27.02.2014 / Лента новостей

Вологодские мушкетеры государя спасли

Мало кто знает, что примерно в то же самое время, когда Дюма-отец писал свою знаменитую книгу о вымышленных подвигах Д Артаньяна и его товарищей, на Вологодчине были свои реальные мушкетеры. Правда, шпаг они не имели и верно служили не французскому престолу, а российской короне и своему Отечеству.

Родом из стрельцов

Речь идет о солдатах и офицерах Вологодского мушкетерского полка. Официальной датой его рождения считается май 1803 года, а местом первой дислокации - Северный Кавказ. Однако историческим прообразом этой регулярной части можно по праву считать известные еще с XVII века отряды вологодских стрельцов, трансформировавшихся затем в тех самых мушкетеров. Своим названием они были обязаны имевшимся у солдат на вооружении особым ружьям - мушкетам.

В мушкетерском статусе полк просуществовал примерно два десятка лет, пережив несколько реорганизаций и участвуя в кампаниях по усмирению горцев в Кабарде и в долине реки Чегмен (Россия воевала на Кавказе и 100, и 200 лет назад). Далеко не мирными получились и последующие временные отрезки. Полк принял участие в войне с Турцией 1828- 1829 годов и в польской кампании 1831 года, отличившись на Понарских высотах и при штурме Варшавы, потеряв при этом убитыми и ранеными больше трети своего состава.

Пережив очередную реорганизацию, полк стал именоваться Вологодским пехотным с местом «приписной» дислокации в украинском городе Новоград-Волынский. Новобранцев в основном набирали из окрестных губерний, но один взвод первой роты (она считалась лучшей) в каждом батальоне по традиции формировался из «титульных» призывников, то есть из вологжан. Землячества в армии тогда еще не считались злом, и никому даже в голову не могло прийти, что «вологодские», к примеру, будут драться после отбоя с «новгородскими» или отбирать у «ярославских» масло. Наоборот, присутствие в полку большого числа военнослужащих из одного города сплачивало солдат и делало их храбрее.

Как само собой разумеющееся считалось тогда и то, что шефство над «своим» полком взяли губернские власти и представители вологодского купечества. Именно на их деньги в Новоград-Волынском была построена полковая церковь, а отслужившие свой срок рекруты получали «подъемные» на обустройство гражданского быта.

Первый раз слава общероссийского масштаба пришла к Вологодскому пехотному полку осенью 1846 года. Тогда близ города Ковно проходили большие маневры, которые своим присутствием почтил император Николай I. Из состава Вологодского пехотного полка сформировали почетную роту для охраны царской особы. Но при переправе через Неман едва не случилось несчастье. Паром, заполненный войсками, как написано в военной энциклопедии Сытина, «был уже готов перевернуться, но благодаря находчивости вологодцев во главе с поручиком Кардиналовским все закончилось благополучно».

Герои странной войны

Вновь о Вологодском пехотном полке заговорили во время Крымской войны 1854-1856 годов, когда под Севастополем высадился большой десант английских, французских и турецких войск. «Генеральное сражение» проходило на Черной речке. Вологодский пехотный полк вновь находился в первых рядах атакующих, но союзники были вооружены более действенным нарезным оружием, их пушки имели большую дальность стрельбы. Вологодский полк на Черной речке только убитыми потерял 12 офицеров и 652 рядовых чина. Русские войска были вынуждены отступить в Севастополь.

Его оборона длилась почти год. Один из батальонов Вологодского полка особо отличился при отражении самого ожесточенного, августовского штурма города. Интересно, что на крымской земле воевал не только Вологодский, но и Белозерский пехотный полк, а также Тотемская дружина и Великоустюгский флотский экипаж. В честь наших воинов-земляков две улицы Севастополя были названы соответственно Вологодской и Белозерской. А неподалеку от города и поныне находится Вологодский мост-акведук, построенный когда-то саперами одноименного полка.

Верхом на локомобиле

О мужестве вологодских воинов когда-то напоминала и улица Рыкачева в болгарском городе Плевне. Полковник Степан Рыкачев был командиром 18-го Вологодского пехотного полка, отличившегося в ходе русско-турецкой войны 1877-1878 годов при освобождении Болгарии. Для современников тех лет тот освободительный поход был во многом сравним с Великой Отечественной войной по всеобщей волне патриотизма и народного единения.

Но о большой политике солдаты и офицеры Вологодского полка тогда не думали. Полк отличился в кровавом Никопольском бою, а затем и в сражении у знаменитой Плевны. Вместе с румынскими союзниками вологжане атаковали ключевой Гривицкий редут, и во главе лавины наступавших войск бежал командир полка Степан Рыкачев, личным примером увлекший солдат в штыковую атаку.

Интересно, что во время сражений на Балканах именно в полосе действий Вологодского полка был применен первый российский экспериментальный «танк» - изготовленный на Мальцевском заводе локомобиль - мини-бронепоезд с пушкой, но на колесах. За участие в болгарском освободительном походе Вологодский полк был награжден Георгиевскими трубами, а почетными шефами полка стали король Румынии Карл, а затем наследный принц Фердинанд.

Участвовал 18-й Вологодский полк и в Первой мировой войне, едва не превратившись из пехотного в конный. По крайней мере, именно вологодские драгуны сыграли во многом решающую роль во время знаменитого Брусиловского прорыва. Но это уже совсем другая история.

Владимир РОМАНОВ, газета «Красный Север».

Опубликовано: Мурманский вестник от 27.02.2014

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
67,681276,073779,580974,2346
Афиша недели
Тени незабытых предков
Гороскоп на сегодня