Вчера предприниматель Геннадий Шубин, который обвиняется в крупном мошенничестве в сфере энергетики, сделал в суде громкое заявление. Он сообщил, что в 2012 году, буквально за год до его ареста, высокие чины департамента экономической безопасности МВД вымогали у него крупную сумму, а взамен предлагали решение всех проблем с законом.

Слушания по делу Шубина в Октябрьскому суде Мурманска на этой неделе возобновились после перерыва. Как уже рассказывал «Мурманский вестник», вменяют ему, а также еще троим фигурантам, несколько эпизодов мошенничества, совершенного организованной группой, притом в крупном размере, а также легализацию преступных доходов. За время длительного перерыва появились новые обстоятельства: адвокаты предъявили суду заявления нескольких свидетелей, которые не возражают против того, чтобы обвиняемого выпустили из СИЗО, так как не опасаются никакого давления. Однако суд не посчитал эти аргументы весомыми, и Шубин оставлен под стражей, где он находится с февраля 2013 года.

Вчерашнее заседание было острым - допрашивали бывшего оперативника управления экономической безопасности регионального УМВД Игоря Ильина. Он контролировал все разработки в отношении Шубина, по его словам, с 2011 года. Впрочем, сам обвиняемый утверждает: по его сведениям, Ильин начал работать по нему гораздо раньше и вообще имел репутацию «шубинского летописца».

Свидетель с самого начала заинтриговал присутствующих, отказавшись сообщать суду свое нынешнее место работы. Из системы МВД уволился в марте прошлого года. Потом удивил еще больше, сообщив, что знаком со всеми материалами дела, знакомился с ними весь 2013 год. Между тем статус свидетеля этого не предполагает. Потом, впрочем, пояснил причину такой осведомленности - потому что сам собирал для дела материалы. А далее Игорь Ильин и вовсе сказал, что свидетелем себя не считает, ведь «лично, как они мешки с деньгами таскали, не видел».

Впрочем о мешках денег речи и не идет - средства, по версии следствия, выводились со счетов «Колэнергосбыта», который некоторое время возглавлял Шубин, путем займов другим, подконтрольным ему компаниям.

- Конечных получателей денег по некоторым займам установить так и не удалось, - подчеркнул Ильин.

Защита настаивает: займы возвращались, но давали их под проценты. В том числе лично Шубину, например 47 миллионов на покупку компании «Серебро Поноя».

- Еще в 2009 году в рамках другого уголовного дела было установлено, что я закрыл полностью и займ, и проценты, - горячился Шубин.

- Нет, тогда вы нас запутали тем, что его закрыли, - возражал свидетель.

- Вы можете назвать эпизод, когда я похитил хоть копейку? - последовал вопрос.

- Все - в материалах дела, выводы делал и решение принимал следователь, - отвечал свидетель.

- Процедура заочного голосования распространена везде, в том числе в госструктурах. Почему ее применение в «КЭС» свидетельствует, что члены совета директоров были «номинальными», а я заставлял их голосовать так, как мне выгодно?

- Это следует из допросов свидетелей, которые есть в деле.

Кульминацией допроса стал скандал. По заявлению Шубина, в 2012 году некие сотрудники департамента экономической безопасности МВД, то есть высокие московские начальники, потребовали у предпринимателя три миллиона «зеленых». Если, мол, будет сговорчив, все оперативные разработки на него будут уничтожены. В доказательство, что «товар» того стоит, демонстрировали документы, в том числе подписанные Ильиным. Напомню, недавно огласку получило дело сотрудников того самого департамента экономической безопасности, которые подозреваются в фабрикации дел и вымогательстве у бизнесменов. Оно стало известно как дело генералов Сугробова и Колесникова. Впрочем, приговор по нему еще не вынесен.

Что же касается мурманского эха громкого дела, то его, возможно, еще предстоит услышать. Пока фамилии вымогателей Шубин не назвал, сообщив судье, что сейчас готовит заявление в правоохранительные органы.

Татьяна БРИЦКАЯ.