24.05.2018 / Наш край

А топор - в реку!

Одна из тайн древней Колы

Винтовой пароход-фрегат «Миранда» уничтожает Колу.

Так сколько же было глав в уникальном Воскресенском соборе Колы, построенном в 1684-м и сожженном англичанами в 1854 году? В этом непростом вопросе попытался разобраться историк Иван Федорович Ушаков. Скрупулезный и дотошный в любом исследовании, он предположил, что в ходе ремонта в 1834 году одну из глав с восточной стороны, над алтарем церкви Воскресения, могли убрать, заменить на коническое покрытие.

Еще до нападения английского парохода «Миранда» в августе 1854 года коляне, предчувствуя беду, вывезли уездный архив и казну вверх по реке Туломе. После пожара их отправили в Кемь. Среди бумаг сохранились два ветхих рисунка и план собора, сделанные неизвестным художником на рубеже ХVIII-XIX веков. Весной 1856 года в Кеми проездом на Мурман побывал писатель-народник Сергей Максимов. Коллежский регистратор Александр Кириллович Шешенин, служивший ранее в Коле учителем, рисунок западного фасада сгоревшего собора передал писателю, а рисунок южной стороны и план, наклеенные на один лист бумаги, по его рекомендации 16 марта 1856 года отправил в Санкт-Петербург в Археологическое общество, предварительно изложив на нем историю собора.

Архитектор Андрей Жуковский по старым рисункам изготовил более совершенные изображения и план Воскресенского собора, вскоре они появились в печати. В 1858 году в двух номерах журнала «Иллюстрация» Максимов напечатал статью «Кола» и один из рисунков Жуковского - западный фасад собора.

Другие два рисунка Жуковский опубликовал уже сам, в 1861 году в трудах Археологического общества, - южный фасад и план собора. В своей статье он воспроизвел его краткую историю, написанную Шешениным на листе с рисунками. Она гласила: «Сей собор... зданием был деревянный, увенчанный восемнадцатью главами с осьмиконечными крестами. ...Здание его при холодном климате имело необыкновенную крепость в продолжение 170 лет своего существования. 1854 года 11 августа... в половине восьмого часа вечера с неприятельского английского парохода «Миранды» во время бомбардирования города Колы сожжен до основания. В каменной церкви во имя Благовещения Пресвятыя Богородицы с колокольнею сохранились только стены от пламени».

Сведениям бывшего жителя Колы Шешенина о 18 главах можно доверять, и согласимся с Ушаковым, 19-ю главу мастера убрали во время ремонта. Она, размещавшаяся над алтарем церкви Воскресения, видна на рисунке «Вид города Колы с северо-восточной стороны» в «Атласе Архангельской губернии…», составленном в 1797 году. Этот объемистый атлас хранится в Российском государственном Военно-историческом архиве в Москве.

Оба рисунка Жуковского (западный и южный фасады собора) вошли в классический альбом группы авторов «Русское деревянное зодчество». Это говорило о высокой оценке кольского шедевра специалистами нового времени.

Существует рисунок горящей Колы, сделанный с борта английского парохода-фрегата «Миранда». В английской печати он появился в 1856 году, то есть сразу же по окончании Крымской войны. Найден и впервые опубликован в России архангельским историком Русланом Давыдовым. На рисунке ясно виден восточный фасад, изображения которого в русской печати нет. И на этом фасаде мы не находим 19-й главы.

Во время бомбардировки «Миранда» находилась близ нынешнего моста через Тулому, около 300 метров от города. С этого расстояния и сделан рисунок, с северо-западного направления. Правая часть Колы уже в пожаре, задымлена. Левая почти еще не тронута огнем, постройки хорошо просматриваются - башни и стены старинного острога, Воскресенский собор, Благовещенская церковь, дома в Верховье. В собор уже попал снаряд, одна сторона его слегка дымит. Как же он величественен, строен, этот шедевр северной архитектуры! На фоне горы Соловараки, возвышаясь над крепостными стенами и домами, он гордо встречает огонь неприятельских пушек.

Английский художник изобразил главы собора без крестов, лишь на главном куполе некое подобие креста, не православного. Нет их и на соседней каменной Благовещенской церкви, здесь она в первозданном виде, двухэтажная. Нынешний, существующий в Коле Благовещенский храм, восстановленный в 60-е годы XIX века, мало похож на храм, что на английском рисунке.

Мы не знаем имя строителя-архитектора Воскресенского собора, талантливого человека, не из местных. Есть легенда об этом мастере. Она сохранилась благодаря писателю Максимову. Коляне ему рассказывали:

«И теперь родины-то нашей, Колы-то жаль, надо говорить правду. Очень жаль! Пуще того жаль собора нашего, такой-то он был приглядной, хорошой, таким-то благолепием сиял особенно вон с горы Соловараки - все отдай да мало. Очень его жаль!

- Ну да ладно, стану я сказывать теперь тебе про мастера, что строил собор-от наш: мастер этот был не из наших, построил он много церквей на Поморью-то; затем и нашу. И вот в Нюхче увидишь похожую, в Колежме - только раз в пять меньше те будут. Церкви он строил почесть что задаром, говорил: меня-де только без денег домой не пущайте, я-де Богу работаю, мзды большой не приемлю. Так построил он в Шунге церковь; позвали к нам в Колу, согласился, пришел и к нам и у нас работал, и у нас соорудил церковь, вывел ее значит до глав. Довел до глав и идет к старосте:

- Я, - говорит, - главы буду выводить два месяца, когда весь ваш народ, - говорит, - с промыслов домой придет, тогда де и кресты поставим.

- Да не долго ли, - говорит староста-то, - святой человек, чай и скорей можно!

- Нет, - говорит, - скорей нельзя.

- Ну-де как знаешь!

- Я, - говорит, - не с тем сказал-то и пришел к тебе. Ты, - говорит, - надо мной не ломайся, потому как я мастер и для Бога работаю, а не для ваших бород. У меня-де и своя таковая-то есть.

Подивился тут староста-то, подивился, ни с чего-де человек в сердце вошел, а он и сказывает:

- Ты, - говорит, - на всю ту пору мне по кубку вина утром, в полдень и вечером клади: без того-де и работать не станем.

Староста стал торговаться с ним: на двух кубках порешили, чтобы поутру-де не пить. Так он тяпал да тяпал и главы стяпал, и народ с промыслов стал собираться. Опять пришел мастер к старосте, опять сказывает:

- Не надо, - говорит, - мне вина твоего, а через неделю повести народ, чтобы собрался - середний крест ставить стану, так чтобы при всех это дело было. Я, - говорит, - так и батюшек-попов повестил.

- Ладно, - сказывают, - будет по твоему.

Осталось три дня, церковь готова и крест у церкви прислонен стоит: бери, значит, да и ставь.

- Не пора ли-де? - Опрашивают.

- Нет, - говорит, - сказал в воскресенье, так - так и будет.

Глядят: сидит мастер на горе против собора, плачет, утром сидит, в полдень сидит, вечером сидит и все плачет… Обедать зовут - ругается, спать зовут - пинается, а сам все на собор-от на свой смотрит, и все плачет. Сидит он эдак-то и на другой день и другую ночь, и плачет уж - всхлипывает. Ребятенки собрались, смеются над ним - не трогает, не гоняет. В субботу только к вечерне сходил и опять сел на гору и просидел всю ночь. В воскресенье после обедни только вина попросил, да хлеба с солью на закуску. Народ собрался весь, и стар и мал и удал; лопари, слышь, наехали из самых дальних погостов. Все его ждут. Приходит хмурой такой, не радостной и хоть бы те, слышь, капля слезинки. Ждут, что будет. Молебен отпели, староста с шапкой мастера обошел народ: накидали денег много в его, мастерову значит, пользу по обычаям. Полез он с крестом на веревке, уладил его, повозился там, стал у подножия-то - кланяется. Народ ухнул, закричал ему: «Бог тебе в помощь. Божья, мол, над тобой милость святая!» Все как быть надо. Стал слезать - народ замолчал, слез - ждет народ, что будет, не расходится.

- К вам, - говорит, - православные, слово и дело. Пойдем, говорит, на реку на Тулому вашу. Там, говорит, я с вами говорить буду.

Народ испугался на первых-то на порах, да видят лицо его кроткое такое, светлое: поверили, пошли, смотрят. Подошел он к крутому берегу, вытащил из-за пояса из-за своего топор свой, размахнулся, бросил его в воду и выкрикнул:

- Не было такого мастера на свете, нет и не будет!

Сказал слова эти, бросился в толпу; побежали за ним, кто догадался, на квартиру пришел. Целой день не ел, все ревел, благим матом ревел, да потом оправился и денежки взял и в свое место ушел.

С той поры, сказывают старики, сколько ни было ему зазывов, поклонов низких, просьб почестных, никуда не пошел, топора не брал в руки. Лет с десяток жил после того и пил, мертвую пил, слышь, и помер».

Внутри собора был двухъярусный богатый иконостас с множеством икон, украшенных золотом, серебром и жемчугами. Среди них выделялась огромная храмовая икона Воскресения Христа размером 160 х 140 сантиметров. Кольский лесничий Константин Соловцов вспоминал, что на месте сгоревшего собора «в куче золы и обгорелых остатков найдена запрестольная икона Божией матери, оставшаяся совершенно невредимою. Этой иконе местные жители приписывают чудотворную силу». Реликвия якобы затем находилась в Троицкой церкви на Монастырском острове. Возможно, это очередная легенда, коими была богата кольская земля.

Существование Воскресенского собора - выдающегося памятника поморской архитектуры - похоже тоже на легенду. А не сделать ли ее былью, не восстановить ли общим миром собор? В его стенах организовать музей, пусть он радует глаз не только историческими экспонатами, но и всем своим величественным видом.

Опубликовано: Мурманский вестник от 24.05.2018

Назад к списку новостей

Еще по теме

Четыре загадки Кандалакши

Версий много, а истина - за семью печатями

Из моногорода в город фестивалей

Город Оленегорск был образован в 1949 году как рабочий поселок

Заполярная жемчужина

«Южные ворота Кольского края», «Жемчужина Белого моря» - так называют Кандалакшу ее жители

Яркие краски для Мончегорска

Город металлургов живет активной, интересной, спортивной жизнью

Стратегический металл Заполярья

Как искали горного озорника и создали одну из главных отраслей экономики региона

Молочные реки, родные берега

За 45 лет существования Североморского молочного завода его продукция полюбилась сотням тысяч северян

Тут вам не Краснодарский край

Экономика подсказала сельскому хозяйству Кольского Заполярья рациональный путь

Мы - мурманчане!

Мурманск. Это город-герой, город-труженик и город-воспитатель

Наши ответы про долгие лета

То, о чем многие хотели спросить у юбилярши, да все забывали

Порт - всему голова

Ни один из высоких гостей Мурманска его не миновал

С Терского берега все и началось

Именно здесь новгородские переселенцы впервые ступили на Кольскую землю

Старше области, больше Крыма!

Такой уж он уникальный - наш Кольский район

«Североморск - судьбы моей столица…»

Североморск - город у Баренцева моря, где гражданская жизнь и военная служба сплелись воедино

От «волчьей ямы» до звезды

Участок небольшой, богатства - огромны

Машина времени

28 мая 1938 года на карте России появился регион, по занимаемой площади сравнимый с несколькими европейскими государствами

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,993174,902277,971972,9697
Афиша недели
Брэнд в тренде
Гороскоп на сегодня