Что там со скандалами, которые предчувствовал автор этих строк?

Да, без шума не обошлось, но пока все идет ни шатко ни валко, гора рождает мышь: «Фонд кино» подал в суд на продюсеров ленты «Тайна печати дракона» (6+) с требованием возврата кредита в размере 91 миллиона рублей, в свою очередь заслуженные представители кинематографической общественности критикуют Фонд кино и Московский фестиваль в придачу за все хорошее и нехорошее.

О «Тайне» - она была снята в расчете на мировой, в первую очередь китайский, прокат. Однако китайская премьера «Тайны» пришлась точь-в-точь на начало общекитайского карантина по поводу коронавируса с закрытием кинотеатров и прочими прелестями. И, если судить по бюджету картины (49 млн долларов), Фонд кино тут далеко не самый главный спонсор и не главный пострадавший.

Вообще желающих с этой темой ознакомиться подробнее отсылаю к сайту Фонда кино. Он до невозможности лаконичен, зато там выложены погодовые отчеты фонда с указанием всех поддержанных кинопроектов и подробными сведениями о них. Так, из отчета за 2014 год можно узнать, что Фонд кино финансово поддержал и предыдущую картину франшизы «Вий» (12+), к которой принадлежит и «Тайна печати дракона», - «Вий 3D» (12+). Она, кстати, стала тогда самым кассовым фильмом отечественного проката. А самые многообещающие зарубежные сборы у нее были в Китае.

«Вий» (12+).

Не будем останавливаться на аргументах критики - они такие же, как во всех критических публикациях в адрес Фонда кино, опубликованных в неспециальной прессе. И, между прочим, точно такая же по своей сути и отчасти даже по содержанию критика звучала в эпоху перестройки в адрес советского Госкино и Гостелерадио. Мол, шедевры снимать не дают и не дадут, а что дают и дадут - тайна за семью печатями.

При этом наши заслуженные критики рекомендуют Госкино восстановить.

А если почитать нашу телевизионную критику, то там сейчас полным-полно ностальгии по Гостелерадио времен Сергея Георгиевича Лапина (1970 - 1985). И это несмотря на то, что Лапин в то время был самым ненавидимым теленачальником: разнообразные творческие работники советского ТВ его ненавидели даже больше, чем советские кинематографисты - председателя Госкино Филиппа Тимофеевича Ермаша (1972 - 1986). При котором, замечу, наша киноиндустрия по своим масштабам могла всерьез конкурировать с Голливудом.

Почему сложился такой парадокс, отнюдь не тайна, просто это уже совсем другая тема. А пока, раз уж мы вспомнили Лапина, вспомним один из снятых в его времена по заказу Гостелерадио фильмов. И для сравнения - современную западную картину на точно такой же сюжет.

«Стакан воды» (0+), режиссер - Юлий Карасик, 1979.

«Фаворитка» (18+), режиссер - Йоргос Лантимос, Великобритания - США - Ирландия, 2018.

«Фаворитка» (18+).

У нас - экранизация одноименной пьесы Эжена Скриба, которая шла в отечественных театрах еще с досоветских времен. У них - оригинальный сценарий: в Англии всех так достало, что любовные дела их королевы Анны, правившей в начале XVIII века, знают только по пьесе какого-то там французишки-водевилиста, что они сподобились написать сценарий и заинтересовать проектом Голливуд. Причем мировая критика «Фаворитку» вовсю расхвалила, а Оливию Коллман за роль королевы Анны (у нас ее сыграла Наталья Белохвостикова) даже наградили «Оскаром».

Наш «Стакан воды» тогда не вызвал особого интереса у критиков даже в родных пенатах - подумаешь, очередной лапинский фильм-телеспектакль!

Так что две эти картины - возможность оценить не только общий уровень режиссуры и актерской игры тогда и сейчас, но и средний профессиональный уровень работы на советском ТВ.

Возвращаясь к тайнам - Павел Костомаров, создатель сериала «Эпидемия» (16+), вошедшего в десятку самых популярных сериалов на Netflix, объявил о том, что закончил работу над сериалом «Перевал Дятлова» (16+) про загадку гибели группы туристов на Урале в 1959 году. В отличие от «Эпидемии» сериал снят и по оригинальному сценарию, и по реальным фактам (по словам создателей, в основу положено уголовное дело о гибели «дятловцев»), в жанре ретродетектива. Премьеру сериала собираются устроить на фестивале в Женеве в начале ноября, дата российской премьеры (на телеканале ТНТ) пока не объявлялась.

«Перевал Дятлова» (16+).

Фестивали и у нас, и у них бывают разные - и большие и престижные, и обычные, где, однако, тоже иногда вручают призы, чаще всего по голосованию зрителей. И вот на таком небольшом форуме российского кино (в Европе такие не редкость) в испанском городе Торревьеха главный приз по опросу зрителей получил фильм «Ржев» (12+).

В России «Ржев» разгромили чуть ли не в клочья, и не сказать, что критика была неаргументированной. С другой стороны, для многих из нас Великая Отечественная война до сих пор отнюдь не прошлое, в то время как для испанского зрителя… В общем, это хороший повод сравнить две экранизации Вячеслава Кондратьева - российскую и советскую.

«Ржев», режиссер Игорь Копылов, 2019.

«Сашка» (12+), режиссер Александр Сурин, 1981.

Тема обеих экранизаций одинаковая: сражение под Ржевом в 1942 году. Однако если «Ржев» - по незаконченной повести «Искупить кровью», то «Сашка», наоборот, по повести законченной. Соответственно, тут при желании можно еще и оценить средний уровень работы сценариста тогда и сейчас.

Александр Сурин, хотя и снял несколько заметных лент (можно вспомнить, например, «Территорию» (12+) или «Мы веселы, талантливы, счастливы!» (12+), в целом принадлежал к «среднему звену» советской режиссуры. Так же, как Игорь Копылов - российской.

Ну а Netflix громогласно раскрыл тайну медсестры Рэтчед. Если кто не помнит, это та самая медсестра, из-за которой герою Джека Николсона в «Полете над гнездом кукушки» (16+) Милоша Формана устроили лоботомию. Сериал «Сестра Рэтчед» (18+), сюжетно - приквел «Полету», стал самым популярным для этого стримингового сервиса и был расхвален критиками всего мира.

В романе Кена Кизи, по которому Форман и снял картину, о прошлом медсестры ничего не говорится. Потому все в сериале - плод воображения сценаристов. Что, с одной стороны, плохо, а с другой - хорошо.

«Сестра Рэтчед» (18+).

Ведь Рэтчед - не простая медсестра, а психиатрическая. А американская психиатрия - это такое количество скелетов в шкафах! Вытащить все наружу если кто и сможет, то вот только такой простой сценарист-сочинитель.

И в связи с этим вспомним две картины, где затрагивалась эта тема, - просто, чтобы было понятно, что это за скелеты:

«Фрэнсис» (16+), 1982, режиссер - Грэм Клиффорд, в главной роли - Джессика Лэнг.

«Запрещенный прием» (12+), 2011, режиссер - Зак Снайдер.

Первая лента основана на вполне реальных фактах - это история жизни американской кинозвезды 1930-х Фрэнсис Фармер. Другое дело, что в этой истории и до сих пор много загадок и неясностей, и лента Клиффорда - лишь одно из возможных прочтений. А вторая - безумно-бестолковое действо непонятного жанра: как если бы братья/сестры Вачовски, задумав снять «Матрицу» (16+), в качестве основы взяли бы «Полет над гнездом кукушки».

Но, с другой стороны, тема обеих картин - хирургическая коррекция поведения их героинь. Фрэнсис Фармер и в жизни, и на съемочной площадке вела себя так независимо, что для современных феминисток стала чуть ли не иконой. Ну а тогда ее признали сумасшедшей - со всеми вытекающими последствиями. С героиней «Запрещенного приема» происходит то же самое (время действия - 1950 год). Ну и рецепт лечения плохих девочек одинаковый - лоботомия!

Обе ленты критика встретила холодно. Но если нелюбовь к «Запрещенному приему» понять в целом можно, то «Фрэнсис» невзлюбили в основном по политическим причинам. 1982 год, «холодная война» - и биографический фильм про актрису, называвшую себя коммунисткой и ездившую в СССР, да еще и получившую приз за лучшую женскую роль не где-нибудь, а на Московском кинофестивале.

Однако для Джессики Ланг (впоследствии дважды оскароносной) роль в «Фрэнсис» стала настоящим прорывом - через пять лет после ее дебютной «королевы крика» в «Кинг-Конге» (12+).