12.01.2013 / Лента новостей

Скелет в шкафу оказался не страшным

Фото с сайта devchengkalath.com

С Ларисой мы познакомились на кладбище. Разговорились, выбирая цветы в торговых рядах перед воротами, вместе пошли дальше. Оказалось, нам по пути, сектор один. Ларисе где-то под 50. Она сначала вспоминала бумажные цветы своего детства. А потом, зацепившись памятью за ту безмятежную пору, стала рассказывать о родителях, о сестрах. Ее мама вышла замуж, имея уже на руках дочку. Вышла за вдовца, тоже с девочкой, погодкой Ларисы. Вместе родили третью.

Родители старались всем детям уделять равное внимание. Лариса даже помнит, как отчим чаще таскал на закорках именно ее, а не свою родную Таньку, смеясь, объясняя той, что она уже большая, на год старше сестренки, да и весом посолидней, вот он свою шею и бережет. Мама же, напротив, сначала Танечке косички заплетет, потом Ларисину шевелюру в порядок приводит. А младшенькую Маруську все же выделяли, баловали. И потому что маленькая, и потому что родная со всех сторон.

Но вот девчонки выросли, выучились, начали работать: Таня - поваром, Лариса - парикмахером. Маруся учиться нигде не стала. Пыталась, правда, в институт поступить, да экзамены завалила. Работала продавцом, нанимаясь к частникам в ларьки. Потом пришла пора свадеб. Танин Петя ходит в море. Ларисин супруг - слесарь на судоремонтном заводе. Маруся же дважды под Мендельсона маршировала. Но оба раза ее мужья оказывались отчаянными пьяницами, от водки и сгорали.

У старших сестер уже по второму ребенку подрастало, бездетная же Маруся, в третий раз встретив суженого, укатила с ним на Украину, к его матери, у которой был собственный домик. И пропала.

У старших сестер уже по второму ребенку подрастало, бездетная же Маруся, в третий раз встретив суженого, укатила с ним на Украину, к его матери, у которой был собственный домик. И пропала. Сначала, правда, писала, успела сообщить, что Грицко тоже оказался в дружбе с зеленым змием. А потом и вовсе писать перестала. Сестры уже собирались разыскивать ее через передачу «Жди меня», но спустя несколько лет она объявилась.

Приехала с одной сумочкой. Свекровь давно умерла, Грицко тоже покинул белый свет, дом - развалюха, даже не продать, она его просто бросила. На себя не оформила. И как оформить, брак-то был гражданский. Да и паспорт где-то потеряла. Как до родной стороны добиралась? Знакомые в Россию торговать поехали, ее в фуре с картошкой и провезли.

Сестры, конечно, обрадовались, что пропавшая младшенькая объявилась, но сколько же хлопот свалилось на их головы с ее приездом. Поселили у Татьяны, там площадь посвободней, потом в общежитии место выбили. Выправили паспорт, нашли работу, вахтером. Сестры ее поддерживали, кормили. Ну, думали, сейчас самое трудное время, надо подставить плечо, пока самостоятельно жить не станет. Только трудное время все продолжалось и продолжалось.

- А у меня опять холодильник пустой, - радостно сообщила Маруся, уплетая обед в гостях у сестры.

- Постой, у тебя же вчера была получка, пусть небольшая, но не за один же день ее промотать! - поневоле начала считать деньги в чужом кошельке Татьяна.

- Да мне долг отдать надо было, - отмахнулась Маруся.

Сестры учинили допрос с пристрастием: что за долги, не попивает ли?

- Нет, - замахала руками младшая. - Я просто себе кое-какие покупки сделала, денег не хватило, у соседки заняла.

- Ну, покупки, ладно, хотя жить надо по средствам, - поучали сорокалетнюю младшенькую старшие сестры.

Но позже выяснили, высчитали, вынюхали ту дыру, куда утекали Марусины деньги. Она оказалась шопоголиком. И лишь только получала свою хиленькую зарплатку, бежала в магазин и тратила кровные, потом заработанные на всякую всячину, разрекламированную по телевизору. На дорогое денег не хватало, покупала дешевое. У нее уже были пластмассовые терки всяких фасонов, какие-то сыро-луко-салорезки, подставки под яйца, утюг с опрыскивателями, магнитный пояс от всех болезней, будильник с мелодией «Марсельезы», омолаживающее одеяло, целебная подушка, тапки домашние с гречневой лузгой от плоскостопия…

- Надо нашей Маруське жениха найти, хозяйственная вон какая, - вздохнули сестры.

И нашли. Федя тоже жил с сестрой, старшей. Полина как нянчила его с детства, так почти до старости и довела. Она сказала, что от ее братика ушла жена, потому что они разлюбили друг друга.

Ну, разлюбили так разлюбили, вздохнули Марусины сестры, главное, чтобы больше никаких других скелетов в Федином шкафу не оказалось.

Так он работящий, слесарит в ЖЭУ, не пьет, по возрасту подходит, не алиментщик, детей у него с прежней женой не было. Да и квартиру имеет. У сестры жил, потому что свою сдавал, пока один.

- Тоже хозяйственный! - обрадовались сестры.

Устроили смотрины. Собрались у Тани. Пришли Федя с Полиной, Маруся ну и все свои.

Маруся сильно-то затее сестер не противилась, но и энтузиазма особого не проявляла. Сидела вялая, неразговорчивая. На Федю поначалу даже и не взглянула. Но, пригубив красненького, вдруг оживилась, подсела поближе к зардевшемуся жениху и сказала игриво: «О, какой Том Сойер!». Федя был рыжеват и кудряв. Рыжина, правда, уже вытеснялась сединой, да и кудри заметно поистерлись. Но остатки его шевелюры сподвигли все же начитанную с детства Марусю на такое сравнение. Налившееся от смущения пунцовым цветом Федино лицо ее умилило.

- А я люблю по магазинам ходить, - доверительно призналась она, глядя в забегавшие по сторонам глаза женишка.

Сестры бдили, как бы Маруся не ляпнула лишнего. Но бдила и Федина нянька. Полина напряженно следила за разговором, готовая каждую минуту вмешаться, чтобы Федя не проговорился. Но о чем?..

Тут мы с Ларисой вынуждены были прервать разговор, она остановилась у могилки, на памятнике которого я выхватила взглядом «Петрова Мария Ивановна».

- Вот я и пришла навестить тебя, Маруся, - сказала Лариса, обращаясь к памятнику.

Я прошла дальше. Совсем рядом наши родные лежат. Поэтому и назад пошли вместе. Сначала долго молчали. Потом я не выдержала, спросила: что же с ее сестрой Марусей случилось?

- Ничего не случилось. Живет с Федей. Вот уже несколько лет. Все у нее наладилось.

- А памятник, могила… - чувствуя, что говорю что-то не то, растерялась я.

- А-а, это другая Маруся, моя бывшая соседка. Мы с ней дружили домами, замечательная была женщина, я ее всегда навещаю, - объяснила Лариса.

А когда уже подходили к остановке, сказала:

- Да, а у Феди все же был скелет в шкафу. Недаром Полина так настороженно вела себя тогда. Федька ведь тоже шопоголиком оказался. Только он товары интернет-почтой все заказывал. Инструменты там всякие, кастрюли, тренажеры, даже веник бамбуковый для бани выписал.

- И как они теперь?

- Нормально. Как-то вылечились. Причем как-то оба сразу. Появилось, о ком заботиться, вот теперь друг другом и заняты. Правда, в первый же год совместной жизни чуть было не развелись, - добавила она.

А дело вышло такое, как поведала моя попутчица, решил Федя к первому же в их совместной, жизни 8 Марта одарить жену чем-нибудь необычным, или обычным, но в необычных размерах. Купил он духи. Через Интернет заказать, как, в основном все товары приобретал, уже не успевал, поэтому отправился в магазин сам и взял громадный флакон разливных духов. Уж чтобы сбрызнуться ими так сбрызнуться. Только флакон показался ему безликим, неинтересным. Вот и решил его содержимое перелить в какую-нибудь красивую бутылочку, была у него такая из-под дорогого французского коньяка.

Для коньяка тара, может, и маленькая, для духов, подаренных от щедрой души, как раз большая. Да и бутылочка была удобная, плоская, с завинчивающейся крышкой, не говоря уж о сияющей позолотой этикетке. Подарок хозяйственный Федя заготовил заранее и припрятал его на полочке со своими инструментами, чтобы раньше времени на глаза женушке не попался.

Но накануне международного женского праздника Маруся устроила генеральную уборку. Борясь за чистоту, добралась и до полки с инструментом. В другое время ни за что бы не стала трогать эти железяки, а тут, чтобы ловчее пыль протереть, сдвинула с места пару инструментов и обнаружила... заначку. Так сразу подумала она. А как иначе еще можно истолковать припрятанную в укромном месте бутылочку со спиртным? Так всегда поступали ее предыдущие мужья-алкоголики. Коньяк, правда, не прятали.

В основном, банальные чекушки да поллитровки с водкой. Вся память прежних лет гневно всколыхнулась в ней. Подумав, что вышла замуж за тихушника, который скрывал до поры до времени свое пагубное пристрастие к алкоголю, отправилась выяснять отношения. Поначалу не убедил и запах, который ей предлагал нюхнуть Федя. Не сивухой ведь пахнет, а благородным ароматом. Но Марусины мужья когда-то и под «Тройной» одеколон закусывали. Тот тоже из разряда благоухающих.

В общем, пришлось Феде изрядно попотеть, чтобы доказать свою невинность.

- Но милые бранятся, только тешатся, - заметила по поводу разрешения этой ситуации Лариса.

Так что все у них утряслось. А заранее купленные для жены подарки Федор припрятывает теперь у сестры...

Все имена изменены.

Галина ДВОРЕЦКАЯ.

Опубликовано: Мурманский вестник от 12.01.2013

Назад к списку новостей

Еще по теме

А поговорить?

На что только не идут мужчины, брошенные любимыми

Голодный бич страшнее волка

За 244 рубля молодой подонок чуть не убил знакомую бабушку

«Жаль, всех не положил!»

Один брат в могиле, второй за решеткой. Не болезнь их выкосила - водка

Сороки-воровки

Мужчине не понять, как можно прийти в магазин без денег - «просто посмотреть»

Шаг в пустоту

Мурманскую область потрясла пятисекундная видеозапись

Жизнь обидчика - в подарок

День праздничный, но у безработного ухажера вряд ли найдутся деньги

Куда прешь? Я еду!

Последнее, что Людмила Ивановна ощутила перед тем, как потерять сознание, - чудовищной силы удар

Нужны мои деньги? Да пожалуйста!

Разве не дико уже то, что бабушка села в чужую машину и начала покорно отвечать на, мягко говоря, странные вопросы собеседника?

Дети-дети, куда бы вас дети?

Что же за чудовище женщина, которая почти в семьдесят лет напала на родного сына с ножом?

Фантазерка с ледорубом

Собутыльникам она хвасталась с прищуром: «А я ведь сидела. За убийство». Наступил день, когда дикая фантазия стала правдой.

Чем несчастней, тем опасней?

Тощенькая, бледная, в потрепанной курточке, джинсах в облипку, потертых кроссовках - эта девушка сразу привлекала внимание мужчин.

Барышня страшнее хулигана?

Самое время им было посмотреть друг на друга внимательно, хотя бы из чистого любопытства: с кем свел пьяный случай прошлогодним мартовским вечером?

Самые злые - это бывшие добрые
Говорят, что пары создаются на небесах. Но вот уж эту пару из Мончегорска - Романа и Алену - явно черт свел: слишком уж разные они были. Он - тридцатилетний айтишник, программист серьезной организации. И она - семнадцатилетняя, открытая, раскованная на грани фола, сочиняющая стихи и песни.
Тяжкое похмелье
Зачем он с ней тогда пошел?! Этот вопрос не давал ему впоследствии покоя целых четырнадцать лет. «Пьяный был, вот и пошел», - отвечал себе упорно. И старался забыть, что было дальше. Но не мог
«Бери, бери, я себе еще нарисую...»
Жителя Рослякова Степана Бугрова дочка-студентка попросила продать ноутбук. Позвонила из Архангельска, где она жила, сообщила, что приобрела продвинутый планшет, а лэптоп ей теперь без надобности, чего не скажешь о деньгах. Продадим, а денежки дочурке через банкомат скинем, решили Виктор с супругой

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
57,533668,580172,985372,0079
Афиша недели
В ожидании летнего Деда Мороза
Гороскоп на сегодня