В Финляндии чтут родовые корни, о землях, где когда-то жили, помнят. Пример тому новая книга "Пумманки", изданная в городе Коккола, что на берегу Ботнического залива Балтийского моря. Подзаголовок интригует читателя - "Трагедия финского рыбачьего поселка на берегу Ледовитого океана". Автор - 92-летний Вейко Салкио. Ему есть что вспомнить, о чем рассказать.

Пумманки - бывшее финское поселение на полуострове Рыбачий, на юго-западном берегу губы Большая Волоковая. Известно оно с середины XIX века. Тогда несколько семей Великого княжества Финляндского, входившего в состав России, переселились сюда в поисках лучшей доли. Им даровались от царского правительства различные льготы, в результате уже спустя два-три года новые жители глухой окраины крепко встали на ноги. Называли их колонистами, а место это именовалось колония Земляная, потому как первыми строениями были землянки.

После Октябрьской революции Финляндия, веками находившаяся то под шведским владычеством, то под самодержавным российским, ушла в свободное государственное плавание. В 1920 году Рыбачий поделили, западная часть осталась за финской стороной. Селение финны переименовали на свой лад - Пумманки. В разгар зимней войны 1939-1940 года рыбачинская окраина стала советской. Всех жителей выселили, дома их обжили наши пограничники.

В годы Великой Отечественной войны в Пумманках находилась маневренная база бригады торпедных катеров Северного флота, отсюда они противодействовали вражеским перевозкам в Варангер-фьорде. Сейчас от былой старины остались название Земляная да фундаменты...

Вейко Салкио попал в Пумманки в 1936 году, служил здесь пограничником, когда граница рассекала Рыбачий. Потом стал егерем в природном заказнике, который так и назывался - Пумманки. В довоенные годы это было весьма примечательное место - бесчисленные птичьи базары, настоящее пернатое царство, особенно Айновы острова - место гнездования гаги. Автор иллюстрировал книгу собственными рисунками: изобразил птиц, зверей, рыб - всех обитателей заказника, виды местности и поселка, отдельные жилища, людей на огородах и на промысле в море.

Однажды мирная жизнь кончилась, людей изгнали с родных мест, им пришлось бросить дома, скотину, нажитое годами добро. Сначала их держали в Пулозере, а потом отправили в Финляндию. Несколько человек остались в СССР и были репрессированы как агенты иностранных разведок. Сами названия глав говорят о большой трагедии маленького финского поселения, попавшего под жернова бездумной политики: "В Пумманках наступил конец света", "Пленные в своих домах", "Ад в Пумманках".

В конце книги в приложениях опубликованы фотографии и схемы. На одном фото изображены автор и Иван Архипов, пришедший с советской стороны за гагачьим пухом. В 1936 году граница была еще прозрачной, люди ходили друг к другу в гости и по делам. Позднее, с ужесточением режима, такие прогулки даже для родственников заканчивались трагически.

Опубликована здесь схема-план поселка Пумманки, где читатель найдет все усадьбы (названы поименно) и общественные постройки, существовавшие здесь в 1937 году: школа, магазин, кладбище, верфь. Именно из-за верфи и капитальной пристани в годы войны Пумманки облюбовали советские катерники. Слип и пристань сохранялись до 80-х годов. Сейчас все разрушено.

Книга Вейко Салкио интересна не только финнам - это и мурманская история. Ее следовало бы перевести и издать на русском языке, как это сделали норвежцы в память о родовых корнях на Рыбачьем, издав в Мурманске историческое повествование Мортена Йентофта "Оставшиеся без родины: история кольских норвежцев". Подобная литература с той стороны обогащает местное краеведение и наши познания о прошлом Севера.

Владимир СОРОКАЖЕРДЬЕВ