Поездку в Ловозеро лучше подгадывать под какое­-нибудь событие. Праздник Севера, например, чтобы оленьи гонки посмотреть. Или на летние Саамские игры можно заглянуть, увидеть, как женщины играют в футбол на болоте - то еще зрелище! Мы приехали, когда весь поселок праздновал Международный день саамов.

Все на праздник!

И стар и млад собрались у здания национального культурного центра. Для зрителей прямо на снегу расстелили оленьи шкуры, поставили микрофоны, подготовились к поднятию разноцветного саамского флага. Костюмы тоже яркие, чтобы радовать глаз в дни долгой полярной ночи.

Знакомых лиц много. Пришел Петр Алексеевич Галкин, он не пропускает ни одного праздника. Часто его просят поднять флаг. 93-й год идет уж, в тундре трудился с детских лет, а подростком ушел на фронт - в оленно-транспортный батальон.

- Я с оленями с малолетства, - рассказывает Петр Алексеевич, - все умею, вот и взяли меня управляться с ними, возить из Мурманска на фронт боеприпасы, продукты. А оттуда - раненых. Вот жду, скоро, говорят, памятник установят в Мурманске бойцам оленно-транспортных отрядов.

Вот ты какой, северный олень!

Старый оленевод по-доброму улыбается, щуря уставшие глаза, приветливо кивает знакомым, здоровается с односельчанами, с каждым парой слов обменивается. «Тирвв! Тирвв!» - раздается всюду. По­-саамски - «Здравствуйте!»

Родная речь

Приветствия на празднике читаются на двух языках. Хотя свободно говорят на родном языке в Луяввьре (так по-саамски произносится название села) не так много людей. Всего тут живет около 3 тысяч человек, из них примерно 800 - представители коренного народа. Кроме саами проживают здесь еще и коми-ижемцы, пришедшие на Кольский полуостров со своими стадами в конце XIX века.

Отчего-­то принято считать, что свою культуру и самобытность саамы подрастеряли в советские годы. Да, немало поселений, где испокон веку жили представители этого народа, исчезли. Ведь располагались они по всей Ловозерской тундре, вдоль побережья Мурмана, на Кильдине и Рыбачьем. После революции все стали объединять в большие совхозы, отдаленные поселения пустели. Много сел было затоплено во время строительства электростанций и создания водохранилищ.

Родители Антонины Антоновой родом из таких деревень. Сама она с малых лет в тундре, к оленеводческому быту приучена. Сегодня в Ловозере Антонина Михайловна - одна из хранительниц саамской культуры, в первую очередь языка. В местной школе она преподает его детворе.

В классе - семь человек, второклассники. Это не урок, просто занятия кружка - ходят те, кто хочет. В основном ребята, чьи родители саами. Таких семей, где на родном языке разговаривали бы в быту, в простом общении, в Ловозере почти и не осталось. Антонина Антонова считает, что возродить язык можно, именно обучая с малолетства ребятишек.

Вот придут они после уроков домой и будут учить своих родителей.

Чтоб цепочка не прерывалась

А Иван Матрехин мечтает, чтобы село Ловозеро преобразилось, приобрело свой особый колорит. Сегодня о том, что мы находимся в саамской столице, мало что говорит. Здание культурного центра, выполненное в форме чума, да памятник оленеводу у местного колледжа - вот, пожалуй, и все.

- Были времена, когда по селу народ ездил на оленях, - рассказывает нам Матрехин. - Сегодня почти у всех снегоходы, рассекают по улицам на них - к чему оленей запрягать? А ведь с оленями было бы весьма колоритно.

Иван Яковлевич родом из оленеводческой семьи, детство провел в селе Гремиха, потом перебрался в Каневку.

- Чего не хватает в Ловозере? К примеру, хотелось бы, чтобы улицы носили имена деятелей саамской культуры - писателей, поэтов. Помнить о людях, которые внесли свой вклад в жизнь села, чтобы цепочка от поколения к поколению не прерывалась. 

Из чумработницы - в сапожники

Настоящие хранители саамской культуры работают в сувенирной мастерской. Это и магазин, где торгуют изделиями из оленьих шкур и кости, и производственный цех. Одна из мастериц - Ульяна Михайловна Юлина.

Ульяна Юлина

- Двадцать лет проработала в тундре. Сейчас бы называли хозяйкой усадьбы, а тогда профессия значилась как чумработница, - рассказывает она о своей жизни. - Работа нелегкая была, во всем помогать мужчинам-оленеводам, и по хозяйству, по кухне... Все умения у меня - как шкуру выделывать, как шить, украшать одежду - все от мамы получены.

В сувенирном цехе Ульяна Михайловна шьет пимы. В ход идет все до последнего кусочка шкуры. Самые дорогие и редкие изделия - из шкуры белого оленя. К украшению обуви мастера тоже подходят с вниманием. По узору или цвету можно определить, что за человек перед тобой. У саами одни расцветки, у коми-ижемцев совсем другие. Пошив пимов - работа непростая. На одну пару порой уходит целая неделя.

От рогов до копыт

Разноцветные головные уборы, платья, юбки, рукавички украшают покупным бисером. Стоят саамские сувениры недешево, прежде всего из-за их трудоемкости. Но в последнее время все чаще на прилавках можно встретить подделки.

- Подделывают всё, - рассказывают нам в сувенирном цехе, - и пимы, и головные уборы, и изделия из кости.

В Якутии некоторое время назад завалили сувениркой прилавки, выдавая изделия за якутские. Продавали в два-­три раза дешевле. В результате традиционные мастерские совсем было развалились. Хорошо, местные власти спохватились, встали на защиту своих ремесленников.

Олень для саамов - это всё. Недаром их называют оленным народом. Животное используется полностью: каждый кусочек шкуры, каждая косточка идут в дело. Ну и, конечно, особо ценится оленина - диетическое мясо. Всякий приезжающий в Ловозеро стремится прикупить его - либо сырое, либо в виде колбасы или консервов. Сделать это проще всего зимой, когда в сельхозпредприятиях идет забой.

Живой товар

А в последнее время оленеводы получают прибыль еще и от продажи живых оленей. Спрос на них растет, покупают животных всевозможные сноу-парки, зверинцы, частные животноводческие фермы, практикующие экологический туризм. Их немало открылось уже и на Кольском полуострове, и за его пределами.

И мы, приехав в Ловозеро, отправились поглядеть на оленей. И попали как раз в тот момент, когда оленеводы перемещали из кораля в другой животных, которых уже купили, но еще не забрали новые владельцы.

Как оленей на санках катали

Самым большим спросом пользуются олени с белой расцветкой.

Прежде чем отправить их в снежные парки, надо выдержать карантин. Олень - не корова и не овца. Приходится за ним побегать, завалить на землю, связать передние ноги. И сделать это как можно аккуратней, чтоб рога не обломать, шкуру не повредить - товарный вид важен!

Эти красавчики - счастливцы. Они не пойдут на жаркое и колбасу, а будут туристов развлекать, детишек радовать. Но они об этом пока не знают, испуганно выпучив глаза, смотрят на людей. Пастухи поймали, уложили на санки сразу по три­четыре оленя, и вот так надо тащить их в соседний кораль, где они будут дожидаться приезда новых владельцев. Получается: сейчас оленей на санках покатают, а дальше они уже будут людей катать.

А мы снова возвращаемся в село. Оленины купили - и себе, и по заказу друзьям и знакомым. Молока совхозного - свежайшего и очень вкусного. Но перед отъездом в Мурманск надо забежать еще в один магазинчик. Те, кто часто бывают в Ловозере, непременно покупают хлеб из местной пекарни - еще теплый, ароматный, с хрустящей корочкой. Рецепт его приготовления пекари держат в секрете.