Поморы называют их рогульками. Но есть у них и научное название - глендонит. Или еще точнее - псевдоморфозы кальцита по икаиту. С виду это серый камешек с рожками, между рожек налипло что-то похожее на серый цемент. Но стоит распилить рогульку острым металлическим диском, и откроется причудливый узор. У каждой он свой, особенный. Вот за это и любят эти камешки коллекционеры.

Отливы на Белом море сильные, а одни из самых больших - в районе села Оленица. Море тут отступает чуть ли не на километр. Вот на этом песчаном дне и находят рогульки. Особенно много море приносит их после шторма. Чем сильнее волны, тем больше камешков остается.

Глендонит в разрезе.

Глендонит - довольно редкое природное образование. Его впервые нашли в начале прошлого века в древних коралловых осадках на побережье Австралии, в местечке Гленденбрук. А потом у нас, на Беломорье. То есть, выходит, всего в мире два таких месторождения!

Объяснения, почему же именно в Оленице, а не в Кашкаранцах, к примеру, или в Умбе, нет. И никто толком не знает, каковы запасы глендонитов в этих местах.

Впервые мне об этом лет пятнадцать назад рассказал известный радетель Терского берега Василий Никитич Кожин. Он долгие годы был общественным сторожем месторождения. Денег, конечно, за это не получал, да и особыми полномочиями в борьбе с собирателями рогулек не обладал. Вот что он мне рассказывал тогда:

- Приезжает бригада - человека три-четыре, машины с не нашими номерами. Копают… Я подойду, спрашиваю. А они мне: «Да какое твое дело, твои, что ли, камешки?» И насмешки были, и грубости, до угроз доходило... Я говорю, зачем это мне нужно, в конце концов…

Так уничтожают беломорскую рогульку.

А на въезде в Оленицу стоит большая вывеска, где черным по белому написано - собирать глендониты нельзя, охраняются государством. Такой же стенд, старый, правда, покосившийся, установлен и на берегу моря.

В этот раз тоже разговорился с местными жителями. Николай Жданов - старожил села, местный кузнец, рассказал, что охраны побережья как таковой нет. Старатели наезжают не часто, но копают глубоко.

- Местные-то, - говорит Жданов, - если найдут рогульку-другую, заберут. А эти мешками увозят. Вот когда приезжали геологи, так они же все с документами были, копали в научных целях. У меня ночевали…

Есть фото в Интернете, где в Живом журнале автор хвастается, как копали на отливе, не обращая внимания на запрет.

А что же власти? Я обратился с этим вопросом в Министерство природных ресурсов России, запрос туда написал. И неожиданно быстро получил ответ:

«Месторождение глендонитов в селе Оленица не изучалось, на государственном балансе запасов полезных ископаемых не числится. В связи с этим, оценить его значимость нельзя. Лицензия на сбор коллекционных материалов на данный объект также не выдавалась».

В конце приписка: «Советуем обратиться в Росприроднадзор».

Оленица маленькая, но указатель не помешает.

И оттуда ответ получил. Да, написали мне, «деятельность неизвестных лиц по добыче глендонитов в селе Оленица является самовольным пользованием недрами и нарушает федеральный закон «О недрах». Но, так, как неизвестно, кто копает, когда, в каких объемах, то начать дело об административном правонарушении не можем». И вообще охраной природных территорий Росприроднадзор не занимается.

А как же тогда запреты, вывески на берегу моря?!

Краевед Ирина Волкова знает о глендонитах. Более того, она рассказала мне, что ей известны и другие места на беломорском берегу, где еще люди находят время от времени рогульки. Понятно, говорить, где именно, она не хочет, иначе тут же понаедут старатели со всей России.

- Месторождение, конечно, должно защищаться, охраняться, - считает Волкова. - Если гуляете вы на берегу, нашли рогульку, мое мнение, возьмите себе в коллекцию, поблагодарите Белое море, но рыть, копать, взрывать, это, конечно, вандализм. Так мы весь Терский берег растащим по камешкам.

Сергей Юдков уверен: выход есть!

Вот такая ситуация. Вы, конечно, можете сказать: чего ты прицепился к этим рогулькам? Ну кому они нужны? Пусть копают, развозят их по всей стране, пилят, шлифуют, украшения делают, торгуют ими, на выставках показывают, дарят. Мол, на то и дала природа нам все эти красоты.

Может, отчасти вы и правы. Но... При таком отношении потеряем мы уникальную изюминку маленького поморского села Оленица.

И все-таки выход есть - если в этих местах будет создана особо охраняемая территория регионального значения, а само месторождение глендонитов будет признано природным памятником. Есть ведь такой статус у некоторых водопадов, кедровых и сосновых рощ, птичьих базаров Восточного Мурмана. Имеют такой статус те же аметисты мыса Корабль, расположенные недалеко от Оленицы. Так почему не выдать такую же охранную грамоту и глендонитам? Чтобы сохранить поморские рогульки для будущего, для наших детей и внуков.