21.01.2010 / Горячая тема

Не от пуль погибли… От чего же?

Одна за другой две похоронки получили семьи наших земляков. Ушли из жизни два юноши, успев отслужить в армии всего один месяц. Долгий месяц длиной в тридцать с небольшим дней… Оба были призваны в ноябре прошлого года. Евгений Терехов - из поселка Мурмаши, он скончался в госпитале Полярного, не дожив неделю до Нового года. Мурманчанин Денис Кузьменко умер в Кингисеппской центральной районной больнице. Незадолго до смерти он написал любимой тете последнее письмо: «Новый год встретил нормально, поели салатов, колбасы, тортов». Через двенадцать дней его не стало…

В лазарете - под двумя одеялами

Родители Евгения Терехова - военнослужащие и, быть может, поэтому перед ними не стоял вопрос, служить ли сыну в армии. Конечно, да! Культовым фильмом в семье был, естественно, «Офицеры». Помните: «Есть такая профессия - Родину защищать». Все ясно и просто. На место прохождения службы - в Оленью Губу Евгений прибыл 13 декабря. Но не прошло и трое суток, как у парня начались кашель, насморк, поднялась температура.

В медицинском документе, выданном родителям, написано, что при проведении утреннего осмотра у рядового Терехова появились жалобы на недомогание. Врач его осмотрел и записал: «Состояние удовлетворительное, температура 37,8 градуса (в тот же день Женя скажет матери по телефону, что у него было 39,5. - Л. Л.), дыхание хорошее, хрипов нет…». С диагнозом «фарингит» его направили в инфекционное отделение медсанчасти, а через несколько дней, заподозрив пневмонию, перевели в терапевтическое отделение, но диагноз не подтвердился. 22 декабря у больного резко упало артериальное давление - 60 на 40. Его срочно положили в реанимацию, где в 0 часов 45 минут 23 декабря Женя скончался.

Как сказали родителям в госпитале Полярного, у их сына была молниеносная форма менингита. Что послужило причиной такого серьезного заболевания, не объяснили. С лечащим врачом маме поговорить не удалось. А вопросы у нее были: почему, например, антибиотики Жене начали давать только в реанимации? Известно, что при молниеносной форме менингита нарушается сознание, болезнь протекает очень остро и приводит к смерти в течение суток-двух (об этом можно прочитать в любой медицинской энциклопедии). Но как же тогда за несколько часов до смерти Женя мог самостоятельно пойти сдавать анализы, когда давление у него было ниже некуда?..

«Может, у сына был свиной грипп?» - думает сегодня Татьяна Терехова. Ведь солдатам и матросам противогриппозных прививок не делают. И если парень болел гриппом, когда находился в инфекционном отделении, где было так холодно, что ребята спали одетыми под двумя одеялами и не могли согреться, то кое-что становится понятно.

Например, известно, что менингитом (реактивным!) может закончиться любое вирусное заболевание, если оно отягощено, допустим, стрессом или переохлаждением.

И подруга Евгения, и мама, с которыми он беседовал в последние дни своей жизни по телефону, утверждают: парень говорил, что буквально замерзал в инфекционке, куда его поместили после многочисленных жалоб на плохое самочувствие.

После смерти сына Татьяна Терехова рванулась в Полярный. Встречалась с начальником госпиталя, где, так сказать, лечили ее сына. И, рассказывает, на вопрос, почему так холодно в инфекционном отделении, услышала: «Разные помещения - разные температуры». О многом заставляют задуматься подобные «афоризмы»…

Вопросы без ответов

А ведь осталось и много других вопросов, в основном к военным медикам, которые не смогли спасти совсем молодого парня. На них пока никто не ответил родителям. Какие выводы в связи со скоропостижной смертью солдата сделаны в госпитале, тоже пока неизвестно. Как сказал в телефонном разговоре со мной врио начальника медслужбы СФ полковник Александр Гарага, он не может ни отвечать на вопросы журналистов, ни комментировать информацию, которая появилась на местных сайтах, о том, что «региональные госпитали переполнены больными менингитом и воспалением легких». На это полковник должен получить разрешение начальника штаба Северного флота вице-адмирала Владимира Королева.

Информация на сайт поступила от юрисконсульта Мурманского комитета солдатских матерей Ирины Пайкачевой. Та, в свою очередь, узнала ее от матери солдата, который служит в Спутнике. Женщина приехала из Петербурга, когда сын пожаловался ей на боли в сердце. В Спутнике мать обратилась с просьбой к начмеду госпитализировать сына для обследования - сердце рядового последнего призыва не справляется с нагрузками. Но парня развернули из североморского госпиталя обратно в часть на основании того, что «он переполнен больными». Так сказали матери солдата.

«Мурманскому вестнику» Пайкачева сообщила и другие тревожные факты. По ее словам, в комитет обратилась мама Александра Полетаева из Волгограда. Ее сын, призванный в декабре 2008 года, находится в торакальном отделении североморского госпиталя, у парня туберкулез. «Как такое могло случиться?» - волнуется женщина. Ответа на свой вопрос от военных медиков она получить не смогла.

Другая мать, из Выборга, просит отпустить сына в отпуск, он уже второй раз попадает в тот же госпиталь с воспалением легких…

Насколько эти факты соответствуют действительности, что на самом деле происходит в закрытых военных медучреждениях и почему солдатам-срочникам не сделаны прививки от гриппа? Мы очень надеемся получить ответы на эти и другие вопросы, поставленные в материале.

Он не скажет, кто виноват…

В минувший вторник в морге областной судмедэкспертизы прощались с Денисом Кузьменко его родные, близкие, бывшие учителя и одноклассники. Большой зал не мог вместить всех, люди стояли на ступеньках, на улице. На стене - большой портрет красивого, темноглазого, крепкого на вид парня. Его отец Михаил Владимирович не может смириться с потерей сына: «Ведь он был абсолютно здоровым». В телеграмме, которую получили родители, написано, что Денис умер 12 января от воспаления легких, отека легких и сердечной недостаточности.

Плачет почерневшая от горя мать, умоляет: «Сыночек, открой глазки, посмотри на меня. Ничего мне больше от тебя не надо: только живи!» Отец прижимает к груди голову Дениса и повторяет: «Ты скажи, кто виноват? Кто виноват?!» Рядом стоит с чемоданчиком врач, готовый оказать срочную помощь родителям, которых покидают последние силы.

Тут же с кинокамерами операторы телекомпании ТВ-21, они снимают. На улице журналист той же компании спрашивает бывшего одноклассника Кузьменко по 12-й мурманской школе: «Скажи, какой был Денис?»

- Хороший, очень хороший.

- А как ты думаешь, кто виновен в его смерти?

- «Деды» - козлы…

Как мы привыкли все беды в армии списывать на дедовщину! Когда Дениса перебросили из учебки в часть, там служили ребята весеннего призыва, полгода всего служили. Какие же они «деды»?! Ровесники.

А рядом со мной мама одного из одноклассников Дениса рассказывает своей знакомой:

- Когда он звонил незадолго до смерти, 9 или 10 января, то говорил, что у него температура 39, дышать тяжело и поэтому во сне храпит. А сослуживцы надевают ему на голову противогаз, чтобы не мешал спать. Он отбивался. А тут, наверное, не успел. - И, поворачиваясь ко мне, громко говорит: - Наши сыновья готовы были служить, Родину защищать. А теперь мы их не отдадим. Зачем? Чтобы их так же убили? Родина… Разве любит она наших сыновей? Зачем они ей? Никому, кроме нас, родителей, они не нужны. Вы читали письмо, которое Денис прислал из части своей тете?

Последняя весточка

Вот оно, это письмо.

«Привет из армейки! Здравствуйте, дорогая тетя Люба, вот решил написать вам письмо о своей солдатской жизни.

Начну с самого начала, то есть с учебки, или, по-нашему, КМБ (курс молодого бойца. - Л. Л.). Было там тяжело: отбой за 45 секунд делали по 20 раз в день. Бегом до столовой. Много ходили строевой. Если кто-то что-то делал неправильно, то много приседали и отжимались. Потом приняли присягу, я без ошибок все сделал, а некоторые, например, вместо «Служу России!» кричали «Служу Советскому Союзу!» - потом за это мы качались! Там же я стер ноги до крови и один раз в обморок упал, так как температура 39 градусов была.

Потом поехали в часть, где сейчас служу… Как писал уже, служить здесь можно, никто особенно не трогает, кормят вообще хорошо - гречка, рис, перловка, пюре - все это с мясом или рыбой, иногда с консервами, супы молочные даже дают. Апельсины, пряники, конфеты, сок яблочный, молоко кружками.

Одно плохо - зарядка: раз по триста приседаем и бегаем по плацу, потом ноги ноют. Еще территорию убираем: на десятерых - 3 лопаты. И машины - «МАЗы» - варежками чистим!

А так я рад, что сюда попал, можно сказать, повезло: «дедушки» хорошие, нас особо не гоняют».

Вот такое письмо, можно сказать, даже бодрое. Настораживают, правда, отдельные моменты армейской жизни. Например, когда за неправильно, надо полагать из-за волнения, произнесенные слова присяги заставляли «качаться». Ситуация с «МАЗами», которые чистят варежками, - вообще словно из бородатого анекдота об армейской бестолковщине. Но все это ничто в сравнении со строчками из письма, где Денис пишет, как терял сознание из-за высокой температуры. И никого, похоже, это не встревожило, парня даже в лазарет не положили. А направили в часть - службу нести.

У моей близкой знакомой сын служит в Североморске. Когда принимал присягу, у него тоже была температура под 38. Да и не у него одного она зашкаливала: несколько ребят потеряли сознание прямо на плацу. Неужели отцы-командиры не видели, в каком состоянии подчиненные?

Бывает, конечно, новоиспеченные рядовые просто бравируют или стесняются заявить о недомогании. Но нередко они сталкиваются с тем, что старшинам и мичманам наплевать на их самочувствие. Главное, чтобы солдат носок как надо во время строевой тянул. А у командира части своих забот полно - не разорваться. Не у всех сегодня остались и помощники по воспитательной работе, поскольку идет сокращение штатов. И как тут уследить за здоровьем солдат?

Дениса и Евгения призывали холодной осенью. Из теплых родительских квартир они попали в казармы, где зачастую нет ни горячей воды в кранах, ни питьевой в бачках. Разгоряченные ребята пьют холодную прямо из-под крана. Не отсюда ли ангины и ОРЗ?

Нельзя списывать со счета и пришедшуюся как раз на ту пору эпидемию гриппа. Но разве где-нибудь мы видели хоть какую-то информацию о том, сколько солдат-срочников им переболело и с какими последствиями. И насколько обеспечены воинские части, медсанчасти необходимыми лекарствами.

Чтоб не приходили похоронки

Раньше хоть какой-то информацией располагал Мурманский комитет солдатских матерей, женщины ездили по воинским частям, разговаривали с ребятами. Последнее время этого нет. Как мне объяснила Ирина Пайкачева, комитет существует на общественных началах и сейчас не имеет денег даже на оплату аренды помещения. Поэтому и ездить по гарнизонам возможности нет. Выбираются, когда где-то случается ЧП.

Правда, Михаил Громов, консультант сектора по взаимодействию с подразделениями Минобороны правительства области, иного мнения. Мы вместе были на похоронах Дениса Кузьменко, и он утверждает, что, когда выезжает в гарнизоны, всегда готов взять с собой представителей комитета солдатских матерей - было бы их желание. А на месте сразу видно, как служится ребятам, здоровы ли они.

Когда сыновья уходят на службу в армию, мы все ждем их возвращения домой живыми и здоровыми. В них - наша жизнь, ее продолжение. И чтобы сегодня, в мирное время, не приходили похоронки, надо действовать в одной упряжке родителям, общественникам и правозащитникам, депутатам и журналистам. Все мы, по большому счету, родители.

Известно, что прокуратура Ленинградского военного округа начала проверку по факту смерти рядового Дениса Кузьменко, а Мурманская областная проводит такую же проверку о причинах трагедии с Евгением Тереховым. Результатов ждут не только родители этих ребят, но и все, кому предстоит отправлять своих сыновей на службу в армию. Мы все должны быть за них спокойны.

Публикации по этой теме:

Сгорел за считаные часы... "Мурманский вестник" от 12.02.2010

Не от пуль погибли… От чего же? "Мурманский вестник" от 21.01.2010

Экипаж особого назначения "Мурманский вестник" от 05.02.2010

Людмила ЛОПАТКО

Опубликовано: Мурманский вестник от 21.01.2010

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
63,239673,724778,148871,3709
Афиша недели
Да здравствует копипастинг?
Гороскоп на сегодня