворсе дубленки. Но следов крови на ней не найдено, как не обнаружено и признаков того, что подозреваемый зачищал или отмывал одежду или обувь. Адвокат задала вопрос: почему Дзюбенко утверждает, что видел одного убегающего человека, тогда как Морозов видел возле упавшего человека двоих?

Кроме того, Алена Редина отметила, что просмотр записей, произведенных камерами слежения (а их установлено по периметру здания ресторана «Канда» пять), показал, что на них не было никого, хоть отдаленно напоминающего самого Дзюбенко, а также убегающего мимо «Канды» в сторону улицы Первомайской человека, одетого в коричневую дубленку и черную шапку.

По поводу обнаруженных на одежде Киреева волокон, схожих с волокнами одежды погибшей, адвокат сказала:

- Сам эксперт в своем заключении не исключает переноса этих волокон на одежду Варламовой в момент, когда одежда как подозреваемого, так и убитой, не будучи аккуратно упакованной, без защитных прокладок транспортировалась в Мурманск для проведения экспертизы.

Говоря о результатах психолого-психиатрической экспертизы о наличии у Киреева психического заболевания, не позволяющего ему в момент совершения осознавать опасность своих действий, Редина подчеркнула:

- Мнение экспертов было в какой-то мере зашоренным, так как фабула преступления, которую изложил следователь в своем постановлении о назначении экспертизы в институте имени Сербского, носила не предположительный характер. Утверждалось, что именно мой подзащитный совершил убийство при доказанных обстоятельствах, что неправильно. Эксперты, опираясь якобы на состоявшийся, вполне доказанный факт, сделали вывод о социальной опасности Киреева.

Также адвокат отметила, что Киреев на протяжении следствия находился в общей камере и жалоб на его агрессивное поведение не поступало. Учитывая заключение экспертизы медиков и обвинение подсудимого в незаконном хранении огнестрельного оружия, с которым он не согласился, считая его непригодным к стрельбе, адвокат попросила применить к нему меры в виде принудительного амбулаторного лечения у психиатра.

Сам Дмитрий Киреев в своем последнем слове сказал:

- Надеюсь, что здравый смысл восторжествует и прокуратура не поставит крест на этом деле, обвинив меня в убийстве, а по-настоящему займется своим делом и доведет дело до конца.

Как уже говорилось, рассмотрев все обстоятельства дела, вчера суд вынес приговор. Он посчитал, что у оснований не доверять показаниям Дзюбенко нет, так как тот вел себя в вечер происшествия адекватно. Кроме того, суд не подверг сомнению показания мурманского врача Сажинова, утверждавшего, что Варламова могла после получения ранений что-то говорить свидетелю Фомину. Также суд установил, что у Киреева на момент совершения преступления не было алиби, а предположения адвоката о способах попадания волокон с одежды убитой на одежду подсудимого посчитал голословными. По мнению судей, у Киреева после возвращения домой до прибытия милиции было время, чтобы устранить следы крови на ноже и одежде.

Киреев признан виновным в совершении убийства Нины Варламовой и незаконном хранении огнестрельного оружия. Освободив его на основании комплексной психолого-психиатрической экспертизы от уголовной ответственности, суд постановил применить к нему принудительные меры лечения в психиатрическом учреждении специализированного типа с интенсивным наблюдением.

В течение десяти дней защита имеет право обжаловать этот вердикт. Адвокат Редина заявила, что непременно это сделает.

Публикации по этой теме:

Рука, водрузившая флаг, взялась за нож? "Мурманский вестник" от 18.12.2008

Юрий Евдокимов: Не впасть в «смутное время» "Мурманский вестник" от 18.12.2008

Варламова Нина Константиновна "Мурманский вестник" от 18.12.2008

Добрые дела будут завершены "Мурманский вестник" от 19.12.2008

В память о Нине Варламовой "Мурманский вестник" от 04.02.2009

Убийцу будут лечить "Мурманский вестник" от 30.06.2009

Признан убийцей, будет направлен на лечение "Мурманский вестник" от 02.09.2009

В память о главе района "Мурманский вестник" от 12.02.2010

Ирина РУМЯНЦЕВА, Кандалакша

Опубликовано: Мурманский вестник от 02.09.2009

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,814075,324179,547072,7227
Афиша недели
В жанре девяностых
Гороскоп на сегодня