«Принятие законопроекта «О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации в части совершенствования регулирования использования, охраны, защиты, воспроизводства лесов и особо защитных участков лесов» в существующей на сегодняшний день редакции повлечет за собой сокращение площади нерестоохранных полос лесов более чем в 10 раз», – считает эксперт тематической площадки ОНФ «Экология», руководитель Кольского центра охраны дикой природы Виктор Петров.

«В настоящее время проект закона прошел первое чтение. Однако при его подготовке были практически полностью проигнорированы требования поручения президента в части увеличения правовой защищенности защитных лесов, данного по итогам заседании Президиума Государственного Совета о повышении эффективности лесного комплекса России 11 апреля 2013 года в Улан-Уде, где была признана проблема существенной деградации защитных лесов страны в результате вырубок (№Пр-1037 от 7 мая 2013 года, абзац 7 подпункта «в» пункта 1). Речь идет о лесных участках, предохраняющих различные объекты от неблагоприятных природных или антропогенных воздействий», - отметил Петров.

По его словам, законопроектом предусматриваются дополнительные ограничения на заготовку древесины только для одной категории защитных лесов из 17 (для орехово-промысловых зон), а ограничения на аренду с целью заготовки древесины для защитных лесов не предусматриваются вообще. Для водоохранных зон перечень оснований, по которым в них можно вести сплошные рубки, только расширяется. Документ также предлагает установить новые критерии отнесения лесных участков к нерестоохранным полосам лесов.

«Нерестоохранные полосы лесов были установлены в 1958 году с целью сохранения прибрежной полосы внутренних водных объектов, где происходит нерест ценных и особо ценных видов рыб, в связи со значительным ущербом нерестилищам, нанесенным к тому времени лесозаготовками. Принятие законопроекта в существующей на настоящее время редакции повлечет за собой сокращение площади нерестоохранных полос лесов более чем в 10 раз. Вследствие этого под угрозу осуществления хозяйственной деятельности (в том числе, сплошной вырубки) попадает не менее 50 млн. гектаров лесов по берегам нерестовых водоемов за пределами рыбоохранных и водоохранных зон, что может привести к обмелению, замутнению воды, заилению и долговременной деградации нерестовых участков. Опыт зарубежных стран, которые занимались восстановлением нарушенных в результате рубок нерестилищ, говорит о том, что стоимость восстановления на много порядков превышает все возможные выгоды от продажи заготовленной здесь древесины. Таким образом, с уменьшением площади нерестоохранных полос лесов под угрозу деградации попадают нерестилища тихоокеанских лососей, атлантического лосося (сёмги), осетровых, сиговых и других ценных видов рыб, что является прямой угрозой для обеспечения продовольственной безопасности страны и сохранения водных биологических ресурсов в целом», - считает Петров.

«Таким образом, для того, чтобы избежать серьезных негативных последствий принятия данного законопроекта, необходимо или отменить в нем положения, направленные на изменение критериев отнесения лесов к нерестоохранным полосам, оставив их такими же как прежде, или предусмотреть соответствующие поправки в законодательство о сохранении водных биологических ресурсов, например, в виде придания всем существующем в настоящее нерестоохранным полосам лесов статуса рыбохозяйственных заповедных зон или рыбоохранных зон. При этом до принятия такого решения необходимо установить мораторий на сокращение площади нерестоохранных полос лесов, имеющих такой статус в настоящее время», - резюмировал Петров.