03.03.2017 / Лента новостей

Только в тундре высокое небо

Семен Галкин родился в чуме и с детства знал, что станет оленеводом

Фото: Лев Федосеев
Ловозеро.

Его любят фотографировать журналисты и туристы - выразительностью глаз и мужественностью облика Семен Галкин напоминает героев Хемингуэя. У этих снимков задерживаются люди на выставках, любуются ими на страницах газет и журналов. Но каков он, этот саам в малице? Как складывалась его жизнь и почему так грустен взор из-под ресниц в инее? Тундра учит молчанию, ловозерец немногословен, его судьба полна преодолений, риска, колоссального труда, силы и воли.

- Мои предки - оленеводы в пяти поколениях, во всяком случае, это те, кого мы помним, - рассказывает Галкин.
Он появился на свет в канун праздника Сретение Господне и в день рождения своей матушки, Анны Александровны, 14 февраля 1946 года. Сейчас ему 70, с 14 до 53 лет он не покладая рук работал в тундре.
Что такое семья потомственных оленеводов? Рядом с отцом с раннего детства сыновья учатся разбираться в повадках и пасти рогатых, читать язык дикой природы. Дочери перенимают у матери традиционные умения саамской женщины - хранить семейный очаг, создавать уют в чуме, выделывать оленью кожу, шить одежду и обувь.
- Нынешние люди в большинстве своем беспомощны, когда оказываются наедине с природой. Далеко не всякий не то что мальчишка, а даже взрослый может с одной спички разжечь костер, выжить в незнакомой обстановке, добыть пропитание в лесу, - рассуждает Семен Николаевич. - Кругом гаджеты, смартфоны, а в руках умения маловато. И вся жизнь проходит в каменных домах.
В 1974-м энергичный, знающий все тонкости ремесла пастух возглавил комсомольско-молодежную бригаду № 4 в оленеводческом хозяйстве «Тундра». А это большая ответственность и смелость - оленеводческие базы, как правило, находятся далеко, порой за сотни километров от села.
- Они в Ловозере-то практически не жили - приедут ненадолго и то во время кораля на центральной базе работают, - вспоминает четвертую бригаду Домна Хомюк, односельчанка и родственница Галкина. - Не успеешь глазом моргнуть - уже снова в тундру, к оленям.
- Умел Семен отстоять свою позицию, с характером был бригадир, - отмечают земляки. - Горячий, молодой, за людей горой стоял. Дело разумел, с большим авторитетом оленевод.
Недаром три года спустя за трудовые заслуги его отправили делегатом в Москву на съезд молодежи. На этом высочайшем тогда форуме Галкин представлял весь Ловозерский район. А в следующем году молодежная бригада под его руководством была занесена в Почетную книгу Мурманской области.


- Просто работали на совесть, да иначе и не умели, - скромно замечает Семен Николаевич. - В те времена, правду сказать, молодежь старалась от отцов- оленеводов не отставать, каждый стремился в грязь лицом не ударить, планку держать - как дед, как прадед.
Правда и то, что журналистская братия не оставляла без внимания людей труда, передовицы газет пестрели портретами ударников соцсоревнований и очерками об их суровых буднях. А слухом, как говорится, земля полнится: заслуги бригады и знатного бригадира не оставили равнодушными даже космонавтов, которые пригласили ловозерца в Звездный городок. В 1979 году Семен Галкин вместе с руководителем кружка «Юный оленевод» Павлом Юрьевым, чтоб увереннее себя чувствовать, отправились на встречу с покорителями космоса.
Понятное дело, когда вернулись, местные мальчишки просто не отходили от селян, которые лично видели космонавтов и беседовали с ними. Росла популярность «Юного оленевода», ребятишкам хотелось скорее в тундру, к настоящей работе. Так и не прерывалась ниточка, ведущая к этой профессии. Семен Николаевич был хорошим наставником, под его опытным взглядом выросло не одно поколение пастухов.
- Труд оленевода, по-нынешнему говоря, был престижным, - рассказывает он. - Старались работать без потерь. Помню, за год у меня пропали только четыре головы из стада. А потом пошло-поехало, брэки покоя не давали: с вертолетов стреляли по животным.
Переживает ветеран, что падает престиж профессии. В прежние годы среди пастухов было много молодежи, теперь сорокалетние считаются самыми молодыми. В основном оленеводы пенсионного возраста. И это неплохо, с их опытом мастерству новичков учить любо-дорого. Да только учить некого, не идут ребята в тундру! Вот в чем загвоздка. Есть колледж, а толку-то? Студенты не знают тундры, не понимают ее и после учебы норовят либо уехать из села, либо заняться чем-нибудь поспокойнее.
- В молодости на все сил хватало, я всегда любил участвовать в соревнованиях Праздника Севера! Бывало, и побеждал, - говорит бывший бригадир.
Скромничает, конечно. Он многократно становился абсолютным чемпионом районных состязаний, а в 1983-м лидировал и на областном Празднике Севера.
Земляки помнят этого человека в составе районного совета народных депутатов. Добро не забывается, по словам односельчан, благодаря усилиям Семена Галкина многие оленеводы обрели свое жилье, а дети, оставшиеся без попечения родителей, не покинули родное село и остались в Ловозерской школе-интернате.

- Семен Николаевич, расскажите какой-нибудь случай - нападение хищников например, - прошу ветерана.- Ну, то, что вы называете «случаем», на самом деле было обычной работой и происходило не так уж редко, - улыбается он. - Тундра есть тундра, волки с медведями там в порядке вещей, но у нас тогда было оружие - карабины. И мы ими пользовались, когда была необходимость, а потому чувствовали себя защищенными.

Особенно коварной считается росомаха. Она способна отбить от стада кусок, угнать его в отдаленный уголок леса и... пометить территорию вокруг плененных животных. Этого достаточно, чтобы рогатые встали как вкопанные.
- Эта хищница может заморить животных насмерть, ведь они будут голодать, но с места не двинутся, - рассказывает пастух. - Однажды мой дядя с большим трудом вывел оленей из такого круга. Он и гнал их, и звал - ни в какую не двигаются за метку. Подействовало, когда напугал - один страх вытеснил другим.
Трижды Семен Галкин был победителем всесоюзного социалистического соревнования, в разные годы за добросовестный труд отмечен знаком ЦК ВЛКСМ «Молодому передовику животноводства», орденом Трудовой Славы III степени, другими наградами.
Всякое случалось в жизни этого сильного и трудолюбивого человека, было и горе. Но всегда выручала и лечила душевную боль тундра, только там ему спокойно дышится.
С женой Галиной Максимовной они вместе уже более 45 лет - и в тундре, и в селе. Сейчас, конечно, не по годам далеко уходить, но душу отводят на острове озера Ловозеро. Не может без высокого неба глава семьи, не для него жизнь в квартире. Ну а Галина - как ниточка за иголочкой, куда муж - туда и она. Кстати, остров селяне так и называют: Семен-остров.
- Там похоронен мой дед, - поясняет собеседник.
Когда-то он соорудил неказистое пристанище - без фундамента, практически сарайчик, от дождя укрыться. Приезжают по грибы, по ягоды, к природе. Но сегодня Семен-остров стал болью Галкина.
Дело в том, что в соответствии с действующим законодательством пристанище оленевода является «самовольно возведенным объектом недвижимости». Такие вот пироги. Чтобы легализовать «объект» и оформить право на участок земли под постройкой, нужны солидные деньги. Само собой, у пенсионера их нет. А не оформишь бумаги, придется платить штрафы. Вот и горюет Семен Галкин, тоскуя по природе. Ведь «в ней есть душа, в ней есть свобода» - словно специально для оленевода, писал поэт Тютчев.
...Совсем недавно, в Международный день саамов, Семен Николаевич был признан «Человеком года - 2016». Есть такая традиция в древнем селе - вручать приз общественного признания. Вот если бы таким призом для почетного оленевода мог стать кусочек его родного Семен-острова?

Опубликовано: Мурманский вестник от 03.03.2017

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
61,409072,008276,043670,2082
Афиша недели
Битва титанов
Гороскоп на сегодня