19.09.2017 / Мы и закон

По ту сторону

В Мурманском следственном изоляторе № 1 прошел день открытых дверей

Фото: предоставлено пресс-службой УФСИН России по Мурманской области.
В комнатах осужденных уютно и тепло.

Отведать арестантской каши, узнать, как лечат подследственных, побывать в комнатах, где они живут, в тренажерном зале, где занимаются спортом, познакомиться с местной часовней - все это сотрудники СМИ смогли сделать в нынешнем сентябре. Конечно, лучше приходить сюда с экскурсией. Но... Кто знает, что на роду написано? Ведь не на пустом месте родилась пословица: «От сумы да от тюрьмы не зарекайся». Высокие заборы, опутанные поверху «колючкой», лязг железных дверей, досмотр и требование сдать мобильники и другие запрещенные предметы (кстати, подследственных на этом этапе досматривают более придирчиво, каждый шов одежды прощупывают), и вот мы на территории следственного изолятора № 1.
Конечно, государство - не мать родная. Но даже мама родная не в силах заставить взрослого сына или дочь пройти обследование у докторов в случае подозрений на какой-то недуг. Можно годами твердить родному чаду: «Сходи в поликлинику, проверься!». Бесполезно. И вот попадает человек в СИЗО - в роли подследственного, обвиняемого, подозреваемого или осужденного, когда приговор еще не вступил в законную силу, и первое, что он делает, хочет того или нет, - проходит полное медицинское обследование: флюорографию, всевозможные анализы, тщательный осмотр. Это не потому, что уголовно-исполнительная система у нас уж такая беспредельно гуманная, просто нельзя допустить в СИЗО опасные инфекции.
Случается, только попав в следственный изолятор, гражданин, который считал себя здоровым, узнает, что у него диабет, панкреатит, холецистит или еще какой хронический недуг. В соответствии с этим строится его рацион в стенах учреждения - не случайно, как рассказал журналистам временно исполняющий обязанности начальника СИЗО-1 Артур Нестеров, здесь существуют шесть норм питания. Свое меню имеют беременные, кормящие матери, несовершеннолетние, инвалиды 1-й и 2-й групп, иные больные. Если подследственный, к примеру, в силу религиозных убеждений не может есть свинину, то голодным все равно не останется. На территории СИЗО имеется магазин, помогают разнообразить рацион и передачи от родственников - суммарный вес их не должен превышать 30 килограммов в месяц.


В пищеблоке, куда мы попали в обед, идеальная чистота, вкусные запахи и огромные варочные котлы - по 250 литров каждый, в них готовят первое и второе. Поварами работают осужденные по нетяжелым статьям из хозотряда. Кто-то получил эту профессию на воле, кто-то приобрел уже за «колючкой» в профессиональном училище. Готовить им приходится на 266 сидельцев (именно столько сейчас содержится в СИЗО) при лимите учреждения 364. В том, что повара тут мастера своего дела, журналисты и члены региональной общественно-наблюдательной комиссии во главе с председателем Юрием Мананковым смогли убедиться лично.
Наваристый густой борщ из консервированных овощей на мясном бульоне, гречневая каша с тушенкой и компот - все было повкуснее, чем у иной хозяйки. Как сообщил начальник отдела коммунально-бытового, интендантского и хозяйственного обеспечения Дмитрий Патрушев, на завтрак у сидельцев в тот день была рисовая каша, молоко, яйцо, хлеб. Обед мы попробовали сами, а на ужин повара готовили путассу с рисом, чай. Пайки хлеба для местного контингента внушительные: на день каждому полагается 300 граммов белого и 250 черного. Кстати, хлеб сюда доставляют из исправительной колонии № 17, где его выпекают очень качественно.
- Нареканий на качество блюд у арестантов нет, - подчеркнул Артур Нестеров. - Случаются жалобы на меню, но тут уж на всех не угодишь. Пиццу мы, конечно, не выпекаем. Но и голодных в СИЗО не бывает, на питание каждого подследственного в месяц расходуется по 2520 рублей.
Казалось бы, не так много. Однако я задумалась: а если подсчитать, сколько хозяйки дома на питание семьи тратят? Если брать среднюю зарплату, да вычесть расходы на одежду, обувь, услуги ЖКХ, лекарства, развлечения, то на еду уходит примерно столько же, если не меньше. И каждый ли день мы готовим обед из трех блюд?


Сравнения с жизнью на свободе лезут в голову на каждом шагу. После пищеблока идем в помещения для осужденных из отряда хозобслуги, по пути видим дверь в тренажерный зал. Попробуйте взять абонемент в «качалку» за пределами СИЗО. Три занятия в неделю за месяц обойдутся в 6 тысяч рублей. Здесь - при большом количестве турников и тренажеров, есть также штанга, гири, гантели, колесо для пресса - все бесплатно. Приходи в свободное время и занимайся сколько душе угодно. Имеются в изоляторе и довольно богатая библиотека, и настольные игры - шахматы, шашки, нарды, при желании можно писать картины, правда, только в черно-белой гамме (должны же быть какие-то ограничения).
В общем, досуг достаточно разнообразный. Привлек внимание «Правовой уголок» в коридоре на стенде. Тут же мультимедийная газета с разными планшетами, из которой можно узнать ответы буквально на все возникающие вопросы. Сенсорный экран ответит, как подать документы на УДО (условно-досрочное освобождение), как составить заявления на звонки или свидания с родственниками, расскажет об амнистиях, вакансиях на воле, получении образования и еще многом другом. Не хочу, чтобы у читателей сложилось мнение, что следственный изолятор - нечто вроде санатория, в конце концов, попасть сюда по доброй воле никто не захочет. Но и жутких застенков не встретишь.
В комнатах отряда хозобслуживания, где довелось побывать, главное отличие от обычных наших квартир - идеальный порядок. Тут не встретишь небрежно брошенных на стул рубашек и носков мужа или сына-неряхи на полу. Аккуратно заправленные постели, предметы ухода за лицом и телом в ряд расставлены на тумбочках, блестящий пол - без единой пылинки, плазменный телевизор. Мне это напомнило казарму в армии, только там телеэкрана я не приметила. Ну и конечно, не было решеток на окнах - самой верной приметы СИЗО.
- За последние десять лет шаг за шагом происходит качественное улучшение условий содержания в следственных изоляторах региона, - отметил Юрий Мананков. - В свою очередь, представители общественно-наблюдательной комиссии осуществляют не только постоянный контроль за деятельностью мест принудительного содержания, но и стараются оказывать всемерное содействие в решении возникающих трудностей.
Кстати, помимо общественных наблюдателей, учреждение регулярно посещают родственники осужденных из отряда хозобслуживания. Для них администрация изолятора постоянно проводит дни открытых дверей. Да и подследственные совсем с семьями не разлучены - с разрешения судьи или следователи они могут встретиться с родней на свидании. Положена им также ежедневная прогулка на специальном прогулочном дворике под открытым небом: взрослым - не менее часа, несовершеннолетним - не менее двух часов.
В общем - всюду жизнь. И за колючей проволокой - тоже. Но, несмотря на те условия, которые созданы нынче в следственных изоляторах, соблазнить они могут разве что бездомных и голодных бичей, ночующих в подвалах. Ни один нормальный человек по доброй воле сюда не пойдет. Как ни один нормальный человек в трезвом сознании не нарушит закон. Хотя всякое бывает. Не зря же бытует поговорка: «Береженого бог бережет, а небереженого конвой стережет». Осмотрительному и осторожному в своих поступках человеку легче избежать опасностей и неоправданных рисков. Да вот только всегда ли мы бываем достаточно осмотрительны?
Экскурсия за колючую проволоку, с одной стороны, разрушила наши стереотипы о местах лишения свободы, с другой - в очередной раз напомнила: лучше сюда не попадать. А значит, не нарушать закон.

Опубликовано: Мурманский вестник от 19.09.2017

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
57,511867,892772,079970,4646
Афиша недели
Конец света на любой вкус
Гороскоп на сегодня