27.09.2007 / Лента новостей

С вещами на выход. Собачьей ночлежке указали на дверь

Оксана Анчишкина осваивает профессию строителя. Секретарь Мурманского отделения Союза театральных деятелей все лето учится управляться то с рубанком, то с отверткой. Режиссеру Никите Ковалеву тоже пришлось "переквалифицироваться" - зима на носу, а в помещении, которое предоставили его подопечным, и летом-то жить невозможно, застываешь.

Оксана, Никита и их единомышленники - члены добровольного общества защиты животных "Приют". "Вестник" не раз писал о злоключениях собачьей ночлежки, живущей на общественных началах и птичьих правах. С растущим количеством бродячих животных Мурманск не справляется, муниципальным службам не хватает ни денег, ни рабочих рук. Созданный на частные пожертвования общественный приют, где живность регистрируют, стерилизуют, лечат и кормят, ничего не требуя из бюджета, мог бы стать городу подспорьем. Но для чиновников стал бельмом на глазу.

Вначале, одиннадцать лет назад, "Приюту" выделили хибару на улице Фрунзе, а потом начался многолетний процесс по выселению животных из злосчастной развалюхи. Аргументировали тем, что жильцы окрестных домов жалуются на беспокойных соседей, а "до кучи" вспоминали жуткие случаи, когда на Жилстрое одичавшие собаки нападали на людей.

Общественники переехать подальше от жилья не отказывались, было бы куда. Помещения не давали, время шло, "добровольцы" обустраивали времянку: заново подвели воду, восстановили канализацию, сделали ремонт. Получился настоящий дом - бедный, но чистый, теплый и удобный. В нем и жили собачьи сироты. Пока администрация Первомайского округа не потребовала освободить помещение.

Приют выставили не на улицу - ему предоставили новое помещение, почти 500 квадратных метров. Все по правилам, вдали от жилья. Вложился город и в ремонт будущего "сиротского дома". На это ушел миллион.

- На эти деньги был заказан проект, учитывающий все санитарные нормы, смонтировано освещение, подведена канализация, установлены электронагреватели воды, - говорит глава управления Первомайского округа Дмитрий Владов. - Но люди, состоящие в общественной организации, оказались непорядочными и, хотя должны были переехать до 15 сентября, занимают дом на Фрунзе до сих пор.

Чего добивается приют? У главы округа своя версия:

- Мы вложили миллион, а они чуют, что могут выжать больше, - считает он.

Мы побывали в помещении на Автопарковой, 20. Там, по соседству с муниципальным приютом для собак, раньше был склад. Теперь получился склад с евроремонтом. На жилье - даже для животинок - похоже отдаленно.

В ледяном доме только что ветер не гуляет. Гулко отдаются шаги по цементному полу. На потолке сплошь выразительные подтеки - крыша течет немилосердно. Бетонные стены, правда, выровнены и выкрашены в абрикосовый цвет. Несколько помещений неопределенного назначения. Зато двери красивые, деревянные, как в дорогом офисе. В самом большом зале ряд вольеров и ледяной холод. Казенный дом.

- Мы не сможем сюда переехать, пока не приведем помещение в порядок. А это, как видите, цель далекая, хоть мы и прилагаем все силы, - разводит руками Оксана Анчишкина. - Здесь животных содержать просто негде.

Получив ключи от бывшего склада, защитники животных прежде всего занялись утеплением стен. Проложили минеральную вату, гипсокартон. Потом взялись за полы в вольерах - сделали деревянные настилы поверх цемента. Все - на добровольные пожертвования и личные средства. Кто поможет деньгами, кто стройматериалами...

Десяток собак в готовые для жизни отсеки уже вселились. Но в очереди на жилье еще пятьдесят барбосов и тридцать кошек. А в новый дом уже начали подбрасывать новое зверье...

Помещение для кошек - отдельная головная боль. Строители сдали каменный мешок, в который плотненько втиснуты десять клеток размером метр на полтора. Они наскоро сколочены из необструганных сырых досок, на глазах покрывшихся слоем черной плесени. Все конструкции хозяевам приюта пришлось полностью разбирать, обрабатывать дерево, собирать снова. Не говоря уже об утеплении "камеры".

В договоре аренды бывшего склада обозначены "оборудованные помещения кухни, веткабинета". В понятие "оборудование", оказывается, входят лишь "лампочка Ильича" и мойка, - именно так обустроена комнатка, на двери которой красуется надпись "ветеринарный кабинет". В кухне тоже установлена мойка да еще ванная. Остальное небогатые арендаторы будут покупать за свой счет.

- Нет, ну оборудованные помещения - это значит приспособленные для каких-то нужд. Например, оборудованный веткабинет - значит помещение, где может располагаться веткабинет. Оборудованная кухня - это помещение, где можно устроить кухню, там розетка для плиты и мойка, - поясняет "птичий язык" документов Владов.

- Мы до начала ремонта этого здания составили целый список пожеланий, ни одно из которых не выполнено. В итоге огромные деньги потрачены, а мы не можем переселиться, потому что все переделываем заново, - сетует Оксана.

Претензии новых хозяев - не каприз. Проект соответствует санитарным нормам далеко не во всем. Простой пример - изолятор для больных животных. Таковой здесь должен быть обязательно. Это как палаты для инфекционных больных. Главное условие - полное одиночество зараженного зверя. Например, схватившего чумку или лишай. Иначе жди эпидемии. А здесь изолятор - пятиместный. То есть животные на карантине, и больные, и выздоравливающие, с разными диагнозами, должны содержаться в одной каморке.

Отдельный разговор - холод. Паровое отопление питается от соседей, муниципального приюта. Система старая, набирается в огромном каменном мешке едва 10 градусов. Долго не выдержат ни звери, ни люди.

Чиновники ссылаются на опыт питомников для служебных собак - там вольеры и вовсе на улице стоят. Но в приюте собаки не служебные и далеко не всегда здоровые. Тут их не разводят и не продают, а лечат. А каменный мешок превратить в лазарет нелегко.

Частный приют направил письмо губернатору области с просьбой помочь. Если глава региона выделит деньги на установку новой системы, тогда нагревать помещение будет электричество и главный вопрос решится. Правда, о счетах за электроэнергию лучше не думать!

Стоит уточнить, что в отличие от казеных приютов, где животные находятся по нескольку дней - потом их либо отдают хозяевам, либо просто выпускают обратно на улицу, здесь мурки и бобики могут оставаться месяцами. Подлечат их, стерилизуют, и, если собака круглая сирота, дадут вечный кров и миску. Главное - на улицу питомец уже не вернется.

Мы, кстати, спросили, главу округа, как думают его специалисты справляться с плодящимися четвероногими беспризорниками. И получили прямой ответ:

- Проблема решится только на законодательном уровне. Когда примут нормальный закон. Когда не стерилизовать будут заставлять, а разрешат массовое усыпление.

То есть в рамках действующего закона, запрещающего уничтожение здоровых и неагрессивных животных, никакого решения городские службы предложить не могут. А пока они бездействуют, обычные люди делают то, что подсказывает совесть.

Зачем им самим это надо? Так ведь это просто ответственность перед обществом. Перед собственным городом. Желание сделать его цивилизованным и безопасным. Но это "государевым слугам" отчего-то трудно понять. Поэтому и относятся к добровольным сотрудникам приюта как к блаженным. А подчас и прямо обвиняют в том, что на собаках предприимчивые люди греют руки. Мол, там, где есть пожертвования, всегда можно обогатиться. Хотя глядя, как студенты или пенсионеры идут в приют, чтоб выгулять собак или промыть рану прооперированной кошке, меньше всего думаешь о мифической выгоде.

Вот только зимы они теперь ждут с тревогой - добираться до собачьей богадельни в полярную ночь будет почти подвигом. Туда и на машине-то проехать трудно, а пешком через гаражи и колдобины - и подумать страшно...

Татьяна БРИЦКАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 27.09.2007

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
64,068374,184777,953471,6592
Афиша недели
Айболит, а не гангстер?
Гороскоп на сегодня