29.09.2007 / Лента новостей

Поморская душа поэта

30 сентября заполярному поэту Владимиру Смирнову исполнилось бы 70 лет. Возраст вдумчивых решений и ярких поэтических находок. Как жаль, что вот уже 12 лет, как нет Владимира Александровича с нами. И чем дальше мы уходим от дня кончины поэта, тем больше понимаем, насколько важен он был для культурной жизни края. По большому счету, Смирнов был одной из первых потерь среди «бойцов» нашего литературного фронта: после него ушли Борис Романов, Александр Шевелев, Александр Миланов, Виталий Маслов, Викдан Синицын, Михаил Тверцов, Николай Скромный. По армейским меркам мы потеряли не менее «полка»... Возникает вечный вопрос - кто вместо них?..

Он стоял на земле основательно, вцепившись корнями в Терский и Мурманский берега, «подпитывая» душу островом Партизанским и хребтом Муста-Тунтури, и все, что оскверняло малую родину, рубцом откладывалось на его сердце.

Помню, в первой половине 80-х годов нас пригласили на полуостров Средний выступать перед воинами, которые участвовали в учениях. Потрясающее было зрелище: скалы вздрагивали от взрывов, летали самолеты и вертолеты, из чрева десантных кораблей смело бросались в воду танки. Но вот все закончилось. Подведены итоги, опустели сопки, и только подожженная снарядами тундра продолжала гореть. В испуге прижималось к берегу моря стадо оленей, изменяли свой привычный полет птицы.

Смирнов поднял на ноги геологов, которые работали неподалеку. Да куда там было совладать со стихией. И тогда поэт уговорил водителя ехать через перевал к невольным поджигателям и добился их возвращения на полигон.

Потом этот случай вылился в стихотворение, а на полигоне с тех пор после стрельб работает спецкоманда пожарных. Этот случай как нельзя лучше характеризует Смирнова - как гражданина и патриота.

Помню еще один эпизод. В те же восьмидесятые годы рыбаки приноровились швартовать свои лодки на реке Поной к камням с древними наскальными рисунками. Появилась угроза исчезновения части имеющих огромную историческую ценность петроглифов. Стали мы со Смирновым письма писать в «инстанции» - в ответ тишина. Что делать? Заказали мемориальную плиту с надписью о том, что камни уникальны и похабить их негоже. Потом собрали группу энтузиастов во главе с Володей. И эта группа в личное время без всяких суточных и командировочных добралась до Краснощелья, потом на лодке до деревни Чальмны-Варрэ и там установила охранную плиту.

Кто-то скажет: подумаешь, мелочь какая. Нет, не мелочь! Это веление души, желание сделать все, что в твоих силах, для сохранения «кирпичиков» истории, из которых и состоит наш общий отчий дом.

Не случайно Смирнов был участником еще одной экспедиции в деревню Поной, где мы вместе со студентами из пединститута из-под хлама и мусора вновь вернули истории понойский лабиринт.

В ту поездку мы все свободное время проводили в полуразваленном здании правления бывшего колхоза «Север», где на полу валялись документы начала XX века. Размокшие справки, отчеты о численности оленей, свидетельства о свадьбах и новорожденных, данные о выловленной семге и другие ценные реликвии мы тщательно просушивали и складывали в папки.

- Пригодится. Обязательно пригодится, когда люди вновь вернутся в эти места, - убежденно говорил Владимир Александрович.

Последняя наша общая поездка-поход была на Терский берег. Если память не изменяет, состоялась она в 1992 году, ровно за три года до кончины писателя. Тогда был снят документальный фильм «Боль моя - Беломорье». Как он соответствовал душевному состоянию Смирнова! Он ведь родословную каждой деревушки знал, остро переживал то, что деревеньки приходят в запустение... Думаю, чиновникам всех рангов он тогда задавал один и тот же вопрос: «Что будет дальше? Чем будут жить люди побережья?»

Ему было бы всего 70 лет. Он сделал много, мог сделать во сто крат больше...

Михаил ОРЕШЕТА

Опубликовано: Мурманский вестник от 29.09.2007

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,993174,902277,971972,9697
Афиша недели
Брэнд в тренде
Гороскоп на сегодня