15.06.2018 / Жилкомхоз

Розы не вырастут сами

Ремонт в подъездах - реальность или несбыточная мечта?

Фото: Фото с сайта svoe.guru

Этим вопросом северяне задаются все чаще. Мы хотим жить в чистоте и комфорте, платим за это управляющим компаниям, но почему-то одни делают косметический ремонт внутри дома, а другие - нет. От чего или от кого это зависит?

Все началось с недовольства

В моем подъезде ремонт был сделан несколько лет назад. Даже старые раскуроченные и обгорелые почтовые ящики заменили. Кое у кого, как сказал Аркадий Райкин, ручки их поганые то и дело чешутся, и на чистых голубых панелях периодически появляются черные надписи. Но с ними справляется уборщица. Так что поделиться личным опытом борьбы за ремонт подъездов я не могу. Зато он есть у председателя совета дома № 43/2 на улице Баумана. Она-то и расскажет, почему УК иногда просто не в состоянии сделать жильцам «приятно и красиво», и от кого в конечном итоге зависит успех «этого безнадежного предприятия».

- Началось все, как обычно, с недовольства, - рассказала Людмила Устимова. - В том числе и по поводу состояния подъездов. И, естественно, в этих разговорах возникал вопрос: куда идут наши деньги? В управляющей компании, куда я его переадресовала, мне ответили, что средств на такие работы просто не хватает. Сразу оговорюсь, стартовала эта эпопея - иначе не назовешь в силу продолжительности, масштабности, сложности процесса и накала страстей - еще при прежнем руководителе УК «Мурманремстрой», несколько лет назад он сменился. Так вот, мне объяснили, что денег недостаточно. И не потому, что тариф маленький, а потому, что должников тьма. Когда я взяла эти выборки, оказалось, что на доме «висят» тяжким грузом в общей сложности около 10 миллионов рублей.

Людмила Николаевна живет в четырехподъездной девятиэтажке. Самый большой долг числился за вторым подъездом - 3,5 миллиона.

Нас принимали в штыки

- Я воевала с должниками года три, - вспоминала она. - Сколько было сломано копий! Собрать весь дом практически невозможно, и мы работали с каждым подъездом отдельно. В каждом у меня по два активиста. Само собой, постоянно координировали свои действия с УК. Ей, чтобы вести претензионную работу, пришлось взять в штат юриста, который занимался исключительно делами должников. Мало того, был еще один специалист, женщина, которая ходила по квартирам, разносила требования, предупреждения и т. д.

- Но мы же сейчас говорим не о том, как «Мурманремстрой» занимался претензионной работой. Зачем вы это рассказываете? - попыталась я вернуть свою собеседницу к теме, от которой она, как мне показалось, отвлеклась.

- А затем, что это отчасти и есть ответ на вопрос, куда идут деньги добросовестных плательщиков! Ведь работникам, которые вынуждены заниматься долгами, надо платить зарплату, отчислять пенсионные взносы, оплачивать больничные, отпускные и так далее, - был ответ. - Чем больше в доме тех, кто не оплачивает жилищные услуги, тем хуже живется всем. Мне сейчас могут сказать: ишь, какая, должников осуждает - а если людям жить не на что? На это отвечу так: в моей практике подавляющее большинство должников попросту не хотели платить. И, кстати, самую большую, просто громадную задолженность - более полумиллиона - накопили жильцы, у которых с деньгами было все замечательно, одна только машина стоила несколько миллионов. А когда приставы пришли ее забирать, нашлись среди наших соседей такие, кто просто грудью встал на ее защиту.

- Наверное, такие же должники?

- Как раз нет, и это самое удивительное! Люди часто не связывают между собой такие вещи, как недостаточное обслуживание дома управляющей компанией и долги за ЖКУ. Хотя, на мой взгляд, ничего недоступного для понимания в этой логической цепочке нет.

Людмила Николаевна подробно рассказала о том, как собирали собрания в каждом подъезде отдельно, причем неплательщики на них, само собой, не являлись. О том, как работала с приставами и навещала должников вместе с той самой работницей УК, которая разносила предупреждения.

- Мы собирались группой по три-пять человек и шли по квартирам. Нас принимали в штыки. Вообще, конфликтовать приходилось часто. Логика людей просто поражала. К примеру, в квартире живет родная сестра хозяйки, а сама она - в другом регионе. И сестра считает, что за квартиру она платить не обязана: «Ее квартира - вот пусть она и раскошеливается, а у меня лишних денег нет, - заявила нам. - Ищите ее и заставляйте». А на возражения, мол, коммунальными услугами ведь пользуетесь вы, а не собственник, отвечала: «Вам, что, больше всех надо?» Самое печальное, что в этом плане нам совсем не помогали участковые. Я много раз писала обращения с просьбой установить, где находится владелец квартиры, кто и на каких основаниях проживает в ней. Результатов никаких. В общем, приходилось и уговаривать, и ругаться, а иначе никто ничего не желал делать. Но все хотели, чтобы в доме был порядок, чистота и красота.

Стеклопакеты по блату?!

Тем не менее усилия совета дома дали положительный результат. Люди начали платить, у УК появились деньги, и дело сдвинулось с мертвой точки. Устимова пояснила: как правило, в октябре управляющая компания формирует план ремонта на следующий год: это и крыши, и подвалы, и козырьки... И прежде всего нужно следить за состоянием самой конструкции дома:

- Ведь есть должники или нет, а межпанельные швы надо латать, хоть кровь из носу. И, разумеется, не только их. Поэтому красота в подъездах не считается первой необходимостью. Это вопрос к собственникам помещений: сколько денег они вложили - столько услуг и получат. «Мурманремстрой» начал ремонт в нашем корпусе с третьего подъезда, где было меньше всего долгов, около 700 тысяч. Это уже при новом директоре было.

Когда «первый пошел», тут же заволновались жильцы остальных: «И мы хотим!». Интервал между ремонтами был довольно долгим - год, а то и два. После третьего отремонтировали четвертый подъезд, в последнюю очередь - второй, где живет сама Устимова. В двух последних во время ремонта заменили деревянные окна на пластиковые - и опять пошли обиды. Те, кому ремонт сделали в первую очередь, обиделись на тех, кто получил его недавно.

- Да не просто обиделись! Сказали, что я нарочно свой подъезд последним ремонтировала, чтобы стеклопакеты получить - по блату, - смеется Людмила Николаевна. - Людям никогда не угодишь. Но ремонт сделали очень хорошо. Перила искореженные починили, сварщики с ними работали. Штукатурку, где надо, подправили, панели выкрасили в красивый бирюзовый цвет. Правда, уже через месяц в моем подъезде кто-то расписал стены, и мы решили установить на этажах камеры наблюдения. В других подъездах такой инициативы не было. Мы ставили сами, за свои деньги. По первости некоторые жильцы продолжали, извините за грубое слово, свинячить, но потом поняли, что ни одно «преступление» не остается незамеченным. Стыдно же, когда к тебе приходят люди и тычут носом в видеозапись, как шкодливого кота в лужу. Поэтому раньше могли рядом с мусоропроводом рассыпать мусор и уйти или просто оставить пакет. Могли коврики вытряхнуть на лестничной площадке, да и кое-что похуже учудить. Теперь такого безобразия больше нет, в подъезде чистота и порядок. Так что людям надо понять одну простую истину: можно винить кого угодно в том, что в доме грязно и страшно, можно жаловаться губернатору и Путину, но само собой ничего не изменится. Помните, в сказке о Золушке есть фраза доброй феи: «а розы вырастут сами». Так вот, могу со знанием дела заявить: не ждите, не вырастут. И вода под лежачий камень не потечет. То, как мы живем, зависит только от нас самих. В том числе и ухоженность подъездов.

Опубликовано: Мурманский вестник от 15.06.2018

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,587175,182577,528072,9524
Афиша недели
Брэнд в тренде
Гороскоп на сегодня