05.09.2009 / Горячая тема

Пятница, тринадцатое. Вторник, первое (сентября)

Ужастики любите? Когда в школе времен Марка Твена ученик не сидел спокойно на уроках и мешал своей болтовней, учитель наказывал его розгами. Через сто лет такого ученика, назовем его, к примеру, Том, в США просто оставляли после уроков, в следующий раз ему приходилось вне очереди делать уборку в классе. После чего он сидел спокойно и не отвлекал одноклассников.

Сейчас этим не обойдется. Возможный вариант развития событий: группа врачей диагностирует Тому тяжелый случай «синдрома ослабленного внимания». Тому вводят по утрам и вечерам высокие дозы затормаживающих препаратов, он становится препаратозависимым. На уроках он сидит апатично, зато никому больше не мешает. Школа получает повышенное финансирование за обучение подростков, страдающих психическими отклонениями.

Вам в это не верится? А кто мог поверить в то, что в школьных библиотеках Америки будут изымать рассказ Чехова с описанием обыска девушки под предлогом того, что в нем унижается достоинство женщины? Или в то, что министерство образования Великобритании выдаст рекомендацию убирать из библиотек «Трех поросят», чтобы не затрагивать чувства мусульманских детей?

Недавно мне на глаза попалась заметка, в которой, пусть и не без некоторой доли преувеличения, была описана эволюция немецкой школы с 1973 по 2009 год. Если взять за основу американский пример, то этапы этой эволюции можно обрисовать следующим образом.

Роберт с гордостью принес свой новый карманный ножик в класс. Реакция - 1973 год: учитель биологии достает свой швейцарский нож, и они вместе с одноклассниками сравнивают характеристики обоих ножей. 2009: полиция получает сигнал о нападении маньяка-психопата на школу. Роберта обстреливают усыпляющими патронами и в бессознательном состоянии перевозят в закрытое медучреждение. Группа психологов проводит терапию с шокированными школьниками и учителями.

Роберт во время игры в футбол разбивает мячом окно и получает за это от отца подзатыльник. 1973: страховка оплачивает хозяину окна ущерб, Роберту приходится расстаться с половиной карманных денег. В следующий раз он играет более внимательно. 2009: соседка заявляет на отца Роберта по поводу жестокого обращения с детьми. Мать Роберта свидетельствует, что мальчик уже подвергался аналогичному насилию со стороны отца около года назад. Отцу Роберта запрещено в течение 10 дней появляться в квартире. Мать Роберта разводится с мужем, Роберт в течение нескольких следующих лет находится под наблюдением психологов.

Ахмед плохо знает немецкий язык, из-за чего он не сдает экзамены и остается в 8-м классе на второй год. 1973: Ахмед летом берет дополнительные занятия с репетитором, проводит время в основном с немецкоговорящими друзьями и без проблем получает аттестат годом позже. 2009: дело Ахмеда направляется в комиссию по соблюдению равноправия. Дело Ахмеда - характерный пример растущей национальной нетерпимости и расовой дискриминации. Под давлением общественности школа проводит переэкзаменовку Ахмеда по тестам уровня 3-го класса, которые Ахмед кое-как сдает. Сдать выпускные экзамены Ахмед не может, он не получает аттестата, по-прежнему не знает немецкого и живет на пособие.

Во время игры в волейбол Роберт падает и обдирает кожу на коленке. Учитель подбегает к мальчику, поднимает и вытирает ему слезы. Потом он ведет его в секретариат, заклеивает ранку пластырем и некоторое время сидит рядом с ним, успокаивая его. 1973: через несколько минут Роберт успокаивается и бежит на перемену доигрывать игру. 2009: молодого учителя немедленно отстраняют от работы за сексуальное домогательство по отношению к несовершеннолетним.

Роберт в мае достает ракету для фейерверка, которую он купил на Новый год, и запускает ее в муравейник. 1973: несколько десятков из 4 376 295 обитателей муравейника погибли. 2009: об этом узнает активистка Гринписа. Привлекаются местное общество защиты животных, отделение партии зеленых, ведомство по делам несовершеннолетних и уголовная полиция. Роберту диагностируются тяжкое антисоциальное поведение, пиромантские наклонности и склонность к насилию. Родители, брат и сестра Роберта должны пройти курс семейной психотерапии.

«Что за бред?» - спросите вы. У нас такого быть не может. Думаю, еще как может. И скорее всего, будет. Глобализация безжалостна - никто не может сейчас осознать всех последствий, которые связаны с культурой потребления и ее влиянием на сознание наших детей (будущих взрослых). Реалити-шоу - это цветочки. Впереди ягодки. Какими они могут быть? Если сейчас у нас немецкий 1973 год, то в 2045 году (а в действительности, наверное, гораздо раньше) у нас нарисуется такая картинка. Миша и Гриша подрались после школы. 2009 год: Миша победил, у Гриши идет кровь из носа. Оба пожимают друг другу руки, и проблема решена. 2045 (или раньше): вызывают милицию, которая арестовывает обоих. Мать Гриши делает заявление о возбуждении уголовного дела по поводу нанесения телесных повреждений. Оба школьника исключаются из школы, не получают аттестата и не могут продолжить образование. Миша идет работать грузчиком, Гриша - продавцом в Макдональдсе. С одной стороны - торжество демократии, законности и корректности; с другой - Миша и Гриша помещаются в то место, которое они должны знать. Это место потребителя, и не больше.

А пока мы обсуждаем, должны ли современные нам Миша и Гриша говорить «договОр» вместо разрешенного приказом Минобразования «дОговор» (Петр Болычев размышляет об этом на 6-й странице нашей газеты). Может быть, им, знающим свое место, этого и не надо? А то будет, как говорил Шариков профессору Преображенскому: «Все у вас, как на параде!» Будет меньше парада, больше толерантности и терпимости - к нарушению языковых норм, жизненных принципов, семейных традиций…

С чего это начинается? С того, с чего начиналось в США и о чем черным по белому написал Рей Брэдбери, нарисовавший квазифашистское американское общество в романе «451 по Фаренгейту». С невинного на первый взгляд и понятного желания никого не обидеть, замолчать проблему во избежание конфликтов в обществе, из боязни задеть чувства и интересы определенных групп, конфессий, этнических общин …

«К чему это ты все понаписал?» - спросите вы. Во вторник, первого, наши дети пошли в школу. Будем надеяться, что они будут учиться быть смелыми, принципиальными, уверенными в себе, не будут прятать, как страусы, головы в песок и уходить от проблем. Вот на этой оптимистической ноте я и предлагаю забыть об «ужастиках» и начать новый учебный год.

Николай СИГИН

Опубликовано: Мурманский вестник от 05.09.2009

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,615975,535878,654873,5746
Афиша недели
Брэнд в тренде
Гороскоп на сегодня