Кристин Лагард начала свою работу в качестве руководителя главной финансовой структуры Евросоюза — Европейского центрального банка — с жесткого заявления. Она предложила европейцам аналог известного выбора между жизнью и кошельком, причем выбор уже сделан за них, пишет РИА Новости.

В своем интервью на французском радио RTL, которое вышло в эфир на прошлой неделе, Лагард твердо обозначила желание продолжить политику своего предшественника Марио Драги и сформулировала интересный ответ на критику действий ЕЦБ со стороны пенсионных фондов и тех европейцев, чьи накопления уже не могут приносить им доходы из-за отрицательных процентных ставок.

Это поразительное в своей честности признание: перед Евросоюзом, оказывается, стоял выбор между "защитой сбережений" и кризисом трудоустройства, и за сохранение рабочих мест было заплачено уничтожением возможности получения дохода с помощью сбережений. У этого есть прямое и совсем не очевидное последствие, о котором не сказала Лагард, но о котором буквально кричат европейские пенсионные фонды: вчерашняя и сегодняшняя политика Европейского центрального банка приведет к тому, что европейцы лишатся обещанных пенсий.

Агентство деловой информации Bloomberg описывает проблему, с которой сталкиваются все пенсионные фонды, но которая особенно ярко проявляется в Евросоюзе с его отрицательными процентными ставками по евро:

"Некогда немыслимый спад в доходности глобальных облигаций заставляет пенсионные фонды покупать облигации, предлагающие отрицательную доходность, что ставит под угрозу финансовое обеспечение будущих пенсионеров. (Финансовые) учреждения США, управляющие пенсионными сбережениями на триллионы долларов, в том числе пенсионная система государственных служащих штата Калифорния, снижают ожидаемые доходы. Государственный пенсионный инвестиционный фонд Японии, крупнейший в мире, предупредил, что управляющие капиталом рискуют потерями по всем классам активов. В Европе пенсионные фонды могут быть вынуждены сократить пенсии, частично из-за снижения (процентных) ставок".

Позиция Лагард указывает на то, что у нее есть четкое осознание произошедшего, но нет никакого желания что-то менять. С ее точки зрения, расплатиться снижением пенсий завтра (и доходов для всех, кто отложил хоть какие-то деньги) за социальную стабильность сегодня — это очень хорошая идея. Нужно подчеркнуть, что речь не идет о каких-то рисках, которые относятся к далекому будущему. Проблемы пенсионных фондов в Евросоюзе начинаются уже сейчас, и это не оценка российских журналистов, а мнение руководителей пенсионных фондов. Наиболее наглядный пример — это ситуация в Голландии, чья пенсионная система считается едва ли не образцовой.

Bloomberg сообщает: "Питер Боргдорф из голландского фонда PFZW (активы под управлением — 161 миллиард евро. — Прим. авт.) обвинил "все более низкую процентную ставку по евро" в том, что коэффициент покрытия его фонда в конце июля составил 94,8%. "Финансовое положение PFZW начинает становиться тяжелым, — написал Боргдорф в своем блоге. — Пенсионное сокращение в 2021 году уже давно нам угрожает. Но если в конце этого года у нас будет коэффициент покрытия ниже 94%, мы должны будем снизить пенсии уже в следующем году".

Если Европейский центральный банк будет и дальше опускать процентные ставки по евро в отрицательную зону, то ситуации с пенсионными схемами станут ухудшаться еще быстрее, а пенсии будут падать вместе с доходностями по депозитам в евро. Аналогичные тенденции сейчас можно заметить практически во всех пенсионных системах западного мира, но Европа продвинулась дальше всего из-за той активности, с которой предшественник Лагард на капитанском мостике главной европейской финансовой структуры занимался "стимулированием экономики".

Европейским пенсионерам предстоит столкнуться с падением пенсий, а сами европейцы массово переводят сбережения в наличную форму, ибо мало кому хочется держать деньги на депозите с нулевой или отрицательной ставкой. Кстати, недавнее обсуждение в российском инфополе возможности разрешить банкам вводить отрицательные ставки по депозитам в евро объясняется именно действиями Европейского центрального банка (который, собственно, и контролирует процентные ставки по евро), а не какими-то конспирологическими теориями, популярными среди финансово неграмотных инфлюенсеров.

Монетарный эксперимент, на который так активно жалуются руководители пенсионных фондов от США до Японии и банкиры от Цюриха до Нью-Йорка, не может закончится ничем хорошим, но прекращать его уже поздно. Как минимум это нельзя сделать из-за политических рисков, которые появятся в том случае, если в мире начнется масштабная рецессия из-за прекращения искусственного стимулирования экономики. Это значит: западные политики будут требовать, чтобы момент признания ошибки и ее последствий откладывался все дальше и дальше.

Но вся проблема в том, что финал невозможно отодвигать бесконечно и последствия все равно будут самыми серьезными. Эти последствия уже начинают себя проявлять — сначала в Европе, а далее почти везде.