29.08.2007 / Лента новостей

Такие свиньи только в Африке!

Вот если попытаться кому-то объяснить, какого лешего меня третий день по сопкам носит, - не смогу. А ведь брожу. И черви уже кончаются. И с продуктами напряженка. Район, понимаете ли, мне недостаточно знакомый. Да таких районов по Мурманской области не сосчитать. Дома делать нечего? Куда там. Приду домой - жена до тоски выговорами заест. И дети без надзора. И кран опять течет. И люблю я не свою роднулечку, а рыбалку клятую...

Смеркаться начинает. Пора уже место для стоянки подбирать. Куда пониже спуститься - здесь только стланик березовый - беда сапоговая. Ох, блин, что это? Не понял. Если собака, то почему по камням цокает... Во! Еще. Крыша у меня, что ли, поехала? Бог ты мой! Да это же свинья! Ну тогда и ладненько. Видимо, воинская часть где-то рядышком.

Было уже - приходилось встречаться с «северо-войсковой» породой.

Гостевал я тогда по-рыбацки на северном побережье у знакомого прапорщика в н-ской части. Как и все молодые люди, пользовался я благорасположением своего знакомца довольно-таки беззастенчиво. Спал на его койке. Питался его продуктами. Куда иду и когда приду - не говорил... В общем, нынче я так бы не поступал. Ну да не о том речь.

Прапорщик Иван Алексеевич, старый служака, добродушнейший человек, широкий в плечах, громадного роста, отменный выпивоха, командовал хозвзводом. Под его же крепкой хохляцкой рукой был и свинарник, откуда он поставлял мне червей для рыбалки. Я, разумеется, не единожды ходил за червями вместе

с ним, но ни разу не видел в свинарнике самих свиней.

- Алексеич, где обитатели-то?

- Та-а, дикуют.

- Как это - дикуют?

- На кормах подножных где-то пасутся. Ночевать тильки заходют, стервы. Увидишь где, не пугайся.

Но прошло больше двух недель, прежде чем смог я понять, как свиньи «дикуют на подножных кормах». Ну и зрелище, доложу я вам.

Представьте. Сижу на озере в лодке, ловлю форель. Тишина. Спокойствие. Солнышко пригревает. Весь гнус ветерком сдувает. Благодать. И вот тебе раз! По кустам прибрежным шорох, треск, хрюканье... Выходят к воде полтора десятка свиней. Да, свиней, но каких?!

Домашними их никак не назовешь, при всем желании. Бывало, я и на кабана охотился, так не то. Верите или нет, но нечто подобное я видел в Африке, в Анголе, не совсем конечно, но... Такие же, как ангольские, черные свиньи, но щетина гораздо больше и росточком с хорошую овчарку. И ведь тощие, гады, до невозможности. Я их за гончих комбата сначала принял. Так нет - свиньи. Ведь, заразы, цокают. Не скажу, что напугался, но... Но узнал ту самую, «северо-армейскую», породу домашних свиней. Ребята, это не то, что вы думаете. Это - большая гончая собака, где шерсти нет, но есть щетина, которую фашистские снабженцы сочли бы за золотое руно. Наш северный холод и нехватка кормов сделали из обычных свиней такое, что не поддается описанию.

Сижу на камушке, смотрю на воинскую часть и думаю. Ребята, если мы смогли вывести таких-то вот «гончих», то неужели не сможем сделать для себя жизнь?

Иван РЫБАКОВ.

Опубликовано: Мурманский вестник от 29.08.2007

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,249778,075381,453975,4329
Афиша недели
Скандалы и разочарования
Гороскоп на сегодня