12.04.2004 / Лента новостей

ЦЕЛЬ - АТАКУЮ!

- До цели 38, высота три тысячи...

- Цель вижу, захват.

- Атаку разрешаю.

- Цель атакую...

- Цель 22, атаку выполнил.

- Вам выход вправо, высота полторы тысячи.

Это фрагмент разговора летчика истребителя-перехватчика Су-27 со штурманом наведения командного пункта истребительного полка ПВО во время командно-штабного учения, в ходе которого летчики гвардии подполковник Юрий Пантилеенко и гвардии майор Виталий Шелагин выполнили перехват двух истребителей-бомбардировщиков Су-24 над Баренцевым морем. Атака заняла секунды, но в воздухе летчики находились почти три часа. Перехват выполнили из положения дежурства в воздухе в условиях постановки условным противником активных помех. Нет сомнения, что в реальном воздушном бою цель была бы уничтожена.

В полк, которым командует гвардии полковник Владимир Куц, и который дислоцируется на аэродроме Килпъявр, входят летчики и инженерно-технический состав сокращенного 941-го истребительно-авиационного полка и гвардейского, Виленского, ордена Кутузова полка. Последний знаменит подвигами летчиков в годы Великой Отечественной войны. На их счету почти четыреста сбитых самолетов врага, 12 летчиков стали Героями Советского Союза, в этом полку воевал легендарный ас Алексей Маресьев. 941-й авиаполк не участвовал в боевых действиях, но его летчики первыми в СССР освоили и поставили на боевое дежурство истребители-перехватчики Су-27, суперсовременные по тем временам самолеты.

Те, кто осваивал езду на велосипеде, помнит страх, который охватывал, когда исчезала поддерживающая опора, и приходилось рулить самому. В истории освоения Су-27 все было, как с приобретением навыков езды на велосипеде. Правда, цена ошибки для пилотов была неизмеримо выше. Когда полк (командовал им тогда полковник Виктор Кузнецов) получал технику, учебно-боевую спарку промышленность еще не выпустила. Вот и приходилось им после изучения теории без учебно-тренировочных полетов садиться в кабину и взлетать. Эту боевую машину за ее уникальные пилотажные характеристики летчики полюбили сразу и навсегда.

Сегодня из той когорты летчиков здесь остались лишь комэск, гвардии подполковник Герман Аугустыняк да его заместитель гвардии майор Владимир Новиков. Таких летчиков, как Аугустыняк, в ВВС России сейчас немного. Есть, конечно же пилоты, имеющие и более солидный налет, но 32 вылета из состава дежурных сил на перехват самолетов-разведчиков, десяток боевых стрельб по крылатым ракетам морского и воздушного базирования, в том числе по "Гранитам", "Малахитам", "Прогрессам", по "Х-22", дорогого стоят. Причем промахов у Германа при перехватах крылатых ракет не было. Налет - 1200 часов! В день нашего приезда у Германа Витальевича было четыре вылета: выполнял роль инструктора, помогая более молодым летчикам осваивать навыки пилотирования на спарке - истребителе Су-27 УБП.

Когда мы были в полку, дежурство несли гвардии майоры Виктор Фисенко и Игорь Судник. Сейчас обстановка спокойнее - взлетать приходится крайне редко. А были времена, когда летчики этого полка ежесуточно поднимались в воздух до десятка раз. Цель - не условный, а реальный противник. Капитан Марк Швецов в годовщину посадки Руста на Красную площадь предотвратил аналогичный полет к Мурманску Андреаса Соммерса на легкомоторном самолете "Цессна". Когда Руст выполнил свою провокацию, были сняты с должностей министр обороны, десятки генералов и офицеров. Нетрудно представить последствия для командования Северного флота, корпуса ПВО, для престижа страны, если бы Соммерс сел в Мурманске. Некоторое время спустя этому летчику выпало тяжелейшее испытание. Выполняя задачу по перехвату французского вертолета, летавшего с палубы эсминца на танкер и обратно вдоль нашей границы в районе Гремихи и горла Белого моря, Швецов выработал почти все топливо, вынужден был садиться поперек полосы на аэродроме ВВС Северного флота, не выпуская шасси, имея под фюзеляжем и под крыльями десять ракет. Славу Богу, обошлось. Как говорили тогда, в рубашке родился.

В историю полка навсегда вписал свое имя капитан Василий Цымбал. Когда он возвратился на аэродром из полета на перехват норвежского "Ориона", техники обратили внимание на разбитую законцовку одного из килей. На вопрос, что произошло, последовал ответ: "Может, с птицей столкнулся". Через пару дней от норвежского МИД поступила нота протеста. Что же произошло в воздухе? В тот день норвежский "Орион" "пас" выход из мест базирования на боевую службу советских атомных подлодок. Чтобы отогнать непрошеного соглядатая, в воздух поднялся капитан Цымбал. Василий пристроился под брюхом "Ориона", препятствуя фотосъемке, работе аппаратуры и сбрасыванию буев, - норвежцы резко свалили свой самолет на крыло. Выскакивая из-под "Ориона", самолет Цымбала задел винты противолодочника, которые, отлетев, пробили фюзеляж своего же самолета. После получения ноты протеста Цымбала хотели строго наказать, но командующий флотом наградил его часами. Нет, не за временно выведенный из строя норвежский самолет. Говорят, незамеченными ушли на боевую службу две советские подводные лодки - следить-то за ними с воздуха было некому.

Одним из наиболее запомнившихся и зрелищных эпизодов нашего пребывания в авиагарнизоне был полет начальника авиации Кольского соединения ПВО полковника Владимира Кравченко. Он, только что вернувшись из полета на спарке, пересел в боевой Су-27 и выполнил над аэродромом каскад фигур высшего пилотажа, на который высыпали посмотреть все летчики и инженерно-технический персонал. Конечно же, не все пилоты полка способны на такое. Оно и понятно, если вспомнить то тяжелейшее положение, в котором оказались авиаторы в период "реформирования" Вооруженных сил России. Тогда годовой налет летчиков исчислялся часами, при необходимости в несколько десятков часов. Сегодня летать стали чаше, но было бы еще лучше, если бы Правительство России истребителями отечественного производства вооружало не ВВС Китая и Малайзии, а свои полки. Пять Су-27, поставленных за последнее десятилетие в один из учебных летных центров, - это слезы. Их ждут в строевых полках, особенно в этом, прикрывающем с воздуха Северный флот, выполняющем задачи боевого дежурства на границе со страной - членом НАТО.

Говоря о летчиках, мы часто забываем о тех, кто в жару и мороз, в дождь и снег готовит боевые машины к вылету - об инженерах и техниках. А их работа не менее важна. Один из тех, кто на себе испытал тяготы службы техником самолета, а сейчас - командир авиационно-технического отряда - гвардии майор Николай Нечай. За 15 лет службы он поменял четыре гарнизона. Так уж случалось, но куда ни прибывал служить, полки или переводили к новому месту дислокации, или расформировывали. Уходить приходилось с понижением в должности, вновь завоевывая утраченные позиции на новом месте службы. Сегодня он один из наиболее опытных специалистов полка.

...Мы покидали авиационный гарнизон ближе к вечеру. Полеты продолжались. По гарнизону прогуливались молодые мамы с колясками, в которых посапывали малыши. Под ставшую для них привычной музыку - грозную песню авиадвигателей, на реактивных струях которых уходили в небо их отцы.

Юрий БАНЬКО

Опубликовано: Мурманский вестник от 12.04.2004

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,745475,776176,981773,6525
Афиша недели
Вселенная комиксов
Гороскоп на сегодня