То, что в Мурманске есть такая уникальная экспозиция, знают даже не все горожане. Информацию о ней редко найдешь в путеводителях, хотя ее экспонаты не затерялись бы и в музеях мирового уровня, а некоторые и вовсе не имеют аналогов. Речь о коллекции редкостей Полярного филиала ВНИРО, больше известного мурманчанам по прошлому названию как ПИНРО имени Книповича. Здесь можно увидеть самую миролюбивую акулу и черепаху - рекордсменку по размеру, кораллы из тропических и северных морей и даже сделанные из рыб оружие и сережки.

Трагедия порождает науку

Экспозиция по сути является «внутренним музеем» института, но имеет не только солидную коллекцию экспонатов, но и давнюю собственную историю. Музей зародился почти 70 лет назад - в середине прошлого века, когда ПИНРО из здания мореходки переехал в собственный новый дом на улице Академика Книповича. К тому времени институт был уже одним из крупнейших не только в стране, но и в мире. Его биография и летопись научного освоения близлежащих морей Ледовитого океана в целом и стали одной из главных тем музейных экспозиций.

Эта летопись не только увлекательна, но и весьма драматична. Ведь начало серьезному изучению Белого и Баренцева морей дала крупная трагедия. Об этом рассказала хозяйка музея Татьяна Пашкова - специалист научно-организационного отдела Полярного филиала ВНИРО.

Татьяна Пашкова.

- Промысел здесь вели с конца XVI века, он был малопроизводительным и очень тяжелым, - рассказывает она. - А история рыбохозяйственных исследований в Баренцевом море началась в 1851 году, когда была организована первая русская научно-промысловая экспедиция. Участники провели здесь мало времени, больше знакомились со статистикой, немного с акульим промыслом. И вынесли вердикт: ловить нечего, вкладывать деньги незачем. Почти на полвека о наших морях ученые забыли - пока не случилась трагедия. В 1894 году в Белом море погибло одновременно 25 поморских судов. Событие всколыхнуло всю Россию, был создан комитет для помощи поморам Русского Севера, в него почетным членом вошел даже один из великих князей. Было решено начать масштабное исследование Баренцева и Белого морей, власти выделили большие деньги.

Именно на Севере появилось первое в мире научное судно рыбохозяйственного профиля - «Андрей Первозванный», построенное в 1898 в Германии. Промысловая экспедиция, начавшая работу в 1899 году под руководством Николая Книповича, провела подробные исследования, ее результаты печатались на многих языках в разных странах.

- Эту экспедицию знал почти весь рыболовный мир, - говорит Татьяна Пашкова. - После нее сюда пошли англичане, немцы, голландцы. До 1908 года экспедиция работала в Александровске, у нее был свой дом, потом появилась биологическая база. Было доказано, что здесь большие запасы. И начал развиваться траловый промысел.

Но все это было прервано Первой мировой войной, революцией и интервенцией. Однако уже в первые годы советской эпохи северные моря вновь оказались в центре внимания. Была создана Северная научно-промысловая экспедиция, а в 1921 году в Архангельске появился предшественник ПИНРО - Плавморнин, позже перебазировавшийся в Александровск, этот город в то время был центром заполярной морской науки. По имеющимся данным, оттуда науку в приказном порядке перевел в Мурманск сам Сталин, побывавший в наших краях вместе с Ворошиловым и другими партийными деятелями в 1933 году.

Туфли и сумочка из рыбьей кожи.

Море хранит тайны

Обо всем этом рассказывают экспозиции института. Но основная их часть посвящена уже эпохе расцвета рыбохозяйственной науки, которая пришлась на вторую половину прошлого века. Это объемные экспозиции с моделями рыболовецких судов и подводных аппаратов, на которых мурманские ученые спускались наблюдать морское царство. Правда, даже при этом море умудрялось скрывать свои тайны и богатства.

Так, первый подводный аппарат, подаренный ученым военными в 1953 году, был плохо оснащен (не имел даже осветительных приборов) и мог опускаться лишь на небольшие глубины. Пришедшая ему на помощь в 1958 году подлодка «Северянка» была более мощной технически, но при этом создавала столько шума, что распугивала рыбу. Лишь более поздние подводные аппараты позволили заглянуть глубже. Так, «Север-2» мог погружаться уже на тысячи метров и использовался по всему Мировому океану.

К слову, у посетителей экспозиции есть уникальная возможность одним взглядом охватить дно Баренцева и Норвежского морей. Это позволяют рельефные карты, изготовленные по данным исследований художниками. На них сразу видно, что Баренцево море расположено на шельфе, его дно ровное и неглубокое. А вот Норвежское - уже тектоническое, со впадинами до четырех километров глубиной. Кстати, эти цифры стали известны благодаря российским ученым.

Панорама птичьего базара и чучела морских обитателей.

Северные гиганты

Помимо таких «фундаментальных» экспонатов немало в музее и более конкретных, но не менее зрелищных. Например, изделия из рыбьей кожи - женские туфли, сумочки и даже сережки. Часть из них - подарки коллег и гостей института, часть создал долгое время работавший в ПИНРО Игорь Шестопал, освоивший уникальные и очень непростые технологии. Его же руками сделаны многие чучела рыб и животных.

Среди последних тоже немало любопытных экспонатов. Например, чучело гигантской черепахи, выловленной учеными в Карибском море, огромных размеров зубатка и треска. Есть даже полярная акула. «Всего» двухметровая, хотя эти рыбы достигают и восьми метров. Знаменита эта акула тем, что совершенно не опасна для человека.

- Очень спокойная. Когда ее на борт вытаскивают, даже не пытается броситься, - рассказывает хранительница музея. - Поморы ее жиром светильники наполняли. А во время войны этих акул ловили, чтобы спасать людей. У нее весь жир в печени, и печенью кормили раненых, буквально поднимали их на ноги.

Рядом на стеллажах - кораллы из разных морей. Причем тропические - известковые, поэтому однотонно-белые, а вот собранные на юго-западе Баренцева моря - роговые, поэтому пестрые, пышные.

- Обычно в трал попадают только кусочки кораллов, а тут большая ветка угодила. Наш сотрудник ее высушил, - показывает Татьяна Пашкова коралл размером с карликовую березку. - Бывают красные, черные, огромные по величине.

Отдельная гордость - сувенирный меч, изготовленный из… конечно же, рыбы-меча.

Сувенир из рыбы-меча.

- Это очень сложно - делать сувениры из органики, - говорил Татьяна Пашкова. - Непростой материал. К тому же надо обработать так, чтобы не осталось запаха.

По ее словам, экспозиция института мало кого оставляет равнодушным. А за более чем полвека здесь побывало достаточно людей. В иные годы приходило до полутора тысяч посетителей - ученых, военных, моряков, дипломатов. В 70-80-х имелись даже официальные туристические маршруты, в которые был включен ПИНРО. Сейчас попасть сюда сложнее, нужно предварительное согласование с институтом. Но гостям здесь всегда рады, и мурманские школьники и студенты с удовольствием пользуются этой возможностью.