19.09.2009 / Горячая тема

Ждать ли школам «бармалеев»?

В России есть два проклятых вопроса, ответы на которые ищут веками, да все найти не сподобятся - разумеется, «кто виноват?» и «что делать?». А есть еще парочка, на которые с большой уверенностью в собственных знаниях и опыте ответит любой среднестатистический россиянин, - «как лечить?» и «как учить?». Почему-то именно эти - заметим, вовсе не простые - сферы человеческой деятельности кажутся обществу ясными как божий день. А чего? Все же болеют и как-то лечатся. Опять же - «мы все учились понемногу…»

Принимая во внимание такое положение дел, вполне уже ожидаемой представляется новая инициатива, с которой в ближайшем будущем, видимо, придется столкнуться российской школе. Речь идет о привлечении в школу в качестве учителей людей, не имеющих базового педагогического образования, зато имеющих любовь к детям и богатый жизненный и профессиональный опыт в других областях деятельности. В проекте «Наша новая школа», который сейчас обсуждается педагогическим сообществом, об этом говорится так: «Отдельная задача - привлечение в школу учителей, имеющих базовое непедагогическое образование. Прохождение ими психолого-педагогической подготовки, освоение новых образовательных технологий позволит раскрыться перед детьми не только в роли людей, имеющих богатый профессиональный опыт, но и постепенно освоить азы педагогического труда, научиться слышать и понимать детей, адекватно выбирать приемы и методы педагогической работы».

Как-то не хочется даже представлять себе перспективу, которая по аналогии вполне может стать реальностью: почувствовали вы себя, не дай бог, плохо, вызвали «скорую», и она, представьте, приехала - но не с врачом. А просто с человеком хорошим. Добрым. «Ну-ну, - скажет вам этот добрый человек, - у собачки заболи, у кошки заболи, а у тебя, бедолаги, пройди». А то еще лист капустный посоветует к больному месту приложить - это же будет человек широких взглядов и большой эрудиции. И уедет. И не факт, что все это удовольствие обойдется больному даром…

Собственно, в проектном документе отсутствует какая бы то ни было конкретика, касающаяся воплощения в жизнь этого новаторского шага. С целью нащупать некие практические моменты по реализации как всей программы, так и этой ее части проводились педагогические советы, обсуждали тему и на страницах газет, и в Интернете. Но вопрос о том, чем чревато привлечение в школу людей, не имеющих педобразования, по большому счету, остался открытым. Конечно, у этой инициативы есть и положительные моменты - школе нужны люди творческие, неординарные, умеющие нестандартно мыслить и действовать в различных жизненных ситуациях. И потом, в девяностые, когда кадров в школах, особенно в глубинке, катастрофически не хватало, брали «в педагоги» и людей «со стороны». Но сейчас ситуация другая.

Может, школе и не хватает ярких личностей, но их ведь всегда как-то немного, какой сферы человеческой деятельности ни коснись. А вот вопрос о том, что именно звезды выстроятся в очередь, чтобы поработать учителями, остается открытым. Ведь и диплом о педагогическом образовании не всегда гарантирует, что в школу придет настоящий профессионал. Прекрасное знание непедагогом своей сферы деятельности, его богатый опыт работы по другой специальности и прочие профессиональные заслуги, как несложно представить, вовсе не обещают, что этот самый человек сможет донести все это до детей. Знать свое дело и уметь его преподнести - вещи разные. Можно хорошо знать свой предмет, но не владеть методикой. А задача учителя - передавать знания в доступной и понятной для школьников форме. Не получится ли, что пока «пришельцы» будут осваивать азы педагогического труда, ими будут допущены серьезные просчеты в преподавательской деятельности, цена которым, по большому счету, судьбы школьников, с которыми они работают, не имея специальных знаний?

В свое время существовала такая форма ведения уроков, когда перед классом выступали два человека - педагог и приглашенный на занятие гость. Им мог быть как раз любой специалист, мастер, как говорится, своего дела. О своей профессии ребятам рассказывали врачи и журналисты, рыбаки и водители. Это было и познавательно, и полезно, и урок строился грамотно. И к рискованным экспериментам такое дело никак не отнесешь. Кстати, что касается экспериментов - школы сейчас гораздо меньше настроены на экспериментирование, чем пятнадцать лет назад. Специалист без педагогического образования, став учителем, должен будет соотносить свои широкие взгляды с достаточно жесткими правилами школьной жизни. И это еще одна грань проблемы…

Сами педагоги, судя по дискуссии в Интернете, опасаются, что в итоге с этой ситуацией каждой конкретной школе придется разбираться самостоятельно. Если у учебного заведения есть возможность выбирать между профессионалом и непрофессионалом, в зависимости от того, насколько человек соответствует ее требованиям, задачам, стоящим перед ней, - хорошо. Если нет - не кинутся ли в школы люди, потерявшие работу из-за кризиса, не нашедшие себя в своем деле? Опасения эти, судя по всему, небеспочвенны. Сужу по разговору со своим московским приятелем. Человек с техническим образованием, он перепробовал множество специальностей - был и журналистом, и актером, и администратором в разных околотворческих конторах. Да что там - по необходимости и пиратом был, и Бармалеем: в смысле подрабатывал аниматором на детских праздниках. Нынче он - сторож… Так вот, он весьма воодушевлен открывающимися в связи с этой педагогической инициативой перспективами. В столице-то все быстрее движется, там, говорят, уже собираются апробировать этот проект. Мой знакомый - человек, безусловно, приятный во всех отношениях, но, как выразилась наша общая подруга, не хотелось бы, чтобы моего ребенка учил Бармалей…

На самом деле очень актуальным мне показалось мнение директора одного из столичных лицеев Михаила Мокринского, высказанное им в одной из газет: «Главной педагогической задачей, на мой взгляд, сейчас является необходимость сконструировать модель образования. Как учить, мы сегодня знаем, но чему учить - не сформулировано. У нас не сформулирован государственный заказ - кого государство хочет получить на выходе из школы. Учителя стараются воспитать отличников, которые легко поступят в вузы, а потом выясняется, что нужны каменщики и фрезеровщики».

Юлия МАКШЕЕВА

Опубликовано: Мурманский вестник от 19.09.2009

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
67,681276,073779,580974,2346
Афиша недели
Тени незабытых предков
Гороскоп на сегодня