Отдельного профессионального праздника у отечественных служителей Фемиды нет. Так уж, как принято говорить, исторически сложилось. Вместе с коллегами судьи празднуют День юриста. С 2008 года согласно указу президента РФ он отмечается в России 3 декабря и приурочен к принятию в 1864 году законов и уставов суда, ставших основой судебной реформы в России. Накануне праздника мы побеседовали с председателем Мурманского областного суда Сергеем Седых.

- Сергей Матвеевич, вы назначены на должность председателя Мурманского областного суда недавно. Расскажите немного о себе.

- После окончания средней школы отслужил срочную службу в дивизии имени Дзержинского Внутренних войск. Затем более десяти лет, с 1984 по 1995 год, служил в управлении внутренних дел Орловской области. Прошел путь от сержанта до капитана милиции. С 1 декабря 1995 года работаю в судебной системе. Начал с должности судьи Железнодорожного суда города Орла. Проработал там семь лет и в 2002 году указом президента РФ был назначен судьей Орловского областного суда. С июня 2010 года приступил к исполнению обязанностей председателя Первомайского районного суда города Мурманска. В 2017 году стал заместителем председателя Мурманского областного суда по уголовным делам. 18 июня 2019 года, также указом президента РФ, назначен на должность председателя.

- Есть какие-то дела, которые лично вам запомнились?

- Я, как уже сказал, начал работать в судебной системе в декабре 1995 года. Многие помнят девяностые годы как очень непростые. Шло становление судебной системы новой России. Приходилось рассматривать уголовные, гражданские и административные дела. Тогда не было никакой специализации. Мы рассматривали все дела, которые поступали в районный суд. Мировой юстиции тоже тогда еще не было. Поэтому все - от расторжения браков и взыскания алиментов до убийств - проходило через наши руки.

Тогда люди сплошным потоком шли в суд за взысканием заработной платы, детских пособий и денег, вложенных в финансовые пирамиды. Были просто толпы граждан в коридорах.

Запомнились дела, связанные с восстановлением в должности людей, незаконно уволенных с работы. Вынося такие решения, я каждый раз испытывал моральное удовлетворение от того, что принес пользу конкретному человеку.

Вообще говоря, простых дел, по сути, нет. Даже за самым вроде бы незначительным стоит человек. Разводится он - переживает. Не платит бывший муж алименты - страдает ребенок. Люди ведь идут в суд со своими бедами и проблемами. Радостью к нам не идут делиться. И эти горькие моменты накапливаются у тебя в душе...

- Профессиональное выгорание - серьезная проблема для судьи?

- Все приходится так или иначе пропускать через себя. Кто-то не выдерживает, уходит с этой работы. Порой цивилисты, рассматривающие гражданские дела, не очень охотно переходят на рассмотрение уголовных, когда надо принимать решение о лишении свободы. Все это, безусловно, сложно эмоционально и психологически. Тем более что так уж устроена судебная система: нами не могут быть довольны все граждане, которые к нам обратились. Одна сторона в процессе всегда проигрывает. И судья обязан учесть все нюансы и вынести решение в соответствии с требованием закона - честное и справедливое. В этом момент ты получаешь от работы удовлетворение.

Самое трудное в этой работе - муки выбора. И, как бы это ни звучало, сложность еще заключается в ответственности, когда сомневаешься в решении, которое должен вынести. Очень сложно определить, на самом ли деле ты прав, верное ли решение принимаешь. Поэтому для судьи очень важна пытливость ума. Человек, ставший или желающий стать судьей, должен быть немного идеалистом, верить, что можно достичь справедливости. В том числе благодаря его действиям.

- Насколько многочисленно сейчас судейское сообщество региона?

- Если не брать в расчет арбитраж и военные суды, а говорить о судах общей юрисдикции, то у нас 48 мировых судей, около 150 судей работают в районных судах и 44 судьи - в областном, получается почти 250.

- А гендерный состав? Среднестатистический судья - это мужчина или женщина?

- Не зря же символом правосудия является богиня Фемида. Женщин, конечно, больше. Мне кажется, что это связано со спецификой профессии: надо быть усидчивым, въедливым, документооборот у нас огромный. Наверно, женщины к такой работе более склонны. Но, конечно, сказать, что мужчины хуже работают, я не могу. Все достойно осуществляют правосудие.

- Есть проблемы с подбором судейских кадров?

- Штат укомплектован более чем на 90 процентов. Мировая юстиция вообще сформирована очень хорошо. Если кто-то уходит, есть претенденты на занятие вакантных должностей. Немного сложнее с районными судами. Особенно с назначением на руководящие посты. Чтобы человек занял должность заместителя или председателя суда, он должен отработать определенное время, хорошо себя зарекомендовать. Особое внимание при отборе претендентов уделяется исключению даже потенциального конфликта интересов. Супруг судьи, к примеру, может работать в местном УВД. А какие-то дела приходят оттуда. Если это небольшой город, порой возникают сложности. В тех же моногородах, например. Когда чуть не все население работает на одном предприятии и с ним же кто-то и судится.

- Сколько дел в среднем рассматривается в последнее время ежегодно? Велика ли нагрузка на судей?

- Тенденция такова: уголовных дел становится немного меньше, на 5-7 процентов в год. А число гражданских и административных увеличивается - процентов на 10-15.

Гражданские дела отражают то, что происходит в обществе. В сложные времена, как я уже говорил, был поток дел о задержке зарплаты. Сейчас много дел, связанных с выплатами по ОСАГО, неплатежами за коммунальные услуги, просроченными кредитными договорами. Плюс семейные правоотношения, жилищные споры и так далее.

За прошлый год наши районные суды рассмотрели около 22 тысяч гражданских и административных и более 2 тысяч уголовных дел. Волнует рост нагрузки на мировую юстицию. Напомню, всего 48 судебных участков на всю область. Около половины из них приходится на Мурманск. Нагрузка за последние четыре с половиной года выросла по основным участкам областного центра в полтора-два раза. А всеми мировыми судьями за этот период рассмотрено более 820 тысяч дел.

Рост нагрузки на них идет за счет изменений в законодательстве. Мировой юстиции, например, переданы дела о неуплате коммунальных платежей. Управляющие компании накапливают такие факты и затем передают их в суд.

Хотелось бы поблагодарить губернатора Андрея Владимировича Чибиса и депутатов областной думы. Совет судей Мурманской области вышел с обращением к главе региона об увеличении числа помощников и сотрудников аппарата мировых судей. Поддержав это обращение, губернатор внес соответствующий законопроект в областную думу. Уже в будущем году у мировых судей на шесть помощников станет больше, увеличится и штат сотрудников аппарата. Это крайне важно. Ведь судья работает не один. В судах огромное количество почты, документов. С ними работают сотрудники аппарата: помощники судей, секретари, специалисты. А любая, даже чисто техническая задержка вызывает недовольство граждан.

- Каков процент судебных ошибок у наших судей, когда решения нижестоящей инстанции отменяются вышестоящей? Как мы в этом плане смотримся в сравнении с другими регионами?

- Существуют два показателя, по которым оценивается, насколько качественно работает суд. Есть так называемый показатель стабильности. Он считается от общего количества рассмотренных дел и составляет у нас 98-99 процентов. То есть 1-2 процента решений от всех рассмотренных дел изменяются или отменяются вышестоящей инстанцией.

И есть другой показатель - процент отмененных или измененных решений от числа обжалованных дел, которые составляют у нас около 10 процентов. И лишь порядка 10 процентов решений по ним изменяются или отменяются. По этому показателю у нас по области в среднем качество рассмотренных дел составляет 89-90 процентов по гражданским и 92-93 процента по уголовным. В сравнении с другими регионами Северо-Запада и по стране в целом это достаточно хороший результат. На фоне наших коллег мы смотримся очень неплохо.

- А с какими жалобами граждане обращаются лично к вам?

- Подавляющее большинство жалоб касается так или иначе несогласия с принятым судебным решением. Граждане ошибочно считают, что если они обратились к председателю суда, то я могу своим решением отменить состоявшееся судебное решение. Но это не так. Есть жесткая, подробная процедура обжалования. И мы вынуждены объяснять, что не в моей компетенции отменять то или иное решение.

Вторая, гораздо меньшая категория обращений касается организации работы судов. Когда где-то вовремя не выдали решение, не направили какой-то документ гражданину. Мы тщательно проверяем все подобные жалобы.

И очень редко люди жалуются на некорректное поведение судьи в процессе. Мы очень внимательно относимся к подобным обращениям. Здесь помогает то, что с сентября введено обязательное аудиопротоколирование всех судебных заседаний. Записи сразу уходят на наши серверы. Там ничего нельзя изменить. Записи технически недоступны для какого-либо вмешательства.

- Законодательство сейчас достаточно стабильно. Судьям стало проще работать?

- Да, законотворческая деятельность устоялась, наработана судебная практика. Но посмотрите, сколько изменений вносится в Уголовный кодекс, еще больше - в Кодекс об административных правонарушениях. Законодательство не стоит на месте. Судьям постоянно необходимо его изучать и, самое главное, правильно применять на практике. Так что судьи всегда должны быть в профессиональном тонусе.

- И последний вопрос, который, возможно, надо было задать первым: какие задачи вы ставите перед собой как председатель областного суда?

- Есть организационные вопросы. Я уже сказал, что нужно укреплять мировую юстицию кадрами. Совместно с органами исполнительной власти необходимо проработать вопрос о расширении порядка досудебного урегулирования споров. Потому что до бесконечности увеличивать штаты судей тоже нельзя. Все это, повторюсь, касается мировой юстиции.

По федеральной - нужно посмотреть распределение нагрузки внутри нашей области. Она неравномерна. Есть суды, где нагрузка нормальная, какая и должна быть. Но есть и такие, которые работают с запредельной нагрузкой. И наша задача в рамках наших полномочий - перераспределить ее более равномерно. Ну и, конечно, открытость. Общество должно знать о нашей работе как можно больше. Это укрепит доверие к судье при рассмотрении каждого конкретного спора.

Судебная система в нашей стране проработана до мелочей. При этом она все время модернизируется и изменяется. В течение последних десяти лет удалось реализовать аспекты публичности деятельности судов. В настоящее время формируется единая цифровая среда судопроизводства с использованием разнообразных возможностей информационных технологий: электронного обращения в суд, аудиопротоколирования судебных процессов, автоматического распределения дел между судьями.

Безусловно, внедрение в нашу деятельность цифровых технологий будет способствовать открытости, доступности и прозрачности правосудия.